Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (2-8 мая 2011 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Пакистане и на палестинском направлении. Президент США Б. Обама объявил об уничтожении главаря террористической сети «Аль-Каида» У. бен Ладена в ходе операции, проведенной 1 мая американским спецназом в пакистанском г. Абботабад в 60 км от Исламабада. Ведущие палестинские движения ФАТХ и ХАМАС подписали 4 мая в Каире соглашение о межпалестинском примирении. На прошедшей неделе антиправительственные выступления и беспорядки происходили в Сирии, Йемене, Тунисе, Египте, Алжире, Омане и Марокко. Генеральный секретарь Лиги арабских государств А. Муса 5 мая сообщил, что ежегодный саммит организации, сроки проведения которого неоднократно переносились из-за нестабильной обстановки в арабском мире, должен состояться в Багдаде в марте 2012 г.

Власти Пакистана заявили, что не знали о проведении Соединенными Штатами операции по ликвидации У. бен Ладена и не участвовали в ней. Приветствуя уничтожение главаря «Аль-Каиды», пакистанские власти в то же время выразили «глубокое сожаление» тем, что Вашингтон предварительно не проинформировал Исламабад о своих планах. Также власти Пакистана утверждают, что им не было известно местонахождение У. бен Ладена. Командующий пакистанской армией генерал А. П. Кияни заявил, что Пакистан пересмотрит условия сотрудничества с вооруженными силами и спецслужбами США, если американцы вновь проведут подобную операцию на территории страны. Генерал признал, что пакистанские военные допустили ошибки, т. к. не собрали данные о присутствии У. бен Ладена в Пакистане. В то ж е время А. П. Кияни отметил, что ЦРУ США не обменивалось информацией по этому вопросу с местными спецслужбами. Пакистанское правительство заявило о проведении расследования в связи пребыванием в стране главаря «Аль-Каиды» и американской операцией по его ликвидации. Руководитель Межведомственной разведки Пакистана генерал Ш. Паша отправился 7 мая в Вашингтон, чтобы представить позицию своей страны по вопросу о том, каким образом У. бен Ладен оказался на пакистанской территории. Парламент Пакистана в связи с делом У. бен Ладена потребовал отставки президента страны А. А. Зардари и главы правительства Ю. Р. Гилани.

Американские беспилотные летательные аппараты 7 мая вновь нанесли ракетные удары по боевикам на пакистанской территории в районе, прилегающем к границе с Афганистаном. Сообщается о гибели 15 человек.

По мнению президента Афганистана Х. Карзая, смерть У. бен Ладена в Пакистане свидетельствует, что не Афганистан предоставляет убежище террористам. Х. Карзай отметил, что США и НАТО следует перенести фокус боевых операций за пределы афганской территории, в другие страны региона, где сосредоточены убежища террористических организаций. Генеральный секретарь НАТО А. Ф. Расмуссен заявил, что альянс продолжит операции в Афганистане, несмотря на смерть У. бен Ладена. Тем временем в Афганистане отмечается повышенная активность боевиков движения «Талибан». 7 мая талибы совершили массированное нападение на Кандагар. Ожесточенные бои в городе продолжались 8 мая.

Местные ответвления «Аль-Каиды» в странах Ближнего Востока и Северной Африки заявили о намерении отомстить за уничтожение своего лидера. Палестинское исламистское движение ХАМАС и египетские «братья-мусульмане» осудили ликвидацию У. бен Ладена. Иран считает, что «США и их союзники более не могут оправдывать военное присутствие в регионе необходимостью борьбы с международным терроризмом».

