Йемен – как «зеркало» арабских «революций». Часть 1

Мы уже говорили, что бои правительственных войск с исламистами в Абъяне имеют явный оттенок борьбы за власть между старой элитой, которая сплотилась вокруг бывшего лидера А.А.Салеха и новыми властями в лице президента А.Хади и поддерживающей его коалицией политических партий в лице оппозиционного блока «Лика Муштарака». На этом фоне, по данным СМИ, ЦРУ США запросило у президента Б.Обамы разрешение и, что более важно, дополнительные ассигнования на расширение операций американских БПЛА в этой стране. Логика втягивания в конфликт неумолимо диктует свои правила, и вслед за беспилотниками, по всей видимости, последуют просьбы о посылке дополнительных воинских контингентов. Спецназ США при этом уже находится на Сокотре, активно обустраивая старую базу советских подводных лодок, а представители Пентагона активно «бомбардируют» через своего посла в Сане новое йеменское руководство просьбами о «временном размещении своих военнослужащих» в ряде ключевых и «исламистски опасных» регионах Йемена. Хади пока разрешение на это не дает, но и не отказывает категорически. Он выжидает, справедливо полагая, что такой сценарий может вызвать самые непредсказуемые последствия, включая новый виток сепаратизма на Юге и мощную активизацию исламистов и радикалов, которые получат в таком случае «полное основание» для борьбы с иноверцами «в колыбели исламской цивилизации». Ведь недаром один из признанных «духовных отцов» того течения, которое называют «Аль-Каидой», шейх Зиндани пригрозил, что в случае входа американцев в Йемен, их ждет «ад». Не знаем насчет «ада», но совершенно очевидно, что никакой воинский контингент американцев не сможет ликвидировать радикалов кардинально, а вот серьезную смуту, которая начнет реально угрожать стабильности и физическому существованию аравийских монархий, породит, безусловно. Как и стимулирует новый виток «джихадизма», который явно стал «выдыхаться» на фоне « арабской весны», и сепаратизма на юге и севере страны. Собственно поэтому тот же Эр-Рияд к такой инициативе Вашингтона относится более чем настороженно. Для себя отметим, что возможное дислоцирование американских военных в Йемене будет означать новый виток не просто напряженности, а реальной угрозы возникновения на Аравийском полуострове «нового Афганистана».

У нынешнего йеменского руководителя Хади, помимо этого, свои резоны. Он (и поддерживающие его силы) опасаются того, что американцы, которые уже прекрасно и наглядно доказали свое «умение» распутывать «сложные восточные клубки» в Ираке и Афганистане, тем самым стимулируют не просто развитие хаоса, но и «невольно помогут» бывшему президенту А.А.Салеху и его окружению вернуться во власть в качестве «спасителя нации». По крайней мере, Салех делает все возможное для того, чтобы такой сценарий произошел. И в качестве первого этапа он всячески саботирует реформу силовых структур страны, которые долгое время являлись его «личной вотчиной». Для него сохранение управлением спецслужбами и Республиканской гвардией – это тот «Рубикон», за которым уже ничто не сможет остановить поступательного движения по переделу собственности и отъему «всего того, что нажито непосильным трудом».

Борьба за «силовиков» (а вернее за право их реформирования с целью установления личного контроля) вообще является основным этапом перехода страны в новое политическое и государственное качество. В случае успеха последует уже более символическая борьба за сферы нефтедобычи и торговли оружием. И Салех это понимает отчетливо. Йемен здесь не является чем-то из ряда вон выходящим. Схватка за силовые структуры по-прежнему является основным условием успешного прихода во власть новых политических элит фактически во всех арабских странах, переживающих этап трансформации. Это наглядно видно и в Египте, и в Ливии, и в Сирии, и в Ираке. Может быть, только Тунис избежал этой участи в силу своей специфики. Во всех без исключения странах именно этот фактор определяет успех проводимых реформ, но что самое главное – все новые руководители арабских стран стараются всеми правдами или неправдами сконцентрировать в своих руках контроль над этими институтами. Это обстоятельство заставляет очень серьезно сомневаться в успехе скорой «демократизации» государственной машины этих стран. В том же Ираке стремление премьер-министра Н.аль-Малики контролировать монопольно силовиков порождает фактический развал страны. В АРЕ военные не желают отдавать власть, а в Ливии вооруженные отряды не подчиняются никому, кроме своих племенных вождей. «Человек с ружьем», но никак не «демократические принципы» остаются главенствующими в арабском мире. Транспаранты с требованиями демократии в руках у митингующих шиитов на том же Бахрейне – это лишь дань универсальному механизму по переводу своих «шкурных» интересов на язык «бледнолицых» из США и Европы, на которых это слово производит такое же магическое впечатление, как в свое время на папуаса пустая консервная банка. В арабском мире никто не собирается применять в реальности эти самые «демократические принципы», а если еще проще – делиться властью с теми, у кого мало или совсем нет этих самых «человеков с ружьями». Статусность по-прежнему определяется на Востоке возможностью «выставить» достаточное количество «штыков», а значит – и достаточным количеством «звонкой монеты». Эти два момента кровно связаны, а значит, борьба за силовые структуры является сейчас на Востоке основой и необходимой предпосылкой для любых реформ. Приход к власти в том же Ираке «угнетаемых С.Хусейном шиитов» приводит с неизбежностью к возникновению уже «шиитской диктатуры», «самостоятельность» курдов – к развалу страны, а в Ливии — просто к хаосу. «Устав» от старых восточных диктаторов, Запад решил побыть «богом» и «активно поучаствовал» в их замене на новых. Выскаем спорный тезис о том, что самое лучшие в этой ситуации – вообще не вмешиваться в происходящее на Востоке, предоставив право местным жителям самим разбираться со своими проблемами, какими бы «негуманными способами» на взгляд просвещенных европейцев они это не делали бы и как бы не взывали «о своем стремлении к демократии». И видимо так оно и было бы (вспомним Руанду), если бы не «проклятые углеводороды», коими природа щедро одарила Восток и не очень Запад.

В следующей части мы попробуем проиллюстрировать это на примере Йемена и разобраться, кто же все-таки воюет в Абъяне, а главное – за что.

42.92MB | MySQL:92 | 1,001sec