Иран: октября 2011 г. Военно-политическая ситуация

1. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

В Иране прошла всеобщая перепись населения 1390 года (21.03.2011-20.03.2012). По предварительным итогам, население Исламской Республики Иран составляет 75,8 миллионов человек. Окончательные итоги переписи будут обнародованы в скором времени. В Штабе по проведению переписи сообщили, что в ходе проведения этого мероприятия осуществлялся сбор другой информации, необходимой для разработки социальных программ.

Возможно, что на основе этих данных Статистический центр ИРИ сообщил, что с лета прошлого года на конец лета этого года уровень безработицы в Иране снизился на 2,5% и составил 11,1%. Однако позитивные цифры в социальной сфере, не снижают накал политической борьбы в Иране.

В октябре вновь возобновилась кампания противников президента Ахмадинежада по дискредитации его самого и его соратников. Поводом для этого стал грандиозный скандал, связанный с мошенничеством в размере 2,8 млрд долларов, который считается крупнейшим хищением в Иране. Согласно документам, иранские банк Saderat, Bank Melli, Tat Bank, Центральный банк Ирана и Минэкономики были вовлечены в этот финансовый скандал. В связи с этим ряд официальных лиц Ирана, а также руководители банков Saderat и Melli подали в отставку, некоторые покинули страну. На конец октября в связи с этим делом задержан 31 подозреваемый, под следствием в общей сложности находятся 67 человек.

В рамках расследования этого дела парламентская комиссия Ирана признала необходимость проведения следственных действий в отношении администрации президента Ахмадинежада. Примечательно, что незадолго до вынесения решения комиссия получила письмо из окружения верховного лидера Ирана Али Хаменеи. В нем аятолла Хаменеи попросил, чтобы следствие не обошло своим вниманием главу президентской администрации Эсфандияра Рахима Машаи, который одновременно является родственником Махмуда Ахмадинежада (сын президента женат на дочери Машаи) и рассматривался наблюдателями, как протеже Ахмадинежада на должность президента. Делаются предположения, что глава президентской администрации Машаи был тесно связан с подозреваемыми в мошенничестве. При этом сам Ахмадинежад неоднократно заявлял о том, что его правительство и окружение не имеют отношения к финансовым махинациям.

В середине октября двадцать два члена парламента Ирана подписали проект документа о вынесении импичмента министру экономики и финансов и представили этот вопрос в президиум парламента. Депутаты обвинили Хосейни в отсутствии должного контроля над банками и другими финансовыми учреждениями, злоупотреблении властью и ненадлежащем исполнении своих обязанностей. Дебаты в парламенте по этому вопросу начались 30 сентября после получения новых документов по делу о 2,8 миллиардах.

1 ноября состоялось открытое заседание меджлиса Ирана, посвященное вопросу импичмента министру экономики и финансов Шамседдину Хосейни – одному из наиболее доверенных соратников президента Ахмадинежада. В ходе голосования 93 депутата высказались за вынесение импичмента, 141 депутат против и 10 воздержались. Отметим, что присутствовавший на заседании президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад, выступил в защиту Хосейни, которого также поддержал спикер парламента Али Лариджани.

Как считают многие эксперты, атака на министра экономики являлась генеральной репетицией перед началом процесса импичмента самого президента Ахмадинежада, у которого в меджлисе (и вообще в иранской политической элите) немало противников. И эти противники ведут себя в последнее время весьма активно.

Атака на министра экономики в итоге была отражена. В том числе благодаря вмешательству спикера парламента Али Лариджани, заявившего, что сейчас не время убирать министров, «поскольку это выльется в конфликт между правительством и меджлисом». Означает ли это, что тучи над головой Махмуда Ахмадинежада развеялись – или речь идет лишь о временной передышке? Эксперты полагают, что разногласия между меджлисом и президентом Ирана Ахмадинежадом, которые развиваются уже на протяжении полутора лет, в настоящее время подошли к своему пику. Парламент Ирана все же намерен вызвать президента Ахмадинежада на допрос в связи со скандалом вокруг министра экономики, а также в связи с внутренней и внешней политикой главы ИРИ. К концу октября уже 73 из 290 парламентариев подписали петицию, в которой призывают вызвать Ахмадинежада на допрос. Петиция была передана 30 октября заместителю спикера меджлиса Мохаммаду Резе Бахонару. По конституции Ирана для вызова президента на допрос в парламент необходимо, чтобы как минимум четверть законодателей подписали соответствующую петицию.

Безусловно, конфликт должен быть разрешен – так или иначе. Вопрос только в том – когда это произойдет.

В чем же суть столь непримиримого противостояния? Ответы на этот вопрос существуют разные: от неприятия частью иранской элиты самой личности нынешнего эмоционального и волюнтаристского президента, до «происков» неких внешних сил.

Однако, по всей видимости, дело обстоит значительно серьезнее. Сама государственность Исламской Республики Иран, как явствует из самого её названия, базируется на двух основах: исламизм и республиканский строй. Под «исламизмом» подразумевается использование исламских догматов, правил и норм в политике. До тех пор пока в Иране у власти стояли «старые революционеры в чалмах» республиканский строй использовался лишь как подсобный механизм для укрепления «исламизма». Это полностью соответствовало основополагающему принципу «велаяте факих» (принцип приоритета духовной власти над светской), введенный основателем ИРИ аятоллой Хомейни.

Теперь, когда на иранскую политическую арену вышло молодое поколение руководителей (как в чалмах, так и без них), ситуация меняется. И принцип «велаяте факих» вступает в противоречие с требованиями эпохи, с требованиями адекватного ответа на ее вызовы. Это противоречие порождает напряженность. А иногда и прямые политические столкновения между новым поколением руководителей, к числу которых и принадлежит Ахмадинежад со своей командой, Корпусом стражей исламской революции (КСИР), быстро набирающим силу – с одной стороны, и «старыми революционерами», удерживающими в своих руках не только политическую, но также экономическую и финансовую власть — с другой. Президенту Ахмадинежаду для реализации его политических и экономических замыслов нужна свобода рук, но сегодня они связаны путами «велаяте факих». Именно поэтому они стремятся поставить идею республики над «исламизмом» (не отказываясь полностью от последнего). Можно констатировать, что в Иране мы наблюдаем системный кризис — кризис политической системы, введенной аятоллой Хомейни 32 года назад. Политика Ахмадинежада, главным образом, внутренняя, но в огромной мере, и внешняя, поставившая Ирана в очень непростое и экономическое, и политическое положение, все больше отвергается целым рядом сил, не только оппозиционных, но и теми людьми, которые ранее составляли одну из опор режима аятолл.

Сегодня, когда до парламентских выборов осталось четыре месяца, а до президентских – 16, открытый раскол правящей элиты Ирана способен подорвать так рекламируемое Тегераном единство нации и заложить мину под всей политической системой. Конечно, недовольство нынешней политикой президента, которое демонстрируют депутаты меджлиса, навряд ли приведет к отставке президента до парламентских выборов. В стране сейчас настолько сложная внутриполитическая ситуация и настолько силен разброс сил и мнений, что опасно еще больше усиливать напряженность.

Однако эта напряженность уже сегодня настолько велика, что в самых верхах иранской власти заговорили об изменении ее структуры. В Иране развернулась широкая дискуссия по поводу упразднения должности президента. Старт ей дал руководитель и духовный лидер страны аятолла Али Хаменеи. «Сейчас политический строй республики является президентским. Президент напрямую избирается народом. Однако если когда-нибудь, возможно, в отдаленной перспективе, мы придем к выводу, что парламентский строй более подходит для формирования исполнительной власти, проблем с изменением ныне действующей системы нет», — заявил 16 октября в городе Керманшах иранский лидер.

