К итогам парламентских выборов в Афганистане

Состоявшиеся 18 сентября с.г. парламентские выборы в Афганистане призваны дополнить политическую повестку дня текущего года, которая была насыщена как внутриполитическими, так и международными мероприятиями. Примечательно, что впервые в новейшей афганской истории голосование по кандидатам в законодательный орган страны проходило на фоне дискуссии по ключевым вопросам ее развития, изначально приобретшей международный характер.

Речь идет, прежде всего, о двух важнейших компонентах соответствующей национальной программы – национальном примирении и подготовке к передаче ответственности афганским вооруженным силам за обеспечение безопасности на территории Афганистана.

Напомним, что обсуждение этих вопросов приобрело беспрецедентно многосторонний характер, послужив основой Лондонской и Кабульской международных конференций по афганской проблематике.

Не будет преувеличением сказать, что именно упомянутые вопросы предопределили тематику избирательных кампаний абсолютного большинства кандидатов. При этом упор, предсказуемо, был сделан на либо поддержке, либо критике действий президента Афганистана Х.Карзая на данных треках, оттеснив проблематику присутствия иностранных военных контингентов в Афганистане на второй план (объясняется это отчасти как значительным исчерпанием возможностей использования фактора их нахождения в стране в силу его «избитости» для избирателей, так и предопределенностью, следуя логике стратегической линии США и союзников Вашингтона, будущего нахождения их сил в стране).

Предсказуемой упомянутая критика являлась, в первую очередь, вследствие соотношения сил в парламенте образца 2005 г.

Так, оппозиционные Х.Карзаю силы занимали преобладающее большинство мест в Нижней палате парламента. Три такие фракции – «Национальная независимость», «Национальный контроль» и «Сторонники прогресса» — были образованы в сентябре 2006 г. под руководством председателя нижней палаты М.Ю.Кануни и отражают его взгляды. Правда, в апреле 2007 г. была сформирована четвертая, проправительственная фракция «Афганистан» во главе с М.Ясини, депутатом из провинции Нангархар, которая однако до конца полномочий законодательного органа не смогла преодолеть своей маргинальности.

Кроме того, в Нижней палате сложилась неформальная «Группа Ф.Вардака» во главе с бывшим министром по делам парламента ИРА (нынешний министр просвещения). Ему удалось сплотить вокруг себя свыше 100 депутатов (в основном пуштунов и хазарейцев) как независимых, так и ранее пропрезидентски настроенных, но позднее разочаровавшихся в Х.Карзае.

На этом фоне успех кандидатов на выборах 2010 г. был изначально увязан с их способностью в своих интересах использовать слабые места действующего президента страны, в первую очередь, на указанных выше двух направлениях.

Как представляется, ошибка Х.Карзая заключалась в том, что он так и не смог представить устраивающую местную политическую элиту (именно она выставила большинство кандидатов на парламентских выборах) программу действий в сферах нацпримирения и наращивания самостоятельности афганских вооруженных сил. Объяснить это можно отчасти вынужденным маневрированием лидера Афганистана между двух основных сил: международным сообществом и внутренней оппозицией. Такая попытка «усидеть на двух стульях», по сути, лишь сковала возможности Х.Карзая для маневрирования.

«На выходе», в частности — крайне невнятная и противоречивая «Программы мира и реинтеграции в Афганистане» (APRP), которая будучи во многом бланкетной, открывает широкие возможности как для ее трактовки в зависимости от поставленных перед исполнителями политических целей, так и корректировки уже на практике проводимой в рамках APRP линии. Такая неопределенность не могла не стать поводом для обвинений Х.Карзая в утрате «исторической возможности» положить конец вооруженному конфликту в этой стране.

В этих условиях заявления лидера оппозиционных действующему президенту политических сил, бывшего министра иностранных дел Афганистана А.Абдуллы о том, что противники Х.Карзая смогут получить до 100 из 249 мест (в парламенте 2005 г. – порядка 40 мандатов), не выглядят уж столь нереальными.

В любом случае, рано делать прогнозы до официального объявления результатов голосования, запланированного на 8 октября текущего года. Тем не менее, можно предположить, что положенная парламентом предыдущего созыва традиция жесткой оппозиции инициативам Х.Карзая (как доказавшая свою «прибыльность» в плане набора политических очков) будет продолжена.

Другое дело, что поднять авторитет законодательного органа в глазах афганской общественности вряд ли удастся. В пользу этого говорит, в первую очередь, низкий процент явки избирателей на участки для голосования, отразивший, очевидно, тенденцию нарастающего разочарования населения в способности системы госуправления эффективно обеспечивать его интересы.

Дополнительный фактор в этом контексте – крайне невыразительные результаты работы афганских парламентариев. Так, ни один законопроект не прошел до конца всей процедуры утверждения, до сих пор не сформирована Контрольная комиссия по наблюдению за деятельностью органов исполнительной власти. Не обошла законодателей стороной и хроническая для Афганистана проблема коррупции.

При этом можно предвидеть, что единственной силой, помимо афганской оппозиции, способной хоть как-то извлечь выгоду из прошедших выборов, является Вашингтон, который, несомненно, постарается использовать видимую безопасность условий голосования (число экстремистских атак, действительно, было ниже ожидаемого) в интересах как пропагандистской кампании, так и в контексте подготовки к началу вывода своих войск из Афганистана.

52.36MB | MySQL:103 | 0,552sec