После длительных и сложных переговоров при посредничестве египетской разведки два ведущих палестинских движения ФАТХ и ХАМАС смогли достичь соглашения о примирении, которое было подписано 4 мая в Каире. Этот документ поддержали еще 13 палестинских группировок, включая Народный и Демократический фронты освобождения Палестины, «Исламский джихад», Партию палестинского народа (быв. коммунисты), а также несколько независимых политиков. Соглашение о примирении предусматривает формирование единого временного «правительства технократов», которое в течение года должно подготовить и провести выборы главы Палестинской национальной администрации и Законодательного собрания (парламента). За ходом выборной кампании и процессом голосования будет следить независимый трибунал, сформирован-ный двумя движениями. Сохраняется статус-кво в сфере обеспечения безопасности: на Западном берегу реки Иордан будут действовать силовики ФАТХа, а в секторе Газа — ХАМАСа. Отметим, что, учитывая сохраняющиеся между двумя движениями разногласия по целому ряду принципиальных вопросов (прежде всего, о мире с Израилем), взаимное недоверие и подозрительность, практическая реализация соглашения о примирении будет делом весьма трудным. И, как уже не раз бывало в отношениях между ФАТХом и ХАМАСом, вполне возможен и новый разрыв отношений между этими организациями.

Выступая на церемонии подписания соглашения, глава ПНА и лидер движения ФАТХ М. Аббас подчеркнул, что в условиях палестинского единства Израиль должен сделать выбор – либо продолжение строительства поселений, либо мир. При этом М. Аббас подтвердил свою готовность продолжать диалог с Израилем, целью которого, по его мнению, должно стать создание независимого палестинского государства в границах 1967 г. и со столицей в Восточном Иерусалиме. Лидер ХАМАСа Х. Машааль заявил, что движение может рассмотреть вопрос о признании Израиля, но только после создания независимого палестинского государства.

Египет приветствовал межпалестинское соглашение, призвав США поддержать идею провозглашения независимого палестинского государства и убедить Израиль возобновить мирные переговоры с палестинцами. Король Иордании Абдалла II также приветствовал соглашение и предложил поддержку в деле создания палестинского государства. Позитивно оценила договоренности Россия. США пока не будут торопиться с оценкой документа, чтобы выяснить, «что в действительности означают детали подписанного соглашения». В первую очередь, речь идет о роли ХАМАСа. Великобритания намерена рассмотреть возможность одобрения одностороннего провоз-глашения палестинского государства в случае, если Израиль в ближайшее время откажется провести переговоры с палестинцами. Схожую позицию занимает Франция. Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху резко осудил соглашение между ФАТХом и ХАМАСом, считая, что оно нанесло «сильный удар по миру на Ближнем Востоке» и является «большой победой терроризма».

Массовые антиправительственные выступления продолжаются в различных городах Сирии. В то же время власти заявляют о проведении «операций против вооруженных банд, терроризирующих население». С целью сбить волну протестов, уменьшить масштабы противостояния пра-вительство активно и повсеместно проводит кампанию за национальное единство под лозунгами: «Башар Асад или хаос», «Свобода – это не саботаж» и т. п. МВД САР 2 мая призвало людей, совершивших «противозаконные действия», сдаться органам власти до 15 мая, чтобы избежать преследования. В ответ на усилия режима т. н. координационный комитет «революции 18 марта» призывает сирийскую молодежь «преодолеть страх и продолжить ежедневные мирные шествия вплоть до реализации демократических требований». Оппозиция требует от правящего режима прекращения расстрелов демонстраций, свободного проведения мирных демонстраций, освобождения политических заключенных, политического плюрализма и проведения свободных выборов в течение шести месяцев, а также убрать с улиц портреты Хафеза и Башара Асада.

На минувшей неделе центрами антиправительственных выступлений оставались города Дераа (на юге), Баниас (на западе), Хомс и Хама (в центре страны). В Дераа, по заявлению военного командования, операция по восстановлению порядка близка к завершению и начат поэтапный вывод войск из города. В то же время в Баниасе действия «по восстановлению безопасности» начали активно осуществляться 7 мая, а в Хомсе – 8 мая. Акции протеста прошли также в пригородах Дамаска, городах Джасим, Тафас, Латакия, Камышли, Абу-Кемаль, Дерй-эз-Зор и в ряде других мест. Проводятся многочисленные аресты активистов оппозиционных организаций. Вместе с тем, несколько сотен задержанных выпущено на свободу. Сообщается о многочисленных жертвах как среди протестующих, так и среди военнослужащих и полицейских. Страны Евросоюза 6 мая согласовали санкции против 14 руководящих сирийских деятелей, принимающих активное участие в подавлении выступлений оппозиции. США требуют немедленно прекратить насилие и угрожают ввести новые санкции против Сирии.

