Турция: испытание Ливией

Ситуация в Ливии, судя по всему, подходит к своему логическому концу. На этом сходится большинство экспертов. Безусловная воздушная поддержка оппозиции со стороны коалиции НАТО, как и предсказывалось, сделало свое дело. Теперь единственное на что может уповать М.Каддафи – это на оборону основных опорных пунктов, которые остаются под его контролем. Здесь теряется основной козырь оппозиции – воздушная поддержка. В противном случае, это неизбежно вызовет жертвы среди мирного населения. Такой вариант для союзников мало подходит, так как входит в явное противоречие с целями операции «по защите мирного населения». Отсюда выбор тактики: сворачивание активной фазы операции, которая очень финансово затратна, и блокирование сил Каддафи в Триполи и Сирте в надежде на то, что у них исчерпаются боеприпасы, финансы и запасы продовольствия. С последним сложнее, поскольку терпеть голод в столице Ливии международное сообщество опять же не готово. Отсюда возможная затяжка боевой фазы операции, исходя, прежде всего, из соображений минимизации потерь гражданского населения. Рассчитывать на успешное восстание в столице Ливии можно будет только по мере обострения ситуации с продовольствием, что вряд ли примет критические формы.

Остается еще вариант наземной операции сил НАТО, что руководство альянса хочет избежать любой ценой. Понятно уже, что американцы точно этого не хотят, а хватит ли на это запала у европейцев – это еще большой вопрос. Вашингтон через своего министра обороны Р.Гейтса дал четко понять о том, что «Пентагон сворачивает активную фазу своего участия в операции». Это означает, что европейцам остается «самое сладкое». А именно принимать решение о бомбардировке городов, что однозначно вызывает негативные гуманитарные последствия. А также определяться с вероятностью наземной операцией.

Основная задача при этом в принципе решена – под контроль оппозиции перешла фактически вся нефтяная инфраструктура страны, что в перспективе позволяет возобновить экспорт углеводородов. Тема фактического раздела страны, кстати, активно сейчас обсуждается в руководстве НАТО. Там сейчас борются две тенденции: решительно добить «врага» в его логове (Франция, Британия) и заключение перемирия с выходом на переговорный процесс (Турция, ФРГ). Чья точка зрения победит, мы увидим довольно скоро, поскольку взять Триполи и Сирт без очень мощной воздушной и наземной поддержки, а также больших жертв повстанцы не смогут. Единственно, что может кардинально изменить ситуацию, так это отток иностранных наемников в силу недостаточности финансирования со стороны режима и переход на сторону оппозиции колеблющихся сейчас шейхов. Это тоже станет ясно в ближайшее время, и в таком случае крушение режима Каддафи будет очень быстрым. Единственное, что следует учитывать союзникам при этом раскладе, так это массовые репрессии в отношении реальных и мнимых сторонников бывшего диктатора, которые последуют с неизбежностью после победы оппозиции, и которые будет очень сложно объяснить. Ошибкой будет и отрезание пути отхода для основной массы африканских наемников «в родные пенаты» и их блокирование в столице.

Еще одним моментом в затягивании разрешения кризиса может стать позиция Турции, чего в принципе больше всего опасаются в Париже. Переход командования операцией в руки НАТО очень сильно осложнило жизнь французам, которые теперь обязаны прислушиваться к мнению коллективного командования. Здесь вырастает роль Анкары, которая оказалась в связи с цепочкой «арабских революций» в очень сложном положении. С одной стороны она должна учитывать настроения народных арабских масс с точки зрения подтверждения тезиса «о своей лидирующей роли в арабском мире», с другой – учитывать экономические интересы Турции и связи с существующими режимами. То есть турки вынуждены в лице премьера Р.Т.Эрдогана угадывать, «на какую лошадь ставить» с учетом уже заключенных экономических контрактов и значительного количества турецких рабочих. Их отток на родину усиливает социальную напряженность в самой Турции.

С Тунисом и Египтом Эрдогану повезло: ситуация изменилась сравнительно быстро и от Анкары просто не потребовалось умение маневрировать. С Ливией история другая. Конфликт длится уже долго и есть все перспективы его затягивания. При этом Анкара уже четко заявила, что видит будущее решение конфликта исключительно в рамках переговорного процесса, на чем она будет настаивать и во время начинающейся конференции по вопросам ливийского кризиса в Лондоне. Здесь у Турции есть союзник в лице руководства Афросоюза, который вообще «забыли» спросить о его отношении к ливийским событиям, и которое обижен на Париж еще хлеще, чем Эрдоган. При этом турецкое руководство явно старается минимизировать свое участие непосредственно в самой военной операции, ограничившись направлением к берегам Ливии символической эскадры и сосредоточившись в основном на эвакуации своих граждан.

Французы сейчас явно должны испытать давление со стороны Анкары, так как противоречия здесь лежат во многом и в сфере межличностных отношений. Именно Н.Саркози является одним из главных «тормозов» принятия Турции в ЕС, именно с его подачи турецкая сторона не была приглашена на первый саммит стран по Ливии в Париже на уровне министров иностранных дел. Эрдоган конечно этого не забыл. Дело дошло даже до того, что США вынуждены были выступить посредником в налаживании этих отношений, т. к. французко-турецкие противоречия могли серьезно повредить нынешней операции НАТО в Ливии. Тем не менее, Эрдоган, конечно же, сделает все возможное, чтобы испортить «маленькую победоносную войну» Н.Саркози с учетом начала предвыборной борьбы во Франции. И сделать он может в нынешних условиях исключительно одним способом: затянуть процесс окончательного разгрома сил Каддафи путем перевода военной составляющей в формат переговоров. Это согласуется с мнением большинства членов НАТО, которые уже откровенно предлагают ливийскому диктатору судебный иммунитет в обмен на добровольный уход из власти.

Очень много в последнее время говорят о КСА и Катаре, которые решают своим военным присутствием в Ливии вопросы расширения своего влияния не только в арабском мире, но и в Африке. При этом упускают из внимания Турцию, которая от идей своей гегемонии в мусульманском мире не отказывается, и вот теперь начинает перехватывать инициативу, все активнее участвуя в управлении процессами через аппарат НАТО. На очереди ситуация в Сирии, где явно, помимо чисто внутренних причин для возникновения кризиса, существуют и внешние заинтересованные силы. При этом Сирия становится ареной борьбы влиятельных региональных сил в лице Саудовской Аравии и Ирана по линии «сунниты-шииты». Об этом свидетельствуют караваны с оружием из Ирака и снайперы в Алеппо. Вот в Сирии исламисты реально могут стать ведущей силой сопротивления, ибо уроженцы этой страны занимают очень неплохие позиции в исламистских отрядах и в Ираке, и в Афганистане. Это новый экзамен для Анкары, и ошибиться здесь она не может, ибо неудача ставит «крест» на турецкой стратегии по выстраиванию оси «Иран-Сирия-Турция» с перспективой превращения в глобальную региональную державу.

44.1MB | MySQL:92 | 1,385sec