О создании новой иракской армии

Юрченко В. П.

23 июня 2003 года руководимая США Временная коалиционная администрация (ВКА) Ирака объявила о начале уже в ближайшее время набора добровольцев в новую иракскую армию. При этом вооруженные силы прежнего режима были официально распущены указом главы ВКА П. Бремера от 23 мая.

По заявлению П. Бремера, создаваемая в Ираке армия будет «достойна демократической страны», а служба в ней будет только добровольной (по контракту), причем присвоение очередных воинских званий и назначение на вышестоящие должности «будет зависеть от личных заслуг, а не от преданности той или иной партии». По словам американских представителей, это будет полностью иракская армия, находящаяся под командованием иракских офицеров.

По замыслам американцев, будущие вооруженные силы Ирака должны находиться в подчинении гражданских органов власти, стоять вне политики и быть эффективными в военном отношении.

Срок создания новых вооруженных сил определен в три года. Первоначально их численность сил должна составить 12 тыс. человек, а затем будет доведена до 40 тыс. человек, из которых 36 тыс. человек войдут в состав трех пехотных дивизий (по 12 тыс. чел. каждая), а остальные станут служить в штабах и подразделениях обеспечения и обслуживания. Все эти формирования составят, как заявлено, ядро национальной иракской армии. Однако планы ее дальнейшего развития пока отсутствуют.

Сообщается, что задачами создаваемой иракской армии станет охрана государственных границ, «защита объектов», а также участие в разминировании территории страны. Сразу отметим, что в большинстве случаев подобного рода задачи (за исключением разминирования), как правило, возлагаются на специальные пограничные войска (они могут входить в состав ВС, других силовых ведомств или представлять собой отдельную структуру) и специализированные военные формирования типа внутренних войск.

С 19 июля началась запись добровольцев, желающих вступить в формируемые ВС, которая производится в специально созданных пунктах в Багдаде, Мосуле и Басре. В дальнейшем сеть этих пунктов будет расширена. Возраст добровольцев должен быть в пределах от 18 до 40 лет. Первоначально им определено ежемесячное жалование в 60 долларов. По поступающей информации, основную часть лиц, записывающихся в новую армию составляют бывшие военнослужащие прежних иракских ВС.

Обучением иракских военных будут заниматься инструкторы, набранные из числа офицеров запаса американской армии, которых предоставит фирма «Винелл», входящая в военную корпорацию «Нортроп Грумман». Министерство обороны США заключило с этой фирмой соответствующий контракт и уже перечислило ей сумму в 48 млн дол. В настоящее время фирма «Винелл» занимается подготовкой личного состава Национальной гвардии Саудовской Аравии.

Подготовка первой партии добровольцев (1000 чел.) будет проведена в период с 2 августа по 9 октября с. г. в Киркуке, после чего из них будет сформирован легкий механизированный пехотный батальон.

Новая армия формально открыта для всех бывших иракских военнослужащих (а это до 400 тыс. чел.), за исключением высших офицеров (от полковника и выше, хотя отдельные исключения здесь допускаются) и тех, кто служил в силах безопасности саддамовского режима или участвовали в акциях, нарушавших правах человека. При этом главное, как считают американцы, не допустить в создаваемые вооруженные силы сторонников свергнутого диктаторского режима.

И все же основную часть бывших иракских военнослужащих американцы предпочитают трудоустроить в гражданской сфере. Для этого, как заявляется, в рамках общенациональных и местных проектов восстановления страны специально будет создано большое число рабочих мест в сфере гражданской безопасности, правоохранительной сфере, в строительстве и др.

Опасаясь активного вовлечения бывших военнослужащих в формирования вооруженного сопротивления оккупантам, с 14 июля по решению ВКА им начата выплата ежемесячных денежных пособий в суммах от 50 до 250 долларов. Лица, согласившиеся на получение пособий, должны отказаться от приверженности бывшей правящей партии Баас.

В деле создания американцами новой иракской армии имеется много неясных вопросов.

Первое. В нынешней сложной региональной ситуации Ираку, как государству, игравшему одну из ключевых ролей на Ближнем и Среднем Востоке, и, несомненно, претендующему на эту роль в будущем, требуются сильные, хорошо обученные и оснащенные современными видами вооружения и военной техники вооруженные силы. Нельзя сбрасывать со счетов и не урегулированные до настоящего времени многочисленные противоречия территориально-пограничного и политического характера между Ираком и сопредельными с ним государствами.

В настоящее время соседи Ирака имеют крупные и по региональным меркам неплохо подготовленные и технически оснащенные вооруженные силы: Иордания - 100 тыс. чел., Сирия - 380 тыс. чел,. Турция - 515 тыс. чел., Иран - 520 тыс. чел.(без учета сил Корпуса стражей исламской революции) и Саудовская Аравия - 125 тыс. чел. И хотя все эти страны не собираются сегодня вступать в военную конфронтацию с новым режимом в Багдаде, тем не менее военная слабость Ирака (при условии вывода с его территории оккупационных войск) может подтолкнуть их на реанимацию старых противоречий.