5 мая в Риме на втором заседании контактной группы по Ливии (22 страны) было принято решение усилить политическое, экономическое и военное давление на сторонников М. Каддафи «до тех пор, пока не прекратиться насилие и атаки на гражданское население со стороны прави-тельственных сил». Кроме того, в Риме было объявлено о создании временного финансового механизма для помощи оппозиционному Национальному переходному совету (НПС). Кувейт и Катар обещали выделить ливийским повстанцам 180 млн долларов и 400-500 млн долларов соответственно. США намерены передать повстанцам часть замороженных активов режима Каддафи. Премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган вновь призвал М. Каддафи «немедленно уйти из власти». Турция также закрыла свое посольство в Триполи. Судан разместил войска на границе с Ливией (383 км) с целью недопущения контрабанды оружия в Дарфур и закрыл ливийское консульство в этом регионе. Россия, как заявил глава МИД С. Лавров, выступает против наземной операции в Ливии.

Оппозиционный НПС 6 мая опубликовал политическую «дорожную карту» на период «после Каддафи». Документ предусматривает создание переходного правительства, которое подготовит и представит на референдум конституцию Ливии, проведет президентские и парламентские выборы. В Триполи 5-6 мая прошла встреча вождей племен, предложивших всеобщую амнистию участникам вооруженного противостояния в стране.

На минувшей неделе основные военные события по-прежнему происходили в городе Мисурата и его окрестностях, в районах к юго-западу от Триполи и вблизи границы с Тунисом. Авиация НАТО продолжала наносить регулярные удары по войскам, верным М. Каддафи, и различным объектам в районах их контроля.

В Йемене продолжаются массовые выступления противников и сторонников президента республики А. А. Салеха. На митинге своих сторонников в столице страны Сане Салех заявил, что не поддастся давлению оппозиции, требующей его отставки. Между тем оппозиция все еще рас-считывает на достижение договоренности с президентом о мирной передаче власти в Йемене путем внесения некоторых изменений в план, предложенный аравийскими монархиями. В частности, оппозиционные силы выразили готовность к тому, чтобы А. А. Салех подписал документ не как президент республики, а в качестве лидера правящей в стране партии Всеобщий народный конгресс. В то же время радикальное молодежное крыло оппозиции настаивает на отзыве странами-членами ССАГПЗ посреднического плана.

Вновь обострилась обстановка в Тунисе. 6 и 7 мая в столице страны прошли демонстрации, участники которых требовали отставки временного правительства страны и «новой революции». Полиция применила силу для разгона демонстрантов. В столице 7 мая был введен комендантский час. Сообщается о демонстрациях протеста в южных городах Габес и Сиди-Буизида.

В столице Египта Каире 7 мая произошло кровавое столкновение между радикальными мусульманами-салафитами и христианами, приведшее к многочисленным жертвам: погибли 12 и получили ранения 232 человека. Власти арестовали и намерены предать суду военного трибунала 190 участников столкновения, «железной рукой» обеспечить национальную безопасность, в т. ч. используя законы о борьбе с терроризмом.

Король Бахрейна Х. бин Иса Аль Халифа 8 мая распорядился об отмене в стране с 1 июня режима чрезвычайного положения, введенного в марте.

Приложение

 

 

О кувейтско-иранских отношениях

 

 

Со времени победы в 1979 г. исламской революции в Иране кувейтско-иранские отношения носят неровный характер. Периоды напряженности, временами граничащие с открытой враждебностью, чередуются с периодами позитивного развития. Исламская революция в Иране была положительно воспринята в Кувейте, особенно местными шиитами (примерно треть населения эмирата). Но как антимонархическая она была сдержанно встречена на официальном уровне. Кувейт выступал против курса Ирана на экспорт исламской революции, не скрывал своих опасений по поводу экстремистской и гегемонистской линии Тегерана. Сказывалась и взаимная личная неприязнь кувейтского эмира и аятоллы Хомейни. Тем не менее, в 1979 г. две страны восстановили дипломатические отношения.

