Парламентские выборы в Афганистане. Что дальше?

В Афганистане состоялись парламентские выборы. Несмотря на признание их результатов США и ЕС (а разве могло бы быть иначе?), общий скептицизм по вопросам соблюдения всех принципов «свободного и честного голосования» со стороны различных правозащитных организаций звучит все громче и громче. На сегодняшний день ими зафиксировано более 3000 инцидентов, связанных с нарушением процедуры голосования. Примечательно, что чем больше проходит времени с момента голосования, тем больше фактов нарушений фиксируется. В первый день только 30, а через три дня уже в 100 раз больше. Если не вдаваться в подробности и перечислять до бесконечности, почему эти выборы нельзя считать «выборами» в классическом понимании этого слова, то все происходящее необходимо обозначить только одним словом: «провал». Провал даже не самих выборов, об этом совершенно оправданно можно было говорить еще до их начала. Только один факт: зарегистрировано 6 млн избирателей, проголосовало 3,6 млн, а население страны по очень заниженным оценкам насчитывает более 27 млн человек. Естественно, что говорить о легитимности выбранного парламента можно очень осторожно.

Больший интерес представляет другой, более глобальный аспект. Нынешние выборы, к счастью, «не оправдали надежд» по количеству жертв. Естественно, «по афганским меркам»: только 14 членов избирательных комиссий и 3 полицейских. Правда, за последние два месяца войска коалиции в совокупности потеряли более 400 военнослужащих, но эта совсем другая история. Командующий американским контингентом генерал Д.Петрэус поторопился обозначить это (выборы, а не потери) «как несомненный успех и свидетельство перелома, который происходит в кампании». Он также поблагодарил всех афганских избирателей, пришедших на избирательные участки, «за проявленное мужество». Огорчим генерала. Данный факт свидетельствует совсем о другом. А именно о том, что талибы просто не прибегали к массовой кампании организованного насилия в силу отсутствия ее необходимости. Их вербальные и рукописные предупреждения сыграли свою роль и привели к фактическому бойкоту выборов со стороны подавляющей части населения. Вообще, 3,6 млн. человек из 27 млн населения – это и есть на настоящий момент реальный уровень популярности и поддержки режима Х.Карзая среди афганского населения. Если мы вычтем из этих 3,5 млн человек этнических узбеков, хазарейцев и таджиков, которые традиционно поддерживают «проамериканский» Кабул, но при этом не определяют решающую расстановку сил, то картина получится очень печальной.

Накануне выборов прошла информация о том, что пакистанские военные в лице главы генштаба А.Кияни дали пуштунским племенным вождям (читай, талибам) «карт-бланш» на контакты с правительством Х.Карзая. Эта ситуация выборов не касалась, так как была использована талибами для демонстрации степени своего влияния. Речь идет о дальнейших действиях по инфильтрации талибов во властные структуры, причем на полностью законных основаниях. Значит, в Исламабаде пришли к выводу, что момент подготовки к Афганистану «после Карзая и американцев» наступил.

Этот факт позволяет сделать со всей определенностью вывод о том, что судьба нынешнего афганского режима после вывода американского контингента будет решена в течение ближайшего года. Об этом говорит и деятельность американских военных. По данным ряда экспертов, американцы начали создавать базы радиоэлектронной разведки и опорные пункты спецназа в регионах традиционного влияния сил «Северного альянса» на границе Афганистана и Таджикистана. Связано это с тем, что в Пентагоне просчитывают варианты развития дальнейших событий и очень сильно сомневаются, что смогут удержать Кабул. По этим оценкам, только 40% афганской столицы и прилегающих районов поддерживают нынешнего президента Афганистана. И это при условии, что именно в этих районах сосредоточены наиболее «образованные» и «антиталибские» (среди пуштунов) слои населения. Американские военные аналитики исходят из той схемы, что, как и в прошлый раз, после свержения Б.Раббани, этнические военные (таджики и узбеки) из «Северного альянса» очень оперативно оттянутся в зоны своего компактного проживания. При условии того, что именно эта категория составляет значительную часть афганской армии, то судьба столицы может быть решена очень быстро. Отсюда создание «резервного варианта» на севере страны. Связано с тем, что американцы при всех возможных сценариях развития ситуации в Афганистане основной упор делают сейчас, и будут делать в дальнейшем на разворачивании «тайных» и так называемых «полувоенных» операций, которые включают в себя «точечные ликвидации и удары», для чего будет использоваться беспилотники и рейды спецназа. Это подтверждает и нынешняя статистика: за последний месяц беспилотники задействовались в Афганистане и Пакистане 14 раз, в результате их ударов было ликвидировано порядка 70 боевиков.

Почему мы так подробно на этом останавливаемся? Именно по той причине, что американское военное и политическое руководство приняло на вооружение абсолютно новую стратегию, упор в которой сделан прежде всего на расширение методов «тайных войн» и сворачивание широкомасштабных военных операций и постоянного военного присутствия. Пентагон по горло сыт Афганистаном и Ираком, и со спокойной совестью передает «пальму первенства» спецслужбам. Это означает признание ошибочности использования крупных военных контингентов для решения задач по борьбе с терроризмом в странах «третьего мира». На эту новую стратегию уже выделено Конгрессом США 150 млрд долларов и зона ее применения включает в себя не только Афганистан с Пакистаном, но и Йемен с Сомали. Эта стратегия еще интересна и с точки зрения возможных крупных военных операций против Ирана. Похоже, что эти намерения (если они и были) отложены в очень долгий ящик.

Есть и еще один момент. Беспилотники – это конечно хорошо и эффективно, но они не решают основной проблемы искоренения терроризма как явления. В этой связи сделаем вывод о том, что Вашингтон переходит на тактику «показухи» и «сдерживания», что конечно совершенно определенно приведет в ближайшем будущем к повторению резонансных терактов в Европе и США. С этой точкой зрения, кстати, солидарно и руководство британской МИ-5. Сразу заметим, что в таких оценках, конечно, присутствуют и чисто «лоббистские мотивы» спецслужб (больше угроз, больше бюджет), но суть все-таки действительно в кардинальном изменении степени террористической угрозы после выхода американцев из Ирака и Афганистана.

42.11MB | MySQL:92 | 1,017sec