Приватизация в Иране: успехи и неудачи

Одним из главных рычагов эволюции иранской экономической системы многие эксперты считают приватизацию, которую иранские власти позиционируют в качестве инструмента для решения назревших социально-экономических проблем и основного двигателя экономического роста в условиях либерализации. Так ли это на самом деле, и какую функцию выполняет концепция приватизации в политическом курсе иранской элиты, предстоит разобраться.

Отправной точкой для данного исследования следует считать статью 44 иранской конституции, которая регламентирует вопросы экономики и финансов в стране. Несмотря на прогрессирующее развитие в Иране с 80-х гг. политической системы т.н. «исламской демократии», которая базируется на четком разделении властей и полномочий между различными светскими и религиозными органами и институтами, экономическая отрасль долгое время оставалась под полным контролем государства. Это было объяснимо, поскольку в условиях жесткого внешнего давления, санкций и вооруженных конфликтов (Ирак) такая экономическая модель оказалась наиболее оптимальной, если не единственно возможной, для сохранения национального суверенитета и обеспечения элементарной выживаемости нации. В иранской конституции, где четко прописано деление экономики на три сектора (государственный, частный и кооперативный), было заложено положение, согласно которому все крупнейшие и имеющие жизненное значение сферы экономики – тяжелая промышленность, внешняя торговля, минеральные ресурсы, банковская система, коммуникации, транспорт и пр. – находятся в 100-процентной собственности государства.

По мере интеграции Ирана в международную экономическую и торговую систему, его включения в процессы глобализации во главу угла встал вопрос о переходе страны к модели рыночной экономики. Следует отметить, что данный процесс не является хаотическим, он плановый и осуществляется под жестким контролем со стороны высшего иранского руководство и лично верховного лидера А.Хаменеи. Несложно догадаться, что главным инструментом и двигателем данного процесса Тегеран избрал поэтапную приватизацию государственных компаний и предприятий и передачу их активов в частные руки.

Следует признать, что процесс этот продвигался медленно и достаточно болезненно в силу различных факторов – сопротивления радикально настроенного крыла иранского традиционного духовенства, нежелания госкомпаний терять монополию, возникновения новых внешних угроз стабильности национальной экономики и пр. Первым вопрос о назревшей приватизации включило в свою повестку дня правительство президента А.Хашеми-Рафсанджани (1987-1997 гг.). Сразу после завершения ирано-иракской войны в 1988 г. было объявлено о планах масштабной приватизации основной части промышленных предприятий в целях стимулирования истощенной после вооруженного конфликта экономики. Этому процессу воспротивился иранский парламент, большинство мест в котором на тот период занимали представители традиционной клерикальной верхушки, выступающей против либерализации экономики и за сохранение т.н. «революционных ценностей». Итог был неутешительный – основная доля тяжелой промышленности, включая металлургию, нефтехимию, автомобилестроение, тяжелое машиностроение, осталась в государственных руках. Приватизации подверглись лишь незначительные компоненты иранской легкой промышленности.

С приходом к власти в 1997 г. реформистского правительства во главе с президентом С.М.Хатами процесс приватизации ускорился. Заработала иранская биржа, на которую были допущены частные компании, были основаны первые частные банки. В итоге под серьезным давлением находящихся у власти реформистов и при общественной поддержке удалось запустить полноценный и, по-видимому, необратимый процесс приватизации госсектора. Правовой основой для старта этого процесса послужила поправка к статье 44 иранской конституции, внесенная в 2004 г. и прямо регламентирующая возможность приватизации госсектора. Результаты наглядные: в период с 2005 по 2009 гг. доля государства в ВНП страны сократилась вдвое – с 80 до 40%. Стимулирование частного сектора позволило создать мощный плацдарм для экономического роста, подкрепляемого растущими доходами от нефтегазового экспорта. Начавшаяся приватизация смогла обеспечить дополнительными и столь необходимыми рабочими местами динамично увеличивающееся трудоспособное население страны, став одним из главных инструментов борьбы с безработицей.

Тем не менее, даже при этих положительных показателях, приватизация в Иране продолжала наталкиваться на трудности. Из заявленных президентом С.М.Хатами целей продажи государственных активов на сумму 2,5 млрд долл. США удалось на практике реализовать лишь треть. Эти сложности в осуществлении эффективной и безболезненной приватизации достались в наследство и правительству нынешнего президента М.Ахмадинежада. На сегодня, согласно статистике, более 20% выставленных на продажу государственных компаний являются убыточными. Остальные имеют в среднем прибыль не более 5,5% в год, не считая многочисленные политические и экономические вливания в них со стороны государства, а также монопольные привилегии, которыми они в полной мере могут пользоваться.