Двусторонние отношения резко ухудшились во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг. Официально Кувейт объявил о своем нейтралитете, но на деле оказывал масштабное содействие Ираку: предоставил Багдаду значительную финансовую помощь, через кувейтские порты шло снабжение Ирака товарами и военным снаряжением. В то же время Кувейт не стремился порвать отношения с ИРИ. Иран же, в ответ, особенно во второй половине 1980-х гг. пошел на резкое обострение отношений с эмиратом, вплоть до прямых агрессивных действий – бомбардировок и ракетных обстрелов его территории, нападений на кувейтские танкеры в Персидском заливе. Усили-лась подстрекательская деятельность ИРИ, поддержка Тегераном нелегальных исламистских экстремистских организаций, действовавших в Кувейте.

После окончания ирано-иракской войны двусторонняя враждебность стала постепенно уступать место реализму. Между двумя странами возобновились экономические связи, улучшились политические отношения. В 1990 г. Иран осудил вторжение в Кувейт и соблюдал санкции, введенные ООН против Ирака, но в то же время высказался против развертывания многонациональных сил во главе с США в зоне Персидского залива и настаивал на выводе из региона всех войск западных стран.

В 1990-е гг. Кувейт не принял иранскую инициативу по установлению новой системы безопасности в зоне Персидского залива, где ИРИ должна была заменить США в роли «главного защитника» аравийских монархий. Со своей стороны, Тегеран осудил подписание Кувейтом договоров в сфере обороны и военного сотрудничества с «нерегиональными» государствами. Особе недовольство иранцев вызвало предоставление Кувейтом баз для американских войск, что в Тегеране считали прямой угрозой безопасности и стабильности в зоне Залива. Тем не менее, в конце 1990-х гг. с избранием президентом Ирана С. М. Хатами политический диалог между двумя стра-нами поднялся на более высокий уровень.

В начале нового тысячелетия Тегеран в рамках «избирательного курса» в отношениях с аравийскими монархиями основной упор стал делать на небольшие страны, в т. ч. на Кувейт. Руководство эмирата также предприняло некоторые шаги в сторону улучшения отношений с ИРИ. Так, в 2001 г. тогдашний премьер-министр и министр иностранных дел Кувейта шейх С. аль-Ахмад ас-Сабах заявил, что его страна сожалеет о поддержке Ирака в годы ирано-иракской войны. Начиная с 2000 г., стороны подписали целый ряд соглашений и меморандумов о взаимопонимании, создав таким образом довольно разветвленную договорно-правовую базу для многопланового кувейтско-иранского сотрудничества. В частности, очень большое значение имело соглашение 2004 г. об экспорте в Кувейт иранского природного газа (покрывает 40 проц потребностей эмирата) и питьевой воды. Был создан Высший совместный комитет по сотрудничеству. Путем переговоров решался вопрос о морской границе и разграничении между двумя странами континентального шельфа в западной части Персидского залива. Здесь, в первую очередь, речь идет о газоносном поле Дорра, расположенном на континентальном шельфе между Кувейтом, Ираном и Саудовской Аравией. В 2000 г. между Ираном и Кувейтом было подписано двустороннее соглашение о совместной разработке этого месторождения, которое содержит, по разным оценкам, от 19,6 до 36,4 млрд куб. м. газа. Вместе с тем, спорные вопросы по разделу континентального шельфа в Заливе все еще не урегулированы. В 2006 г. Кувейт с официальным визитом впервые в истории двух государств посетил президент ИРИ М. Ахмадинежд.