Справка. Согласно конституции Ирана, единоличная верховная власть (религиозная, государственная, военная) в стране принадлежит духовному лидеру. После смерти в 1989 году основателя ИРИ аятоллы Рухоллы Мусави Хомейни эту должность бессменно занимает аятолла Али Хаменеи. Президент возглавляет исполнительную власть, формируя кабинет министров, выполняя, по-сути, обязанности премьер-министра. После исламской революции 1979 года существовала должность премьер-министра, однако в конце 80-х она была упразднена в целях расширения полномочий президента. Теперь, когда амбиции президента стали распространяться на власть духовного лидера и соответственно на принцип «велаяте факих», вполне вероятно, что клерикальные консерваторы лишат возможности кого бы то ни было покушаться на основы исламско-шиитского строя. Тем более, что попытки получить больше власти за счет властных полномочий духовного лидера уже предпринимались (правда, безуспешно) предыдущим президентом Мохаммадом Резой Хатами (1997 – 2005).

В октябре в Иране в ходе проведения 18-ой Международной выставки информационных и пресс-агентств, иранская сторона объявила об организации Объединение прессы исламского мира. Министр культуры и исламской ориентации ИРИ Мохаммад Хосейни сказал, что это важное событие, подчеркнув при этом, что пресса в исламском мире служит развитию и укреплению государственности. Объединение прессы исламского мира будет, по его мнению, формировать единство между мусульманскими СМИ. Однако события последнего времени в исламском мире не дают возможности с таким оптимизмом смотреть на это гипотетическое единство. Ведь СМИ отражают мир, в том числе и исламский. А он чрезвычайно далек от единства.

К тому же в Иране активно действует цензура, так же ограничивающая возможности СМИ объективно освещать происходящее. Это относится и к Интернету. Американцы пытаются прорвать стены цензуры. В октябре пришло сообщение, что США намерены к концу текущего года создать в Интернете виртуальное посольство в Тегеране. Об этом сообщила госсекретарь США Хиллари Клинтон. Как она подчеркнула, в Вашингтоне убеждены, что иранские власти пытаются ограничить доступ своих граждан к сети интернет, опустив перед ними своего рода «электронный занавес». Со своей стороны США предпринимают попытки не допустить этого, предоставляют технологии и обучают специалистов, чтобы у населения Ирана были возможности преодолеть возможные ограничения, препятствующие выходу в глобальную сеть и использованию других современных телекоммуникационных средств, что подтвердила г-жа Клинтон. Она сказала: «Мы будем контактировать прежде всего со студентами, поощрять их к тому, чтобы они учились в США». Как она уточнила, на страничке такого «виртуального посольства» будет, в частности, размещаться информация о порядке выдачи американских въездных виз гражданам Ирана, программах студенческих обменов. О том, будет ли этот проект играть какую-то внутриполитическую роль в стране, которую минувшей зимой не обошла стороной знаменитая «арабская весна», Клинтон не уточнила, однако о разработках Пентагона, который создает устройство, позволяющее обеспечивать работу Интернета в обход заградительных мер местных правительств.

Также Хиллари Клинтон призвала иранскую оппозицию активнее добиваться широкой международной поддержки. По словам госсекретаря, иранцам следует брать пример с ливийских противников режима, которые «поступили именно так» и в результате добились успеха. Г-жа Клинтон в этой связи отметила, что организаторы летних протестов 2009 года в Иране поступили неправильно, отказавшись искать поддержки своих действий за рубежом. «Если подобное повторится, оппозиционным группам не мешало бы требовать реакции мира на происходящее, какой-то помощи из-за границы», — сказала руководитель американской дипломатии.

Ответ из Тегерана не заставил себя ждать. Спикер иранского парламента Али Лариджани заявил, что планы США по созданию так называемого «виртуального посольства» в Иране обречены на провал. Он назвал это признаком тупика в политических усилиях Вашингтона, отметив, что «такого рода заявления нельзя принимать всерьез». Эти выпады только приводят к дальнейшему укреплению национального единства в Иране, добавил спикер.

В свою очередь, Исламская ассоциация иранского студенчества выступила с грозным предупреждением Америке. Секретарь ассоциации Али Мусави подчеркнул, что американское «виртуальное посольство» ожидает та же судьба, что постигла 32 года назад реальное диппредставительство США в Тегеране. «Мы не позволим Соединенным Штатам вторгаться в Иран. Иранское студенческое движение захватит американское «виртуальное посольство», как только оно будет создано, точно так же, как 32 года назад бывшее посольство США в Тегеране», — заявил он.

Высокие технологии скоро будут брошены на слежение за порядком в Тегеране. В 2012 году будет введена система контроля за ситуацией в разных частях Тегерана посредством оптических приборов и скоростных смарт-камер, установленных на космических спутниках и постоянно барражирующих над городом вертолетов. Город будет находиться под постоянным он-лайн контролем для предотвращения несанкционированных митингов и прочих правонарушений. Надо понимать, что и за нарушением правил нравственности. А то даже известные футболисты позволяют себе немыслимое. Так, Федерация футбола Ирана дисквалифицировала на неопределенный срок двух футболистов тегеранского клуба «Персеполис». Чиновники сочли аморальным поведение спортсменов на поле на глазах тысяч болельщиков. Проступок заключался в слишком восторженной реакции на забитый в ворота противника гол. Отмечая это событие, Мохаммад Носрати и Шейз Резаеи позволили себе приветствовать своих одноклубников хлопками ниже спины. «Оба футболиста освобождены от деятельности, связанной с футболом, за аморальные действия», — сообщил представитель дисциплинарной комиссии национальной федерации. Помимо дисквалификации провинившиеся футболисты должны будут заплатить штраф в размере 500 млн иранских риалов (около 50 тыс. долларов США).

Еще более горестная участь ожидала иранскую актрису Марзие Вафамехр, которая сыграла главную роль в фильме кинорежиссера-эмигрантки Граназ Мусави «Тегеран на продажу» («My Tehran for sale»), снятом в Австралии. Ирано-австралийский фильм рассказывает историю жизни молодой актрисы в Тегеране, чья театральная работа запрещена властями. Она вынуждена вести тайную жизнь, чтобы выразить себя в артистическом плане. В одной из сцен фильма Вафамехр появилась без традиционного иранского платка на голове, а в другой — пила алкоголь, что противоречит иранским законам и традициям. Фильм не был одобрен для показа в Иране и распространялся в стране нелегально. После выхода на экраны (не в Иране) этого фильма в июле этого года артистку задержали. 9 октября суд приговорил ее к 90 ударам плетью и году тюрьмы за дискредитацию власти в стране. Однако в конце месяца апелляционный суд сократил срок тюремного заключения с года до трех месяцев, отменил решение суда, согласно которому актриса была приговорена к 90 ударам плетьми и освободил актрису.

Г-жа Вафамехр не является единственным представителем иранского кинематографа, осужденным в последнее время в ИРИ. В марте 2010 года были арестованы режиссеры Джафар Панахи и Мохаммадом Расулоф. В декабре 2010 года Панахи приговорили к шести годам лишения свободы за антиправительственную пропаганду и подрыв государственной безопасности. Однако после того, как за режиссера вступилась вся мировая кинообщественность, его выпустили под залог, но спустя полгода не только приговорили к тюремному заключению сроком на шесть лет, но и запретили в течение 20 ближайших лет снимать фильмы, писать сценарии, общаться с журналистами и выезжать из страны. В середине октября апелляционный суд в Тегеране оставил без изменений приговор Панахи.

Актрисе Вафамехр повезло, а режиссерам нет. Не повезло также и студенту Пейману Арефу, которого не успел спасти даже президент Ахмадинежад. Этот студент провел год в тюрьме и 9 октября вышел на свободу. Однако перед освобождением он получил 74 удара плетью за оскорбление президента. Махмуд Ахмадинежад выразил возмущение в связи с тем, что оскорбивший его студент в наказание был высечен плетью. «Политики разных рангов регулярно подвергают нападкам и оскорблениям лично меня, мое окружение и правительство. И это сходит им с рук», — заявил президент.

