Сирия: перспективы инициативы ЛАГ

Многие эксперты выражают серьезное сомнение в жизнеспособности достигнутой вчера договоренности между сирийским руководством и делегацией Лиги Арабских Государств (ЛАГ) о «начале национального диалога». В его рамках сирийские власти должны выпустить часть политзаключенных, убрать армию с улиц и в течение двух недель начать диалог с оппозицией.

Без всякого сомнения, президент Сирии Башар Асад может вывести армию с улиц большинства сирийских городов и освободить часть политзаключенных. А вот с диалогом дело обстоит очень тревожно. Отметим, кстати, что первые два условия полностью совпадает с основными требованиями сирийской оппозиции.

По оценке ряда экспертов, которую мы разделяем, начать диалог в нынешних сирийских реалиях фактически невозможно. Среди основной причины – нежелание самой оппозиции на такие переговоры идти. Общая тенденция оппозиционеров – это безусловный уход Б.Асада и его ближайшего окружения, а переговоры могут проходить только на предмет выработки схемы его реализации. Естественно, что для нынешнего режима в Дамаске такое условие является в корне неприемлемым. Вообще, выходить на диалог с такой позицией означает нежелание его поддерживать. И речь сейчас даже не в Б.Асаде. Уверены, что он бы начал при посредничестве ЛАГ такие консультации, причем независимо от персоналий со стороны оппозиции. Дело сейчас в позиции самих оппонентов режима.

Мы уже говорили, что мирная фаза протестного движения в Сирии очень быстро трансформируется в вооруженные методы сопротивления, прежде всего в рамках индивидуального и мелкогруппового террора в отношении сотрудников безопасности и военнослужащих. Эта тенденция идет не в рамках какой-либо централизованной директивы от руководства недавно сформированного Сирийского национального совета (СНС), а, что называется, является спонтанной и вызвана практикой запугивания и террора со стороны властей. Перейти от тактики открытого вооруженного сопротивления непосредственно к каким-либо конструктивным переговорам фактически нереально, тем более что для этого у сторон нет достаточной степени готовности. Оппозиция подозревает Б. Асада в попытках затянуть время, что, безусловно, имеет место. Но сама инициатива ЛАГ и пути ее реализации могут сыграть очень важную роль, прежде всего в выстраивании некой общей международной линии по отношению к событиям в Сирии.

Готовность, пусть и чисто публичная, выполнить условия этой инициативы будет очень серьезным испытанием для сторон в демонстрации решимости выйти из кризиса исключительно мирными путями. От этого будет зависеть выработка консолидированного мнения международного сообщества. Жесткая позиция руководства СНС может сыграть ему очень плохую службу. В настоящее время оппозиционеры пикетируют здание штаб-квартиры ЛАГ в Каире, требуя своего официального признания со стороны этой организации. А между тем, единого мнения у ее членов в отношении этой структуры нет. Те же страны ССАГПЗ, особенно Катар, который взял на себя основные посреднические усилия в этом вопросе, далеко не однозначно относятся к усилившейся «светской» тенденции в руководстве СНС. Кстати, и избрание нынешнего председателя СНС Б.Гальюна тоже не очень приветствовалось и в Дохе, и в Эр-Рияде. До сих пор официально не признала эту структуру даже Анкара, которая уже предоставила свою территорию для дислокации вооруженных отрядов оппозиции. И здесь видимо еще одна причина, которая заключается в неопределенности позиции Запада, а также твердостью Москвы и Пекина при голосовании в Совете Безопасности ООН. Турки плюс к этому еще вынуждены маневрировать и в отношениях с Ираном, поскольку сейчас сложившейся между ними «антикурдский альянс» безусловно более злободневен. Нынешняя инициатива ЛАГ «подвешивает» ситуацию, что с одной стороны успокаивает Вашингтон в его опасениях возникновения исламистской дестабилизации на границах своего основного союзника в регионе Израиля, а с другой позволяет минимизировать внешнее влияние сирийского режима на ситуацию в регионе, и прежде всего в Ливане. Это «соломоново решение» абсолютно выгодно и саудовцам, и катарцам. Более того, оно единственно верно в условиях неготовности Запада повторять вновь ливийский сценарий без «зонтика ООН».

Если Б.Асад сейчас рискнет вывести армию с улиц, то он даст международному сообществу возможность убедиться в «лицемерии» его оппонентов, поскольку они почти наверняка начнут захватывать органы государственной власти в городах. Такая мера как уход военных должен быть обязательно синхронизирован с согласием оппозиции объявить мораторий на демонстрации (не говоря уже об актах террора в отношении военных). А у СНС для этого пока недостаточно авторитета и обязательности выполнения его директив для всех сегментов «внутренней» оппозиции.

СНС сейчас пытается выторговать у ЛАГ официальное признание взамен на согласие участвовать в консультациях с Дамаском. Такая практика очень суживает тому же Катару маневр в посредничестве и, скорее всего, сейчас Доха будет убеждать оппозиционеров сделать эти процессы параллельными. Но в любом случае, говорить об успехе этой инициативе именно сейчас было бы очень оптимистичным. Реальный диалог будет, по нашей оценке, возможен только после того, как оппозиционеры, или вернее – их большая часть, не убедятся в бесперспективности чисто вооруженных форм и методов сопротивления. Примерно так, как это произошло в том же Алжире. А пока на очереди – именно виток вооруженного противостояния, которое в условиях непоколебимости позиции Москвы и Пекина может продолжаться очень долго. Когда стороны окончательно от него «устанут», сказать сложно, но без этого «смягчения» взаимных предварительных условий для начала реального диалога ожидать трудно.

62.35MB | MySQL:101 | 0,626sec