И еще одно весьма немаловажное обстоятельство. Отсутствие у Ирака сильной боеспособной армии нарушает баланс сил в регионе, особенно в «треугольнике» Ирак - Иран - Саудовская Аравия.

Вместе с тем создаваемые сейчас вооруженные силы явно малы для такой крупной страны как Ирак. Более того, армия в 40 тыс. человек явно не достаточна даже для полноценного выполнения продекларированных задач. В частности, ее личного не хватит для надежной охраны государственных границ Ирака, имеющих общую протяженность около 3700 км и пролегающих в сложных природно-географических условиях в основном в горной и пустынной местности. Кроме того, в приграничной зоне повсеместно сохраняется весьма непростая оперативная обстановка.

Второе. Не менее сложные проблемы имеются и внутри страны. Главная из них - это сохранение единства и территориальной целостности Ирака. В этих условиях армия, по всей вероятности, должна стать важным фактором в деле реализации курса на достижение национальной интеграции и национальное строительство, при решении вопросов обеспечения внутренней безопасности, которые сегодня стоят особенно остро.

В то же время при планируемой численности, которую к тому же намечается достигнуть лишь через три года, новая армия не сможет серьезно противостоять вооруженным формированиям курдов (до 100 тыс. чел.) и шиитов (по различным оценкам, от 30 до 60 тыс. чел.). Разговоры и намерения об интеграции части этих формирований в создаваемые ВС пока не приобрели формы конкретных предложений и мер. Причем наиболее сложным здесь представляется вопрос о количественном соотношении представителей различных национальностей и религиозных конфессий в вооруженных силах и об их взаимоотношениях в процессе службы. Как известно, в иракской армии с момента ее создания в начале 20-х годов прошлого века и до последнего времени доминировали арабы-сунниты, представители же других национальностей и конфессий подвергались явной и скрытой дискриминации.

Не идут дальше разговоров и намерения ВКА разоружить курдские и шиитские отряды.

Если мы вспомним совсем недавнюю историю, то увидим, что саддамовский режим даже при наличии крупной армии и других многочисленных военных формирований, располагавший военной авиацией, бронетанковыми войсками, артиллерией, частями спецназа и т. д., и действуя с крайней жестокостью, так и не смог полностью подавить вооруженное сопротивление курдов и шиитов.

Третье. Несколько чисто военных вопросов. В заявлениях ВКА о создании новой иракской армии говориться лишь о создании трех пехотных (а по сути охранных) дивизий, штабных и вспомогательных формирований, но не упоминается о возрождении таких родов сухопутных войск как бронетанковые, артиллерия, воздушно-десантные, войсковая ПВО. Также ничего не говориться и о воссоздании других видов вооруженных сил: ВВС (хотя бы военно-транспортной авиации), ПВО (с 1992 г. они составляли самостоятельный вид ВС Ирака) и ВМС. Не упоминается и о создании органов и сил военной разведки, открытии военно-учебных заведений для подготовки офицерского состава и т. д.

С большой долей уверенности можно предполагать, что обучение иракских военнослужащих и боевая подготовка формируемых частей будет осуществляться на основе воинских и боевых уставов армии США. Однако будут ли при этом использоваться национальные иракские военные традиции и учитываться особенности национального военного строительства прошлых периодов истории страны, причем не только времени баасистского правления, сказать трудно, хотя разговоры об этом ведутся.

Бывшие иракские генералы, сотрудничающие с действующей при ВКА рабочей группой «Будущее Ирака» работают в настоящее время над основными положениями новой военной доктрины страны, которая должна носить отчетливо выраженный оборонительный характер.

Оснащение новой армии Ирака вооружением и военной техникой по всей видимости будет осуществляться за счет поставок из США (в первую очередь) и других стран-союзников Вашингтона. Место для России здесь вряд ли найдется.

В целом же речь в Ираке пока не идет о комплексном подходе к вопросам военного строительства. США не спешат с созданием в стране полноценной боеспособной и многочисленной национальной армии и во многом просто обозначают формирование некого подобия вооруженных сил. Понять американцев можно: обстановка в Ираке остается сложной и неустойчивой. Перспективы создания надежной центральной власти, ориентирующейся на Вашингтон, достаточно неопределенны, а растущее вооруженное сопротивление оккупационным силам лишь усиливает недоверие политического руководства и военного командования США к иракцам.

Несомненно одно - национальные интересы страны, надежное обеспечение ее внутренней и внешней безопасности требуют наличия у Ирака сильной современной армии, имеющей оборонительную доктрину и находящейся под надежным контролем гражданской власти. В то же время вышеизложенное дает основание полагать, что такая армия может быть создана лишь после того как в стране появятся новые авторитетные как в самом Ираке, так и признанные международным сообществом центральные органы власти. А сегодня военнослужащим новой иракской армии реально просто некому присягать на верность.