Руководство Кувейта, придерживаясь линии на расширение двустороннего сотрудничества с ИРИ в различных областях на основе уважения взаимных интересов и невмешательства во внутренние дела друг друга, в то же время проявляло осторожность в отношении Тегерана, стремилось не отходить от общей линии стран-членов ССАГПЗ. В Кувейте с опасением относятся к усилению иранского влияния в постсаддамовском Ираке и попыткам ИРИ усилить свое влияние на многочисленные шиитские общины в аравийских монархиях. Кувейтцы продолжали дистанцироваться от иранских предложений по вопросам безопасности в регионе Залива. Более того, Кувейт считает Иран серьезным источником угрозы безопасности в зоне Персидского залива. Прежде всего, это обосновывается энергичными усилиями ИРИ по наращиванию своей военной мощи и неурегули-рованностью спора с ОАЭ о принадлежности трех островов в Заливе. При этом на официальном уровне Кувейт предпочитал не акцентировать внимание на потенциальной угрозе со стороны Ирана. Особую обеспокоенность в Кувейте вызывает иранская ядерная программа, ее экологические и военные аспекты. Кувейтцы опасаются возможной техногенной катастрофы на иранской АЭС в Бушере, последствия которой «для экологии были бы ужасными». Опасения вызывает и стремление Ирана создать ядерное оружие, а также возможность в этой связи быть втянутым в военный конфликт между США и ИРИ. Кувейт официально поддержал все резолюции Совбеза ООН по санкциям в отношении Ирана, однако не всегда спешил реализовывать их требования на практике.

В Тегеране неоднократно предупреждали аравийских соседей об ответных силовых действиях в случае, если они предоставят базы американцам для нанесения ударов по Ирану. Кувейтские руководители официально выступают за мирное решение иранской ядерной проблемы и не раз заявляли о том, что не разрешат США использовать территорию страны для ударов по Ирану. В то же время на неофициальном уровне высказывалась мысль, что уничтожение иранского ядерного реактора – в интересах стран Персидского залива, однако ситуация будет «менее неловкой», если эту миссию выполнит Израиль, а не США. В частности, эту точку зрения озвучил в 2008 г. один из ведущих политологов Кувейта, бывший советник правительства С. аль-Фаррадж, возглавляющий Кувейтский центр стратегических исследований.

В конце 2010 г. — начале 2011 г. отношения между Кувейтом и Ираном вновь ухудшились. Это было связано как с обвинениями в адрес Тегерана в создании на кувейтской территории разведывательной сети, так и с недавними массовыми антиправительственными выступлениями в Бахрейне. Кувейт обвинил группу лиц, работавших, как было заявлено, на иранский Корпус стажей исламской революции, в отслеживании деятельности ВС США на территории Кувейта, сборе информации о «жизненно важных кувейтских военных объектах» и политической ситуации в эмирате. В феврале 2011 г. кувейтский суд приговорил троих обвиняемых по этому к смертной казни, а одного – к пожизненному тюремному заключению. Из Кувейта были высланы три иранских дипломата. В ответ Иран выслал трех кувейтских дипломатов. Послы обоих государств были отозваны соответственно из Тегерана и Эль-Кувейта. Иран категорически отрицал свою причастность к созданию разведывательной сети в Кувейте.

Ввод в марте 2011 г. в Бахрейн войск Саудовской Аравии и некоторых других аравийских монархий (Кувейт направил отряд боевых катеров своих ВМС) для оказания помощи правительству этой страны в подавлении массовых выступлений оппозиционных сил вызвал резко негативную реакцию в Тегеране, обвинившего аравийские монархии во вмешательстве во внутренние дела Бахрейна. В итоге отношения Ирана со странами-членами ССАГПЗ резко обострились.

В Кувейте бахрейнские события расценили как часть иранского заговора против арабских государств Персидского залива с целью усиления влияния ИРИ в регионе. Кувейтское руководство потребовало от Ирана не вмешиваться в дела аравийских стран, уважать их суверенитет. По словам вице-премьер и министра иностранных дел Кувейта шейха С. аль-Ахмада ас-Сабаха, арабские страны Персидского залива «неоднократно передавали Ирану дружественный сигнал», однако Тегеран лишь усилил вмешательство в их внутренние дела, в частности, «создал шпионские организации в Кувейте и провоцировал межконфессиональные конфликты в Бахрейне с целью свержения королевской власти». В то же время, по словам вице-премьера, Кувейт и другие аравийские монархии, несмотря на нынешний кризис, намерены поддерживать благоприятные дипломатические отношения с Ираном и «абсолютно против» их прекращения.

62.58MB | MySQL:101 | 0,539sec