Судан: к формированию нового кабинета министров

Новый суданский кабинет наконец-то сформирован. Президент Судана О.аль-Башир обнародовал список нового кабинета министров, который состоит из 35 федеральных и 42 региональных министров. Ничего удивительного на первый взгляд не произошло, министерские посты разделили основные подписанты Всеобъемлющего мирного соглашения (ВМС): правящая на Севере партия Национального Конгресса (ПНК) и Суданское народно-освободительное движение (СНОД). Южане получили 8 постов, ПНК – 24, никаких ожидаемых «новых лиц» в правительстве не оказалось. Единственная смена – это смещение представителя южан Д.Алора с поста министра иностранных дел и замена его на бывшего государственного министра А.Карти. «Взамен» южане получили пост министра по минеральным ресурсам и полезным ископаемым.

Ожидаемое вхождение в правительство представителей Юнионистской демократической партии (ЮДП) не состоялось, несмотря на то, что об этом ходили многочисленные слухи, по которым лидер ЮДП О.аль-Миргани должен был получить за свой отказ участвовать в бойкоте прошедших всеобщих выборов как минимум пару министерских постов. Однако этого не произошло. При этом сам О.аль-Башир такую возможность прорабатывал до последнего момента, но возмутились партнеры по коалиции, «заклятые друзья» из СНОД. Это было видно по тому, как сам Миргани комментировал возможность вхождения своих однопартийцев в новый кабинет. До недавнего времени он утверждал об этом с большой степенью уверенности. Все изменилось в последний момент. Судя по всему, дело не в «жадности» министерских постов со стороны южан, а в том, что Хартумом Миргани была отведена роль информационной «торпеды» под итоги референдума 2011 года. Сама позиция ЮДП по вопросу возможного разделения страны категорически отрицательная. Формально юнионисты являются оппозицией, поэтому их разоблачения и антисепаратистская пропаганда должна была свидетельствовать «о единстве мнений суданского народа». Это сильно обеспокоило Джубу, которая и настояла на отводе юнионистов от участия в новом кабмине. Более того, их представителя с подачи южан «вычистили» и из комиссии по организации референдума. Обиженный Миргани собирается примкнуть к блоку «стойких» оппозиционеров, что в принципе внутриполитический расклад в стране изменить не может, а тем более серьезно повлиять на процесс подготовки и проведения референдума.

«Размен» поста министра иностранных дел на министра минеральных ресурсов укладывается в нынешнюю стратегию Хартума по своему видению темы референдума. Суданскому руководству необходим «свой человек» на посту министра иностранных дел, так как вся международная и дипломатическая активность теперь будет сосредоточена именно на вопросах по оси «Север-Юг». В Хартуме сидят реалисты, которые понимают, что итоги референдума будет однозначно в пользу независимости Южного Судана. Основная борьба развернется потом, и развернется она именно на международном поле. Именно основные медиаторы будут обозначать контуры будущей государственности Юга, и только здесь возможно или невозможно будет добиться каких-либо преференций, а в самом оптимальном случае — продлить на среднесрочную перспективу сам процесс «развода», пролонгируя до бесконечности сроки «переходного периода». За это время Джуба совершенно спокойно может сама себя скомпрометировать в глазах мирового общественного мнения.

Таким образом, именно на министра иностранных дел сейчас ложится основная тяжесть дипломатической «подковерной» борьбы. Хартум выбрал на эту роль А.Карти. Стойкий исламист, который в свое время возглавлял исламскую милицию и имеет бесценный опыт проведения переговоров в условиях «цейтнота» и неблагоприятной международной коньюктуры. Это человек из ближайшего окружения президента, он сознательно «вводился» на протяжении последних полутора лет О.аль-Баширом в круг посвященных в самые сокровенные темы политики Хартума. Сразу отметим, что это назначение не означает усиление в суданском руководстве «радикалов». А.Карти относится к тому универсальному типу государственных служащих, которые одинаково хорошо выполняют свои обязанности при любых условиях. Они могут быть и миротворцами и радикалами в зависимости от того, что от них необходимо. И самое главное, что и первое, и второе у них выходит органично и на хорошем профессиональном уровне.

Нынешняя международная тактика по сдерживанию эмоций и восторгов в отношении «независимого» Юга, которую сейчас публично озвучивает А.Карти, означает лишь попытку «сохранить лицо» в условиях предопределенного раздела страны. Реально повлиять на этот процесс в Хартуме не могут, а вот скорректировать его в нужном направлении вполне реально. В своем первом заявлении новый министр иностранных дел подверг публичной критики руководство Африканского союза и Египта, которые поторопились признать Юг «независимым». Он призвал Каир раньше времени не оказывать «негативного прессинга на общественное мнение». То же самое подчеркивает и представитель Судана в ООН.

А.Карти серьезно «прошелся» по египетской теме, заявив, что «Египет имеет предельно слабые позиции в Судане и не может реально влиять на ситуацию в стране». Он добавил, что представления «египетской элиты о суданской действительности носят поверхностный характер и не отличаются достоверностью и глубиной. А меж тем Судан является «задним двором» Египта». Это тревожный звонок для Каира, который «заигрался» в своих комбинациях с лидером дарфурских повстанцев И.Халилем, и тем самым умудрился в самый неподходящий момент сильно осложнить свои отношения с Хартумом. С учетом важности для египтян позиции суданского руководства по вопросу раздела вод Нила, такие заявления официальных лиц МИД Судана оптимизма в Каире не прибавляют. Причем ничем, кроме как чисто амбициозными устремлениями, недавние действия египтян по установлению контактов с лидером ДСР, объяснить нельзя. Никакой реальной пользы для продвижения интересов Каира в действительно ключевых для него областях, И.Халиль принести не мог при всем своем желании.

Весь этот «накал страстей», как обычно, хорошо маскирует «будничную работу». Рискнем спрогнозировать, что никакой войны между Севером и Югом по итогам референдума не будет. Стороны сейчас проводят активные «закрытые» консультации по вопросу условий «развода». Об их итогах можно предположительно судить, исходя из заявлений одного из их участников Р.Машара. Он заявил, что «проблема демаркации границ будущих государств сама по себе способна «взорвать ситуацию», что диктует необходимость ее решения последовательно и не обязательно в период переходного периода». То есть, другими словами, как мы и говорили, Джубе необходимо провозгласить независимость «де юре» с оставлением состояния основных спорных вопросов «де факто». То есть почти так, как это имеется сейчас, за исключением «обложки», которая должна успокоить бывших южных партизан. К этому обязывает и экономическая составляющая. А конкретнее: отсутствие у южан альтернативных путей транспортировки углеводородов. В этом обе стороны заинтересованы кровно, поэтому ни о какой войне речи не идет. Но вот война информационная усиливаться будет, и надо признать, что «козырей» и «джокеров» на этой площадке у Хартума хватает.

38.89MB | MySQL:86 | 0,936sec