Концепция «Шелкового Пути» как кризис американской стратегии в исламском мире

Вывод американских войск из Афганистана и полная неясность с будущим режима Х.Карзая, судя по всему, ставит «крест» еще на одном глобальном проекте США в регионе: т.н. концепции воссоздания «Великого шелкового пути». Об этой концепции стали открыто говорить американские представители Госдепартамента США в прошлом году. Предполагалось, что она должна была быть реализована к 2014 году. В России указанные планы многими аналитиками расценивались как некий инструмент американской экспансии, которая была направлена на «отрыв» государств Центральной Азии из зоны российского влияния с одновременным созданием альтернативных путей транспортировки грузов и углеводородов в обход российских систем трубопроводов. При этом в качестве политической альтернативы ШОС и ОДКБ должен был быть создан некий союз Афганистана-Пакистана-Индии. Ключевым моментом всей этой концепции стал бы новый трубопровод, который бы дал возможность перекачивать туркменский газ (а в перспективе и узбекский) непосредственно в терминалы на побережье Аравийского моря. Афганистан в этих проектах занимал центральное место, именно ему отводилась основная роль не только в организации всей этой логистической схемы, но и передачи электроэнергии с генерирующих мощностей из Центоальной Азии в тот же Пакистан. По идее, это ослабляло Иран в качестве основного источника поставок углеводородов для стран Азии и создавало плацдарм для американцев в республиках Центральной Азии. Основную часть инвестиционной нагрузки при этом должны были нести частные компании при политической и военной поддержке США. Вкратце, это основные контуры этого глобального проекта.

Непонятно, почему так обеспокоились наши аналитики. В данном случае мы имеем дело с явной «маниловщиной», которая была «рождена» в недрах Госдепартамента США явно «по заказу» с целью политически обосновать американский вход в Афганистан. Была там конечно и пресловутая «Аль-Каида», но это задача временная, а Белому Дому нужны концепции развития на десятилетия. Любой аналитик мог бы в самом начале проекта очень убедительно рассказать, почему этот проект является полной утопией. При этом очень долго разговаривать о будущем Афганистана, кризисе в американо-пакистанских отношениях, «традиционной дружбе между Пакистаном и Индией», а также о частных инвесторах, которым совсем не жалко своих миллиардов ради проектов Х.Клинтон. Это все не так важно, и относится к сфере «страноведческого» дилетантизма американского разведсообщества. Именно оно было основным разработчиком концепции «Шелкового Пути», Госдеп в данном случае служил в большей части «рупором» и механизмом политической «настройки». Для нас основным моментом будет другое.

Белый Дом по-прежнему рассчитывает на создание «стабильного» Афганистана, без которого вся эта идея «Шелкового Пути», как и многих других, относящихся к этому региону, является неосуществимой. Только с очень весомой поправкой. Это будет не «карзаевский» Афганистан, а талибский. Ровно на эту тему и будут разговаривать американцы и талибы при посредничестве пакистанских разведывательных структур в Катаре, где недавно был открыт официальный офис «Талибана». Именно по этой причине Пакистан и США так жестко «сошлись» на «афганском поле», и ровно по этой причине Исламабад в качестве одной из основных задач обозначает установление своего полного контроля над Афганистаном. Х.Карзай, как впрочем, и любой другой лидер, пришедший к власти на «американских штыках», в этом качестве абсолютно не устраивает пакистанскую элиту, что предопределяет его скорый уход. И в Дохе будут говорить лишь о формате этого ухода.

Это основной момент, который необходимо зафиксировать. Пакистан не намерен ни с кем «делиться» своим влиянием в регионе, а тем более с американцами. И борьба за Афганистан стимулирована не сколько «боязнью» попадания Кабула под индийское влияние (хотя это тоже), но и, прежде всего намерением Исламабада самостоятельно «отработать» проект создания глобальных логистических коридоров через свою территорию. Собственно одной из целей пакистанской ядерной программы был этот момент, поскольку он гарантирует не только силовой паритет с Дели, но и «самостоятельность» Исламабада в реализации проекта «Шелкового пути». На сегодняшний день эта задача является для пакистанской элиты приоритетной, поскольку обеспечивает экономическую стабильность и выживаемость страны в долгосрочной перспективе.

Это очень важный момент, который говорит о том, что страны все активнее стараются выйти из-под «зонтика» США и играть самостоятельную роль, прежде всего в углеводородных проектах. По мере смены элит в арабских и мусульманских странах и расширения клуба ядерных держав эта тенденция будет только нарастать. И как выясняется, современная армия и флот в данном случае бессильны. Аналитики ЦРУ США недавно официально признали это, заявив о фиаско в Афганистане. У американцев назрел очень серьезный кризис идей и поля для маневров в условиях, когда те же саудовцы и катарцы очень агрессивно начинают работать «в третьем мире», зачастую действуя не в унисон со своим союзником. И здесь кроется еще одна очень большая опасность.

Американские стратеги могут пойти «за морковкой», полагая, что смена диктаторских режимов в исламских странах в настоящее время является определяющей тенденцией. При этом совершенно очевидна разница между сменами режимов, например, в Египте и Ливии. То, что сейчас отрабатывается в Сирии с подачи тех же «заливников» – есть попытка реализовать «ливийский сценарий». И американцам сейчас важно уяснить для себя, что первичная победа над нелояльными им режимами в арабских странах в последующем обернется поражением в силу нарушения баланса сил в мусульманском мире и резкого усиления влияния саудовцев и катарцев. Как это бывает, показывает тот же Афганистан, в котором США за время своего военного присутствия не смогли достичь ни одной из поставленных целей.

44.08MB | MySQL:87 | 0,825sec