Как объяснил сам Ареф, он был задержан за политическую деятельность. «Никого я не оскорблял. Я просто направил президенту письмо, в котором рассказал о катастрофической ситуации в иранских вузах. Вынесенный мне приговор был абсолютно неправомерен», — заявил Ареф, выйдя из тюрьмы. Его высказывания распространили Интернет-сайты иранской оппозиции. «Каждый раз, выступая на Генассамблее ООН, Ахмадинежад объявляет Иран самой свободной страной мира. Я же был высечен самым безжалостным в мире образом», — заявил отбывший наказание студент, активист оппозиционного Национального фронта. Физический метод наказания — порка плетью — широко применяется иранским правосудием, решения которого базируются на законах шариата. К этому виду наказания приговаривают в Иране очень часто, причем иногда экзекуция проводится публично – в назидание окружающим. Ударам плетью подвергаются как мелкие правонарушители, например, участники молодежных вечеринок со спиртными напитками, так и особо опасные преступники. Даже если выносится смертный приговор, осужденный перед повешением подвергается порке. Как правило, право его высечь прямо на эшафоте предоставляется родственникам жертвы. При этом по каждому эпизоду назначается определенное количество ударов. Серийные убийцы и рецидивисты обычно оказываются в петле уже в бессознательном состоянии.

Возможно, иранский пастор Юсуф Надархани избежит сметного приговора. Верховный суд Ирана направил его дело, осужденного на смертную казнь за «вероотступничество», судьям, которые вынесли смертный приговор, для дополнительного расследования.

33-летний Юсуф Надархани был арестован и приговорен к смертной казни в городе Рашт в 2009 г. По данным правозащитной организации Human Rights Watch, Надархани принял христианство, когда ему было 19 лет. До 19 лет он не считал себя ни мусульманином, ни приверженцем какой-либо другой религии. Апелляционный суд оставил в силе смертный приговор. Теперь новое расследование.

10 октября Совет министров иностранных дел 27 стран Евросоюза призвал власти Ирана незамедлительно ввести мораторий на смертную казнь в стране. «Евросоюз вновь призывает Иран незамедлительно ввести мораторий на смертную казнь с целью ее полной отмены», — говорится в пресс-релизе Совета ЕС по итогам министерского заседания в Люксембурге. Совет министров иностранных дел ЕС также призвал официальный Тегеран без промедления и предварительных условий освободить всех задержанных активистов иранской оппозиции, а также прекратить применение против нее репрессивных мер и, в частности, снять ограничения на свободу перемещения для Мира Хосейна и Мехди Каруби.

2.ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

Октябрь ознаменовался для Ирана двумя основными событиями во внешнеполитической сфере. Первое – это громкое разоблачение властями США иранского заговора. 11 октября американцы обвинили иранских представителей в заговоре с целью убийства посла Саудовской Аравии в США при помощи экстравагантной схемы с участием американца иранского происхождения, торговавшего подержанными автомобилями, который считал, что нанимает за полтора миллиона долларов профессиональных киллеров из мексиканского наркокартеля. Кроме того, в рамках этого сговора планировалось заплатить данному картелю под названием «Лас-Зетас» за подрыв израильского посольства в Вашингтоне, а также посольств Саудовской Аравии и Израиля в Аргентине. Заговорщики также обсуждали сделку между подразделением специальных операций «Кодс», входящим в состав Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и группировкой «Лас-Зетас» об отправке многотонных грузов опиума с Ближнего Востока в Мексику.

Второе событие – обсуждение еще неопубликованного доклада генерального директора МАГАТЭ об иранской ядерной программе (Доклад был представлен Совету управляющих МАГАТЭ 8 ноября). Еще задолго до официального распространения в СМИ появились сведения о содержании документа, где приводились данные о военной составляющей в ядерной программе ИРИ. Этот факт вызвал новую антииранскую волну в мировых политических и политологических кругах, значительно усилив пропагандистское давление на Иран.

Однако не все так однозначно в деле по иранскому заговору. Аналитик Джулиан Боргер в статье «Вопросы без ответов по поводу якобы иранского заговора с целью убийства» (Julian Borger, The Guardian, 13 October 2011. http://www.guardian.co.uk/world/2011/oct/12/unanswered-questions-iranian-assassination-plot?INTCMP=SRCH) считает, что «все это очень сильно напоминает притянутый за уши голливудский боевик. Даже участвующий в расследовании высокопоставленный представитель правоохранительных органов признался журналистам, что предполагаемый заговор с целью убийства саудовского посла в США не укладывается в то, что известно о методах и привычках его подозреваемых участников. А в этом заговоре обвиняют подразделение «Кодс», входящее в состав КСИР. Но кто-то точно перевел кому-то 100000 долларов в качестве предоплаты за совершение убийства. Вашингтон относится к этому делу достаточно серьезно, и уже начал выдвигать против Тегерана беспрецедентные обвинения, грозя ему дальнейшей изоляцией». Г-н Боргер задается восьмью вопросами-сомнениями в том, что это преступление готовилось «Кодс» по прямому приказу руководства ИРИ.

Многие аналитики сходятся во мнении, что, возможно, такой любительский сценарий был разработан или иранской вооруженной оппозицией (не путать с «зеленым движением», возглавляемым Мусави и Каруби), или третьими странами, заинтересованными в вооруженном столкновении Ирана со своими врагами, или всеми ими вместе. Али А.Риази в статье «Иран: наука убивать» (Ali A. Riazi, Foreign Policy Association, 12 October 2011. http://foreignpolicyblogs.com/2011/10/12/iran-the-science-of-killing/) пишет «Любой, кто изучает насилие, должен с подозрением отнестись к последним утверждениям США о том, что иранские силы «Кодс» — подразделение КСИР – стоят за любительским заговором с целью убить посла Саудовской Аравии в США. Основным спорным вопросом здесь является не то, стал бы Иран предпринимать столь дерзкие шаги (это возможно, но мне кажется неправдоподобным); скорее, вопрос в том, приложили ли иранские власти свою руку к этому фиаско. И, как я расскажу дальше, в своем стремлении осудить и устойчивом желании опозорить Иран, США, возможно, упустили из виду других возможных исполнителей преступления, например, «Моджахедине Халк» (Организация моджахедов иранского народа (ОМИН), ведущая борьбу против политического режима ИРИ)».

Однако, абстрагируясь от расследования этого заговора, можно утверждать, что он внес свой вклад в общую антииранскую кампанию. Даже Москва, в целом, если не благожелательно, то нейтрально относящаяся к Ирану, устами официального представителя МИД РФ Александра Лукашевича заявила, что озабочена сообщениями о планах совершения в США терактов, в том числе против посла Саудовской Аравии. «Исходим из того, что эффективное противодействие террористическим вызовам лежит в плоскости наращивания широкого международного сотрудничества. Готовы взаимодействовать для достижения этой цели со всеми заинтересованными государствами, включая США».

История с заговором повысила градус и так накаленным до предела американо-иранским отношениям, а также ухудшила сложные отношения между Ираном и Саудовской Аравией. Представитель правительства королевства Абдалла аль-Шаммари заявил: «После этого инцидента многие в королевстве будут ожидать, что оно примет меры, наименее серьезной из которых стал бы отзыв посла из Ирана… Имела место большая провокация против Саудовской Аравии, и поэтому мы ожидаем, что королевство предпримет соответствующие шаги».