Иранское руководство – судя по последним шагам и заявлениям — придает сегодня серьезное значение проблеме незавершенности процесса приватизации и в полной мере осознает все возможные негативные последствия. Еще в 2007 г. верховный руководитель Ирана А.Хаменеи издал указ, постановляющий необходимость принятия дополнительных шагов по приватизации национальной экономики, усматривая в этом главный инструмент по решению нарастающих социально-экономических проблем. В частности, была поставлена конкретная задача продажи 80% государственных активов крупных компаний с целью «содействия экономическому развитию, обеспечения социальной справедливости и ликвидации бедности». Решено, что половина этих активов должна быть продана на аукционах, а вторая половина – передана в «общественную собственность» через т.н. «акции справедливости». Нелишне напомнить, что такая схема в полной мере укладывается в социальный сегмент предвыборной программы президента М.Ахмадинежада, многие пункты которой пока так и остались теоретическими.

Тем не менее, в период с 2007 по 2010 гг. наметились конкретные шаги, позволяющие констатировать определенный прогресс в деле приватизации иранского госсектора. В 2008 г. были созданы три инвестиционных банка («Амин», «Новин» и «Пасаргад»), которые призваны осуществлять посреднические функции между Организацией по приватизации и биржами.

Удалось создать практический механизм и утвердить план реализации проекта «акции справедливости»: предполагается, что такие акции в качестве долей в госкомпаниях получат миллионы иранских семей, а субсидирование акций произойдет в течение 20 лет из средств, получаемых как дивиденды от владения акциями. На сегодня общее число акционеров уже составляет 5 млн человек (каждый из них получил акцию стоимостью 550 долл. США), и планируется увеличить эту долю до 24-25 млн человек.

Привлекательной сферой для приватизации стала отрасль телекоммуникаций. Еще при президенте С.М.Хатами в 2004 г. в Иране был создан первый негосударственный мобильный оператор – этот международный тендер был выигран турецкой компанией «Тюрксел». Но важнейшим прорывом в этой сфере стала сделка на Тегеранской бирже по продаже иранскому консорциуму 51% акций государственной Телекоммуникационной компании ИРИ по цене 8 млрд долл. Эта сделка сегодня является крупнейшей в истории приватизации в Иране.

В ближайших плана иранского руководства также значится приватизация трех крупнейших национальных страховых компаний – «Дана», «Альборз» и «Азия» — с передачей их под контроль бизнеса.

В результате предпринятых шагов, по оценкам руководителя Организации ИРИ по приватизации Х.Зангене, в период с 2005 по 2010 гг. в частные руки было продано государственных активов на сумму 63 млрд долл., что позволяет говорить о выполнении наполовину задач, вытекающих из т.н. Десятилетнего плана по приватизации 80% госсобственности (общая стоимость госактивнов в Иране оценивается в 120 млрд долл.).

Как представляется, процесс приватизации в Иране принял сегодня необратимый характер. По мнению иранских политологов, в верхушке иранского руководства серьезно опасаются, что национальная экономика может оказаться «между молотом и наковальней» — с одной стороны страна стремительно втягивается в международную экономическую систему и рынки, а с другой – обладает неэффективным и неповоротливым государственным сектором, что приводит к нивелированию всех вытекающих из экономической либерализации преимуществ и появлению рисков потери управления экономикой. Кроме того, такое положение дел существенно ослабляет основы социальной политики государства и ограничивает его возможности эффективно справляться с прогрессирующими социальными последствиями включения Ирана в процесс экономической глобализации.

В то же время, безусловно, степень эффективности приватизации является сегодня главным вопросом и поводом для критики со стороны реформистского лагеря. Следует признать, что отсутствие четко сформулированной «дорожной карты» и задач, ориентированных на конечные результаты, накладывают на приватизацию негативный эффект. Некоторые эксперты также критикуют и избранную форму приватизации, в частности широко разрекламированные «акции справедливости», усматривая в них аналогию с неудачной «ваучеризацией» в России и Чехословакии в начале 90-х гг.

В любом случае, процесс приватизации в Иране будет долгоиграющим. Недавно иранский лидер А.Хаменеи вновь сделал громкое заявление на этот счет, призвав к «полному, всеобъемлющему продолжительному» выполнению статьи 44 конституции в части приватизации госкомпаний. Понятно, что приватизация будет значиться в приоритетах социально-экономической повестки дня нынешнего правительства Ирана. Следует ожидать, что эта тема станет одним из главных элементов в очередной предвыборной кампании в Иране, поэтому те политические силы, которые наиболее выгодно смогут разыграть эту карту, получат важное дополнительное преимущество.

52.76MB | MySQL:103 | 0,502sec