Ранее, еще 3 октября, в Восточной провинции Саудовской Аравии, районе компактного проживания шиитского меньшинства, вспыхнули беспорядки, в результате которых пострадали 14 человек. Силы правопорядка, прибывшие для того, чтобы разогнать демонстрацию «зачинщиков беспорядков» были встречены стрельбой и бутылками с зажигательной смесью. На следующий день МВД королевства обвинило «иностранную державу» в провоцировании эскалации напряженности. Под «иностранной державой», полагают некоторые эксперты, имеется в виду Исламская Республика Иран. Саудовский принц Турки аль-Фейсал заявил, что Ирану придется ответить за подготовку убийства посла Саудовской Аравии в США. По словам принца, собрано достаточно доказательств причастности официальных структур Ирана к подготовке покушения на саудовского дипломата. О том, что участие Ирана в заговоре не останется без последствий, заявили также представители США и Великобритании. Вашингтон планирует ввести дополнительные санкции в отношении иранского правительства. По словам госсекретаря США Хиллари Клинтон, угроза западному миру со стороны Тегерана стала еще более очевидной. Возможность введения дополнительных санкций в отношении Ирана рассматривает и Великобритания. По словам представителя британского премьера Дэвида Кэмерона, Лондон ведет консультации по данному вопросу с США и рядом других стран. Обеспокоенность в связи с подготовкой убийства саудовского дипломата высказали также представители Евросоюза. Как отметила помощница верховного представителя ЕС по иностранным делам, если обвинения в адрес Ирана подтвердятся, это станет грубейшим нарушением международного законодательства и повлечет за собой серьезные последствия для Тегерана. США, Саудовская Аравия и ряд других стран рассматривают возможность обращения в Совет Безопасности ООН. Иран отрицает обвинения в причастности к подготовке покушения на дипломата. Более того, представитель Тегерана в ООН Мохаммад Хазаи написал генсеку организации Пан Ги Муну письмо с жалобой на США. Хазаи подчеркнул, что его страна категорически осуждает это «постыдное утверждение», и назвал выдвинутые обвинения политически мотивированными.

Иранское руководство, несомненно, беспокоят антииранские и антишиитские настроения арабских стран, в первую очередь в государствах Персидского залива. Пытаясь минимизировать последствия этой тенденции, Тегеран предпринимает шаги по недопущению раскола среди мусульман. Верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи, выступая на встрече с сотрудниками ведомств по организации хаджа в начале октября, заявил, что вся мощь и единство сегодняшнего исламского пробуждения направлены против «высокомерных и сионистов». Враги исламской уммы все активнее и активнее пытаются нанести удар по мусульманам посредством распространения противоречий и внесения раскола в ряды последователей ислама. «Враги ислама плетут интриги и заговоры, чтобы внести раскол в ряды мусульман и посеять между ними рознь. За этот год они заметно активизировали свои усилия по распространению провокаций среди правоверных и подрыву их единства», — заключил Али Хаменеи.

Заместитель министра иностранных дел ИРИ Али Ахани отметил, что любые осложнения в отношениях между странами региона будут играть на руку и отвечать интересам США и сионистского режима. Он призвал Саудовскую Аравию проявить бдительность и не угодить в расставленную США ловушку. Дипломат назвал абсурдными и провокационными выдвинутые против Ирана обвинения в планировании убийства посла Саудовской Аравии в Вашингтоне Адиля аль-Джубейра. «Вся эта история представляется абсурдной и неумело состряпанной. Это очевидно даже для американских политических кругов и союзников США. Мы надеемся, что Саудовская Аравия понимает цели этой интриги, призванной ослабить усиливающееся влияние Ирана в регионе», — заявил Ахани.

Однако г-н замминистра Ахани, пожалуй, сам прекрасно понимает, но как истинный дипломат, молчит, что в настоящее время в «эпоху арабской революционной весны», которую, по мнению многих политологов, инициировали из Эр-Рияда, главнейшая цель Саудовской Аравии именно «ослабить усиливающееся влияние Ирана в регионе».

В свою очередь, Тегеран пытается найти в арабских движениях любые факты, подтверждающие хомейнистские идеологемы о мировой исламской революции, о лидерстве Исламской Республики Иран в этом процессе, о неоспоримом примере и всемирном значении исламской революции 1979 года в Иране. (Вспомним, активную деятельность советских пропагандистов, на протяжении десятилетий утверждавших абсолютную ценность большевистской революции для всего мира. Очень похоже. Только надо поменять слова «пролетарская» на «исламская», а «октябрьская» — на «революцию 22 бахмана» — месяца иранского календаря). Таким образом официальный Тегеран изначально поддержал народные восстания в государствах Ближнего Востока и Северной Африки, назвав их «исламским пробуждением». Так, Иран выразил надежду на установление в Ливии исламской демократии. 25 октября министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи направил главе Переходного национального совета Ливии Мустафе Абдель Джалилю послание, в котором говорится: «Ливийцы смогут поддержать свой национальный суверенитет и учредить власть, основанную на принципах религиозной демократии, а также сохранить независимость и стабильность в стране, свободной от влияния или вмешательства со стороны иностранных сил». В самом конце октября президент Ахмадинежад, собрав журналистов в Тегеране, призвал сообщество арабских стран к битве с главным злом, идущим с Запада, – империализмом. «Я думаю, что народ Ливии должен начать новую затяжную войну с империализмом».

Однако иранская поддержка революционных движений в арабском мире не распространяется на Сирию. И это понятно. Здесь идеология уступает место прагматизму. Ведь президент Башар Асад – единственный союзник ИРИ не только в регионе, но, пожалуй, и в мире. 4 октября официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст заявил: «Наша оценка происходящих в Сирии событий уже неоднократно была озвучена. Полагаем, что беспорядки в этой стране были спровоцированы государствами, которые покровительствуют сионистскому режиму. Их цель – дестабилизировать ситуацию в Сирии и создать вокруг Израиля пояс безопасности. Мы считаем недопустимым любого рода иностранное вмешательство во внутренние дела Сирии». Ранее, 1 октября в ходе встречи с председателем народного собрания (парламента) Сирии Махмудом аль-Абрашем на полях 5-ой международной конференции в поддержку палестинской Интифады президент Ахмадинежад заявил: «Каждый народ имеет право на демократию и свободу. Однако они должны обрести их мирным путем и прийти к всеобщему согласию».

Справедливости ради надо отметить, что Судан под водительством Омара аль-Башира, также может рассматриваться в качестве союзника исламского Ирана.

Справка. 21 июля 2008 г. Международный уголовный суд выдал ордер на арест аль-Башира по обвинению в геноциде в связи с конфликтом в Дарфуре, где, как утверждается, проводились этнические чистки. Таким образом, аль-Башир стал первым действующим главой государства, против которого было выдвинуто обвинение органом международной юстиции. После совершенного им в 1989 году государственного переворота аль-Башир жесткими методами провел исламизацию страны, что сблизило Хартум и Тегеран.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, который в конце сентября побывал с официальным визитом в Хартуме, 16 октября получил очередное послание от суданского коллеги Омара аль-Башира. В нем говорилось об укреплении сотрудничества между двумя странами. Во время своего визита Ахмадинежад поддержал политику суданских властей в отношении западного региона Дарфур, а также пограничных с Южным Суданом штатов Южный Кордофан и Голубой Нил. Иран является одним из важных направлений суданской внешней политики. Хартум рассматривает Тегеран как одного из важнейших партнеров и союзников в противостоянии с Западом по поводу конфликта в Дарфуре. Кроме того, иранцы заинтересованы в расширении своих инвестиций в экономику Судана, а в связи с потерей Суданом богатого нефтью Юга особое значение для Хартума приобретают льготные поставки в страну иранской нефти. К слову, весной этого года суданское правительство провело межпалестинскую конференцию, в которой приняли участие и представители ХАМАС.

В октябре не была забыта и палестинская тема. На уже упоминавшейся международной конференции в Тегеране, посвященной палестинскому вопросу, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи подверг критике попытки решить израильско-палестинский конфликт путем создания двух государств, потому, что, как он выразился, «вся земля принадлежит палестинцам». Аятолла Хаменеи сказал, что палестинцы не должны ограничивать свое стремление к независимости попыткой добиться полноправного членства в ООН. Позднее 10 октября официальный представитель МИД Ирана Рамин Мехнампараст, находившийся в Москве, также коснулся палестинского вопроса и заявил: «Любой план, при котором хотя бы часть прав палестинского народа будет ущемлена или при котором сохранится фальшивое государство (надо понимать – Израиль-авт.), приведет к тому, что напряженность будет сохраняться». Это официальная позиция Ирана.

18 октября президент Ахмадинежад поздравил ХАМАС по случаю освобождения Израилем палестинских заключенных в обмен на израильского военнослужащего Гилада Шалита. В телефонном разговоре с одним из руководителей ХАМАС Исмаилом Хания иранский лидер назвал эту сделку «великой победой» палестинцев. В свою очередь г-н Хания назвал Иран «важнейшим партнером освободительного движения палестинского народа».

В этом месяце 29 октября в Тегеране на форуме по созданию Всемирного союза исламской прессы г-н Ахмадинежад выступил с очередным разоблачением Израиля. «Этот сионистский режим (т.е. Израиль-авт.), — заявил иранский президент, — является воплощением антигуманной идеологии сионизма, которая лишь прикрывается связью с еврейством, будучи в действительности крайне далека от религии и от этики». По его словам, сионизм представляет собой многоуровневую структуру, которая стремится полностью контролировать мировые политику, экономику и прессу. Налоги, которые исправно платят миллионы европейцев, поступают в карманы сионистов, а затем частично возвращаются в европейские страны в форме финансирования тех или иных политических сил в избирательных кампаниях, утверждал Ахмадинежад.

В октябре Тегеран в очередной раз предложил себя в качестве посредника в решении карабахской проблемы (если Азербайджан и Армения изъявят желание). Но, по-видимому, ни у Еревана, ни особенно у Баку такого желания нет. Ведь, как представляется, Азербайджан и Армения сторонники урегулирования конфликта при посредничестве Минской группы ОБСЕ. Тем, более в последнее время отношения между Ираном и Азербайджаном становятся все более напряженными.

Усложняются также отношения Иран – Турция. По всей вероятности, между Тегераном и Анкарой «медовый месяц» подходит к концу. Причина этому различие взглядов на события в Сирии и, конечно, радар ПРО НАТО на турецкой территории.

Российско-иранские отношения в октябре не отличались особой активностью. В начале месяца делегация иранского меджлиса завершила свой визит в Москву. В ходе визита было проведено несколько встреч, на которых состоялся обмен мнениями по вопросам развития межпарламентского сотрудничества в области культуры и образования. Состоялся также визит официального представителя МИД Ирана Рамина Мехманпараста. В ходе бесед и переговоров в Москве г-н Мехманпараст отметил, что средства массовой информации Ирана и России имеют широкие перспективы для расширения сотрудничества, которое в скором времени должно получить новый импульс. На встрече со студентами Российского университета дружбы народов г-н Мехманпараст резко раскритиковал политику США, обвинив страну в злоупотреблении, как он выразился, демократией для оправдания вмешательства в дела других стран.

В середине октября пришло сообщение, что президент РФ Дмитрий Медведев назначил Левана Джагаряна чрезвычайным и полномочным послом России в Иране вместо Александра Садовникова, который проработал на этом посту более шести лет.

В октябре проходили визиты и переговоры делегаций Ирана и Казахстана. Глава МИД Казахстана посетил Тегеран, где встретился со своим иранским коллегой Али Акбаром Салехи. Стороны обсудили вопросы укрепления торговых связей между двумя странами, а также о развитии экономического и культурного сотрудничества. Кроме того, состоялся обмен мнениями по актуальным проблемам регионального и международного характера, а также углубление взаимодействия Казахстана и Ирана в рамках международных организаций: ОИС, СВМДА, ШОС и ОЭС.

Астану посетила иранская парламентская делегация, возглавляемая членом комитета по внешней политике и национальной безопасности Мехди Санаи. Стороны обсудили вопросы развития межпарламентских связей, отметив необходимость расширения сотрудничества в сфере образования и культуры, а также в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Таким образом, в октябре арабское направление во внешней политике ИРИ было центральным.

3.ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА

По информации, поступившей в начале октября, Марк Фитцпатрик, возглавляющий программу по нераспространению и разоружению в Международном институте стратегических исследований в Лондоне, подчеркивает, что «можно с большой уверенностью утверждать, что у Ирана нет ядерного оружия на сегодняшний день, и оно не появится ни завтра, ни через неделю, ни через месяц, ни через год». «Утверждение обратного на основе объединения нескольких наихудших возможных допущений граничит с безответственностью». Вместе с тем, по его мнению, «безответственно было бы также проявлять благодушие по отношению к иранской ядерной программе, поскольку по всем ключевым аспектам того, что необходимо для приобретения ядерного оружия, Иран за последнее время добился прогресса». «Я не уверен, что через два года у Ирана не будет ядерного оружия, — пояснил специалист. — Если бы они на это решились, и все бы у них сложилось удачно, то, возможно, и смогли бы его приобрести». Наконец, с точки зрения г-на Фитцпатрика, необходимо прояснить, что имеется в виду под «ядерным Ираном». «Иран уже обладает ядерными возможностями, но Иран с ядерным оружием не неизбежен», — указал эксперт. «Сочетание американских политических инструментов может удержать Иран от пересечения черты» между потенциальными возможностями и реальным оружием».

В целом подобного мнения придерживается и один из высокопоставленных в прошлом сотрудников МАГАТЭ Олли Хейнонен, который до июля 2010г. выполнял обязанности заместителя главы организации. 5 октября он заявил, что Иран не сможет создать ядерную бомбу раньше 2013г. Позиция Олли Хейнонена, так же как и позиция Марка Фитцпатрика не подтверждает появившиеся ранее предположения отдельных экспертов о том, что Иран может создать ядерное оружие в течение нескольких месяцев. «На создание мощностей потребуется время, так что я не думаю, что ядерное оружие появится у ИРИ в ближайшем будущем, хотя Тегеран, несомненно, имеет все необходимые составляющие элементы ядерной программы и наращивает мощности», — отмечает г-н Хейнонен.

По его словам, в Иране, похоже, пока не было принято решение о создании ядерного оружия на политическом уровне. Несмотря на это, отдельные эксперты уверяют, что Иран необходимо фактически считать ядерной державой, так как государство обладает всем необходимым для создания ядерного оружия. У этого мнения есть ряд оппонентов, которые говорят о том, что подобные оценки далеки от реалий, учитывая технические сложности, с которыми придется столкнуться стране при создании боеголовок.

То, что Иран добился определенных успехов в ядерной сфере, подтвердил в октябре и глава Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Фаридун Аббаси. Он заявил, что в ближайшее время Иран займет место одного из ведущих экспортеров ядерного оборудования в мире. И это, наряду с подозрениями о военном характере иранской ядерной программы, вызывает озабоченность у специалистов. В нынешней непростой ситуации вокруг ядерной проблемы ИРИ передача Тегераном ядерных технологий другим странам способна нанести сильнейший удар по режиму нераспространения.

Однако реальные успехи ИРИ в ядерной сфере иногда намеренно смешиваются руководителями атомной отрасли и пропагандистами с невыполнимыми на данный момент проектами.

17 октября в Торговой палате Тегерана состоялась торжественная церемония, посвященная передаче первой произведенной в Иране промышленной партии «желтого кейка», который будет использоваться на предприятии по обогащению урана в городе Исфаган.

Справка. «Желтый кейк» (англ. yellow cake) представляет собой химический концентрат оксида урана (U3O8), который является исходным компонентом для производства обогащенного урана, который может быть использован как в атомной энергетике, так и для создания ядерного оружия.

Основываясь на этой информации, министр иностранных дел ИРИ Али Акбар Салехи, который до декабря прошлого года возглавлял ОАЭИ, заявил, что уже через 4-5 месяцев в Иране будет начато производство ядерного топлива. «Надеемся, что усилиями специалистов ОАЭИ первая топливная пластина будет произведена примерно через 4-5 месяцев и в пробном режиме использована на Тегеранском исследовательском реакторе (ТИР)», — сообщил г-н Салехи. По его словам, по состоянию на предыдущий месяц (сентябрь) в стране произведено 70 кг урана со степенью обогащения 20%, который и требуется для ТИР. Подчеркнем, что ранее иранские официальные лица утверждали, что производство 20% топлива на предприятии в Исфахане начнется в конце лета – начале осени этого года.

Следует отметить, что производство из обогащенного урана топлива, точнее – топливных элементов для реакторов чрезвычайно сложный процесс. Так, технологией производства топливных пластин, которые работают в ТИРе, обладают только Франция и Аргентина. Более того, после создания топливных элементов они должны пройти тестирование и получить сертификацию. Это длительный процесс, растягивающийся на два года и больше.

Справка. Обогащение урана. Урановый концентрат содержит не более 0,7 % U-235. Для современных энергетических реакторов содержание изотопа U-235 должно быть увеличено, приблизительно до 2 — 4 %. Этот процесс называют обогащением и осуществляют в несколько этапов.

Вначале концентрат окиси-закиси урана (U3O8) преобразуют в гексафторид урана (UF6). На следующем этапе производства повышается содержание урана-235 в UF6, обычно, методами газового центрифугирования или газовой диффузии.

На последующем этапе из обогащенного гексафторида урана гидролизом получают UO2F2, который затем обрабатывают гидроксидом аммония. Выпавший в осадок диуранат аммония отфильтровывают и обжигают, получая диоксид урана UO2.

Затем следует этап изготовления топливных элементов. Диоксид урана UO2 прессуют и спекают в виде небольших керамических таблеток. Последние вкладывают в трубки из циркониевого сплава и получают топливные стержни, так называемые тепловыделяющие элементы (ТВЭЛы), которые объединяют примерно по 200 штук в готовые топливные сборки.

Принципиально технологические процессы получения высоко и низкообогащенного урана не различаются, а степень обогащения урана (для оружейного до порядка 90 %) определяется энергозатратами и временем получения материала нужного качества. Следовательно, даже процесс получения низкообогащенного урана всегда несет потенциальную опасность для ядерного распространения.

Напомним, еще осенью 2009 года многие надеялись, что Иран в итоге примет предложение «шестерки» посредников и МАГАТЭ и не станет заниматься обогащением урана почти до 20% и созданием топливных элементов для ТИРа. Это предложение предусматривало доставку к концу года около 1200 кг иранского урана со степенью обогащения 3,5% в Россию. В России этот материал предполагалось обогатить до степени 19,75 проц. Затем его планировалось перевести во Францию для изготовления из него топливных элементов по американской технологии. Объясняется это тем, что тегеранский исследовательский реактор — американского производства. Он был поставлен Ирану во второй половине 1960-х гг. и затем модернизирован Аргентиной.

В результате, – начиная с февраля 2010 года, Иран стал самостоятельно обогащать уран до 20%. Но насколько эта победа отражает реальную ситуацию с производством ядерного топлива?

Как объяснил директор российского Центра энергетики и безопасности Антон Хлопков: «Заявление Ирана о планах производства первой топливной пластины для Тегеранского исследовательского реактора не означает, что специалисты и промышленность этой страны могут производить ядерное топливо для данного реактора в промышленных объемах. Первая пластина будет являться пилотной. По имеющимся стандартам в ядерной области топливо должно быть лицензировано МАГАТЭ, должно пройти тестовое испытание в ТИРе под контролем специалистов Агентства, прежде чем ядерное топливо начнет поступать в реактор в необходимых объемах. В этом контексте преждевременно говорить о том, что Иран достиг самодостаточности в производстве ядерного топлива».

Действительно, это долгий процесс. Так, почему г-ном Салехи, специалистом в ядерной сфере были сделаны такие заявления именно сейчас? Пожалуй, здесь две причины.

Первая – это подправить имидж ядерной программы, которая, по мнению дипломатов и экспертов-ядерщиков многих стран, могла забуксовать после известной кибератаки, а ныне, вероятно, страдает от плохо работающего оборудования, нехватки деталей и других бед по мере того, как глобальные санкции оказывают все большее давление.

Вторая причина – это, пожалуй, результат понимания иранским руководством ограниченных возможностей своего ядерного производства. Вокруг ТИРа сложилась сложная ситуация. Реактор, по некоторым сведениям, испытывает нарастающий с каждым днем дефицит топлива. И этот дефицит, который Иран не способен ликвидировать в ближайшее время, может привести к остановке реактора и прекращению его функционирования, считают эксперты. В этой связи г-н Хлопков полагает: «Недавнее заявление министра иностранных дел г-на Салехи скорее направлено на то, чтобы подтолкнуть страны «шестерки», то есть Германию и пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, включая Россию и Китай, для того, чтобы было принято решение о возможных поставках ядерного топлива для Тегеранского исследовательского Центра».

Примечательно, что именно в октябре из Тегерана пришла весть, что Иран готов к переговорам с «шестеркой». Об этом заявил спикер меджлиса ИРИ Али Лариджани. Он сказал: «Иран постоянно с полной ответственностью выражает готовность к ведению переговоров. Наши оппоненты, выражая озабоченность возможным переключением иранской ядерной программы на военную составляющую в необозримом будущем, постоянно повторяют, что «Иран не должен обладать ядерными технологиями». Г-н Лариджани, в очередной раз подвергнув критике мировые державы, которые, по его словам, не намерены вести предметные переговоры, а только создают их имитацию в попытках диктовать свои условия и требования Ирану, заявил: «Если переговоры будут вестись на равных и предметно, между нами не останется разногласий». Это заявление было сделано в ответ на письмо Верховного комиссара ЕС по безопасности и внешней политики Кэтрин Эштон, в котором она отметила, необходимость проведения дальнейших переговоров с целью получения конкретных результатов. «Мы должны б

ыть уверены, что при встрече добьемся реального прогресса в ядерном вопросе», — говорилось в письме Кэтрин Эштон.

Также в октябре появилась информация, что доклад Гендиректора МАГАТЭ по иранской ядерной программе, который будет представлен на сессии Совета управляющих МАГАТЭ в начале ноября, докажет, что иранская ядерная программа наверняка преследует военные цели. По мнению специалистов, это будет самым жестким и самым полным докладом в истории МАГАТЭ о ходе реализации иранской атомной программы. Ясно, что вслед за обнародованием доклада вновь встанет вопрос о санкциях.

4.САНКЦИИ

В начале месяца Россия еще раз подтвердила, что санкции против Ирана контрпродуктивны. Замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков заявил, что «Россия уже достаточно длительный срок продолжает убеждать своих коллег по «шестерке» в бесперспективности санкционного давления на Иран». При этом он отметил, что «с политической точки зрения односторонние санкции деструктивны, потому что в результате подрывается авторитет Совбеза. Тот сигнал, который сторонники подобных действий хотели бы довести до иранцев, просто не доходит, потому что адресат воспринимает все это как нелегитимные действия» Соответственно, полагает г-н Рябков, «нам надо идти по другому пути и договариваться. Договариваться безальтернативно. Но при этом без ущерба для наших позиций и приоритетов — я имею в виду и Россию, и других участников «шестерки». На это нацелены наши предложения — российский план, план Лаврова. Речь идет о схеме действий, состоящей из нескольких этапов, реализация которых возможна только и исключительно на принципе взаимности. Вот эту альтернативу мы предлагаем иранцам, и мы удовлетворены тем, что принципы поэтапности и взаимности в качестве базы для переговоров разделяются другими участниками «шестерки».

В октябре было объявлено, что Международная ассоциация воздушного транспорта приступила к реализации новых санкций против компании Iran Air. Ассоциация запретила проводить операции по оплате услуг Iran Air. Это означает, что госкомпания Iran Air не сможет продавать билеты через агентов туристических фирм. Как заявили США, Iran Air использовалась для поддержки военных кругов Ирана.

США ввели санкции против иранской авиакомпании «Mahan Air», которую Вашингтон подозревает в связях с Корпусом стражей исламской революции и входящей в его структуру Силами специального назначения (ССН) «Кодс». «Mahan Air» тесно сотрудничает с КСИР и «Кодс», которые на ее самолетах тайно перевозят своих сотрудников, вооружения и деньги», — заявил заместитель главы американского минфина Дэвид Коэн, Введенный режим, в частности, подразумевает запрет любым физическим и юридическим лицам США на сотрудничество с «Mahan Air». Также речь идет о замораживании активов этой авиакомпании, которые могут находиться под юрисдикцией США.

В этом месяце Иран был подвергнут санкциям не только из-за своей ядерной программы, но и в связи с нарушениями прав человека в стране. Новые санкции против Ирана были приняты 10 числа на плановом заседании Совета ЕС на уровне министров иностранных дел 27 стран сообщества. «Черный список» для Ирана, в котором сегодня числятся 32 человека, которым запрещен въезд в Европу и чьи банковские счета в европейских банках заморожены, пополнится еще 29 фамилиями высших государственных чиновников и руководителей силовых структур. Их страны ЕС считают лично ответственными за нарушения прав человека.

США ввели финансовые санкции в отношении четырех иранцев, связанных, по мнению американских властей, с заговором, якобы имевшего своей целью убийство посла Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра.

В свою очередь, государственный секретарь США Хиллари Клинтон заявила, что Соединенные Штаты будут работать с международными партнерами над обеспечением дальнейшей изоляции Ирана. Вашингтон рассматривает возможность введения санкций против Центрального банка Ирана. Кроме того, изучается, в частности, возможность введения запрета на поставки в США продуктов переработки добытой в Иране нефти странами Европы. А заместитель госсекретаря США по политическим делам Уэнди Шерман рассказала, что Вашингтон сейчас призывает другие страны «отложить или вообще отменить» планируемые визиты к ним высокопоставленных официальных лиц Ирана. Кроме того, Белый дом настаивает на том, чтобы другие страны отказывались предоставлять иранской спецслужбе «Кодс» «какую-либо платформу для работы на их территории».

Израиль также настаивает на усилении санкций против ИРИ. Международные санкции в отношении Ирана должны быть ужесточены, заявил министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман. «Не секрет, я считаю, что международное сообщество должно, прежде всего, ввести полные санкции, а не те, что приняты на сегодняшний день», — сказал он. «Прежде всего, это должен быть полный бойкот, полная изоляция Центробанка Ирана…, — пояснил Либерман. «Второе, конечно же, ввести санкции в отношении иранской нефтеперерабатывающей промышленности: с одной стороны, перестать покупать в Иране нефть и газ, а с другой — полные санкции на любое сотрудничество в поставках оборудования для иранских НПЗ», — заявил израильский министр.

23 октября лидеры стран Евросоюза предупредили Иран о том, что против него будут введены более жесткие санкции, если он не сможет рассеять опасения относительно своей ядерной программы. На саммите в Брюсселе представители 27 стран-членов Евросоюза призвали Иран начать «конструктивные и содержательные» переговоры с западными государствами с целью выработать переговорное решение ядерного вопроса, для того чтобы «избежать возможных ограничительных мер в будущем». В своем заявлении лидеры стран Евросоюза призвали к подготовке новых санкций, которые «могут быть применены в надлежащий момент в случае отказа Ирана серьезно сотрудничать или выполнять свои обязательства».

5.НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В Тегеране в центре по проведению авиашоу началось строительство аэрокосмического технологического центра, получившего название «Кахкешан» (Галактика). По иранским данным, на строительство этого центра потребуется два года. Глава Штаба по развитию аэрокосмических технологий г-н Фарахи сообщил, что в техноцентре «Кахкешан» будет работать более ста компаний, специализирующихся в области авиационных и космических технологий. На первом этапе центр будет занимать площадь в 24 га. Церемония начала строительства «Кахкешан» состоялась в рамках 2-ой национальной выставки достижений в области аэрокосмической промышленности.

Кроме строительства и оснащения необходимым оборудованием космических центров, в Иране с целью централизации космических исследований рассматривается вопрос о создании аэрокосмической промзоны (так называемого промышленного городка) и с этой целью ведутся поиски подходящего места. Планируется также решить вопрос о создании национального космодрома.

Космическая программа Ирана неразрывно связана с ракетной программой. 5 октября министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди в рамках проходившего в г. Хамадане заседания правительства заявил, что в ближайшем будущем предоставит информацию, касающуюся реализации проектов по созданию различных видов крылатых и баллистических ракет. Он отметил, что в настоящее время завершаются работы по созданию новой крылатой ракеты морского базирования «Зафар» (Триумф), которые в скором времени поступят на вооружение. Министерство обороны проведет демонстрацию и презентацию этой ракеты. Ранее генерал Вахиди объявил, что в Иране успешно проведен испытательный запуск «Зафар» и отметил, что эта ракета — самая быстрая в мире крылатая ракета морского базирования. «Эти ракеты вместе с другими нашими системами могут значительно увеличить оборонный потенциал страны», — заявил министр. По мнению иранских военных специалистов, в последнее десятилетие Иран сделал гигантский прогресс в производстве вооружений, особенно в области ракетных технологий. Недавней разработкой ВПК ИРИ, о которой было объявлено публике на военном параде в сентябре, стала крылатая ракета морского базирования «Кадер». Она уже запущена в серийное производство и поставлена на вооружение ВМС ИРИ, а также КСИР. Напомним, ракета морского и берегового базирования «Кадер» имеет радиус действия до 200 километров. Она предназначена для поражения целей на море и береговых объектов противника. Тегеран запустил программу развития вооружения в ходе ирано-иракской войны 1980-1988 гг. с целью снижения последствий эмбарго, введенного США на продажу вооружения Ирану. С 1992 г. ИРИ производит собственные танки, бронетранспортеры и ракеты. Иранские официальные лица всегда подчеркивали, что военная программа ИРИ носит исключительно оборонительный характер и не должна восприниматься как угроза для любой другой страны.

По словам министра Вахиди, иранские специалисты также ведут работу по улучшению технических показателей существующих моделей национальных истребителей. Имея значительный опыт по созданию и массовому производству отечественных истребителей, таких как «Сайеге» (Удар молнии) и «Азарахш» (Молния), Иран приступил к работам по созданию более современных моделей истребителей, заявил министр обороны ИРИ в ходе посещения воздушной базы Ноджех в г. Хамадане, в 400 км. к юго-западу от Тегерана. Иранские истребители «Сайеге» и «Азарахш» являются модифицированными аналогами американских F/A-18 и F-5E/F Tiger II. Впервые эскадрилья истребителей «Сайеге» была продемонстрирована на авиашоу в Иране в сентябре 2010 г.,

Ведется работа и в области создания беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Недаром, командующий Силами охраны правопорядка Исмаил Ахмади Мокаддам заявил, что в скором времени на границах страны будут задействованы беспилотные самолеты. Он отметил, что с этой целью беспилотники уже приобретены. Сейчас обслуживающий персонал проходит соответствующее обучение. По его словам, использование БПЛА сделает пустынные районы в Иране крайне небезопасными для контрабандистов и наркомафии. Он также сообщил, что, помимо беспилотных самолетов, для рекогносцировки в пустынных районах используются и другие летательные аппараты, в том числе гирокоптеры, гиропланы и оснащенные двигателями дельтапланы.

Вводя в строй собственные БПЛА, иранское военное руководство принимает на вооружение и средства уничтожения БПЛА противника. В октябре пришло сообщение, что иранские ПВО обзавелись суперсовременными радарами, способными обнаруживать и сбивать самые малогабаритные беспилотные летательные аппараты. Командующий войсками ПВО генерал Фарзад Эсмаили заявил, что в прошлом у иранской армии не было возможности обнаруживать беспилотники. Теперь новые системы ПВО в состоянии засечь любое вторжение в иранское воздушное пространство. По словам генерала, ПВО страны полностью контролирует подходы к воздушному пространству Ирана. Он подчеркнул, что помимо этой, принципиально новой разработки, постоянно совершенствуются и более старые системы, уже стоящие на вооружении иранской армии. С этими заявлениями генерал выступил после публикации израильскими СМИ сообщений о том, что к концу года на вооружение израильской армии поступят БПЛА Heron TP, способные долететь до Ирана. Напомним, что в сентябре командир военной базы Хатам аль-Анбия, бригадный генерал Бахруз Джахеди заявил, что инженеры и ученые ИРИ работают над созданием новой радарной системы, которая будет обеспечивать перехват крылатых ракет. По информации из иранских источников, радиус действия новой системы – 3000 километров. Это означает, что она позволит Ирану следить за воздушным пространством таких государств, как Украина и Италия. Под контролем иранской ПВО окажутся запад Китая, Поволжье и Урал. По словам генерала, радар способен также обнаруживать цели, летящие на бреющем полете. Он также поведал, что Иран также разработал прибор, создающий помехи навигационной системе GPS. По его словам, она позволит отводить от целей крылатые ракеты противника.

Военно-морские амбиции Ирана распространяются на весь мир. В середине октября министр обороны генерал Вахиди во время визита на завод по строительству эсминцев в каспийском порту Энзели в очередной раз заявил, что Иран намерен направить боевые корабли ВМС в Атлантический океан. По его словам, Иран имеет значимое присутствие в Каспийском море, Персидском и Оманском заливах, Индийском океане и других международных водах и собирается осуществить свое присутствие также в Атлантическом океане. Генерал также сообщил, что в ближайшем будущем завершится строительство еще одного эсминца типа «Джамаран». Эсминец «Джамаран» входит в число боевых кораблей, предназначенных для поражения надводных и подводных целей. Боевой корабль оснащен современным средствами ПВО, имеет возможность приема на борт вертолетов и оборудовано системой заправки вертолетов.

Именно этот корабль, входящий в состав 16-ой флотилии, Тегеран планирует направить в ближайшее время в Красное море. По сообщению МИД ИРИ, это «шаг по обеспечению безопасности исламской республики и ее интересов». «Речь идет об эсминце «Джамаран» — первом корабле, созданном иранской военной промышленностью. Целью его отправки в Красное море является законное отстаивание наших интересов», — пояснили во внешнеполитическом ведомстве Ирана. было заявлено, что «Тегеран не намерен предпринимать агрессивных действий в отношении какого бы то ни было государства и нашими целями является только самооборона».

Для демонстрации силы в мировом океане Ирану необходимы авианосцы. В октябре пришло сообщение, что ВМС Ирана одобрили результаты эскизного проектирования авианосцев и вскоре приступят к соответствующим научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам. Об этом заявил заместитель командующего ВМС Ирана по исследовательским работам и оперативной автономности Мансур Максудлу. «ВМС Ирана проделали большую работу по проектированию и строительству кораблей различных типов, и теперь, с приобретением ноу-хау и опыта, флот намерен спроектировать и построить вертолетоносцы и авианосцы», — заявил Максудлу. Иран в состоянии довести до конца строительство авианосца, несмотря на то, что это очень длительная работа, добавил чиновник. Перед иранским флотом стоит задача проектирования и строительства, в том числе многосерийного, кораблей и судов различных типов, подчеркнул он. По словам Максудлу, самым примечательным кораблем из тех, что сегодня находятся на иранских стапелях, является эсминец «Джамаран -2». Строительство этого и некоторых других кораблей близится к завершению. Первый отечественный эсминец ««Джамаран» типа «Моудж» (Волна) вошел в состав ВМС Ирана 19 февраля 2010 года.

Не забывают ВМС ИРИ и подводный флот. Вскоре на вооружение иранских ВМС поступит новая подводная лодка «Фатех» (Завоеватель) национального производства, оснащенная самым современным оборудованием, а также различными типами ракетных комплексов, морскими минами и прочим современным вооружением. Подлодка весом 600 тонн способна погружаться на глубину до 200 метров и находиться в плавании 5 недель. Сообщается также, что субмарина будет осуществлять патрулирование в территориальных водах Ирана и защищать интересы Исламской Республики на море.

Другие виды и рода войск ИРИ также оснащаются самым современным вооружением. Иранские эксперты объявили о том, что разработали модель электромагнитной пушки, стреляющей стальными пулями без детонирующей боевой части. По словам иранских военных инженеров, собственная разработка ВПК ИРИ — Рельсотрон (рельсовый импульсный электродный ускоритель масс, принцип действия которого основан на силе Лоренца, превращающей электрическую энергию в кинетическую) способен раз в минуту выпускать по три 8-мм стальные пули. Для перезарядки электромагнитной пушке требуется 2 секунды после каждого выстрела. Скорость выпущенной пули составляет 330 метров в секунду. Преимуществом новой высокотехнологичной пушки перед стандартным огнестрельным оружием является бесшумность и ее способность стрелять пулями без детонирующей пороховой боевой части. Эти свойства делают разработанный образец незаменимым для дистанционной охраны важных персон, защиты складов боеприпасов, нефтехранилищ и НПЗ, газовых резервуаров и других жизненно важных объектов и сооружений.

Обеспокоенные осуществленными против ИРИ кибер-атаками, иранские власти предпринимают шаги по противодействию внедрению компьютерных вирусов. В Иране сформирована специальная структура, в которую войдут военные и которая будет заниматься защитой ИРИ от нападения кибер-преступников. По словам командующего службой гражданской обороны страны генерала Голям Резы Джаляли, новую структуру будут возглавлять военные, в нее также войдут представители министерства обороны и министерства по делам телекоммуникаций. Она должна будет тесно сотрудничать с разведслужбами Ирана. За последнее время Иран уже дважды подвергался мощным кибер-атакам. По мнению Тегерана, эти атаки носят характер спланированной кампании, которая направлена на подрыв ядерной программы страны. В прошлом году мощный вирус Stuxnet атаковал иранские ядерные объекты и другие промышленные предприятия. Иранские власти признали, что этот вирус повлиял на работу нескольких центрифуг, которые являются ключевым компонентом в производстве ядерного топлива.

Таким образом, в октябре, вновь возобновилась кампания противников президента Ахмадинежада по дискредитации его самого и его соратников. Поводом для этого стал грандиозный скандал, связанный с мошенничеством в размере 2,8 млрд долларов, который считается крупнейшим хищением в Иране. На внешнеполитическом поле основным направлением оставалось, как и прежде, «арабское направление». Ядерная программа ознаменовалась большой победой: произведена первая промышленная партия «желтого кейка» — полуфабриката для наработки обогащенного урана. В санкционных мерах против ИРИ наметилась тенденция к их ужесточению в рамках индивидуальных односторонних инициатив отдельных стран. В области вооружений Иран, как всегда, продолжал активно работать над созданием новых образцов, прикрываясь дымовой завесой пропаганды.

43.9MB | MySQL:92 | 0,978sec