ШОС глазами турецких экспертов

29 мая с.г. в Пекине состоялся научный форум «Ланьтинь», на котором присутствовали представители посольств государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в КНР, а также ученые и журналисты различных стран. В ходе этого форума обсуждались вопросы, которые должны войти в повестку дня предстоящего саммита ШОС, проведение которого запланировано на 6-7 июня с.г. в Пекине. Один из таких вопросов касается предоставления Турции статуса партнера по диалогу ШОС. Напомним, что в эту организацию входят Россия, Китай, и 4 государства Центральной Азии – Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Привлекательность ШОС в глазах соседних стран достаточно высока. Статус наблюдателей при ШОС на сегодняшний день имеют Индия, Иран, Монголия и Пакистан. Ожидается, что на июньской встрече такой же статус получит Афганистан. На начальной стадии сотрудничества с организацией находятся страны, имеющие статус «партнеров по диалогу». Таких стран сейчас две – Беларусь и Шри-Ланка. И вот теперь этот статус должна получить и Турция.

Что выиграет Анкара от участия в ШОС и что она может предложить «шанхайской шестерке»? Вот что по этому поводу сказал в своем интервью РГРК «Голос России» вице-премьер Турции и руководитель Парламентской группы дружбы с Россией Салих Капусуз: «Улучшение отношений между евразийскими странами укрепляет сотрудничество между политическими лидерами и деловыми кругами; диалог и сотрудничество расширяются по всем направлениям. Мы придаем большое значение совместным мероприятиям по укреплению контактов и сотрудничества между нашими странами. Мы очень заинтересованы в повышении уровня и масштабов отношений, которые были достигнуты нами за последние годы. И я считаю, что отношения между Турцией и Россией внесут большой вклад в развитие общерегионального сотрудничества в Евразии. В мире существует определенное количество международных организаций. Это стало результатом взаимного стремления стран к укреплению сотрудничества. Турция в некоторых организациях участвует напрямую, в некоторых принимает косвенное участие. И то, что в рамках ШОС Турции будет предоставлен статус партнера по диалогу, соответствует общей миссии Турецкой Республики, которая выступает за развитие диалога между различными странами. Мы придаем большое значение совместным усилиям и прорывам такого рода. Мы продолжаем вести переговоры с ЕС о полноправном членстве, но в то же время мы поддерживаем развитие наших связей и с другими объединениями, пытаемся внести свой вклад в укрепление сотрудничества с другими международными структурами, а также прилагаем большие усилия для расширения двусторонних связей с различными государствами. Мы поддерживаем совместные усилия, которые прилагаются в рамках таких организаций, как ШОС, и дорожим своими связями с такими организациями. Мы ценим и наши двусторонние отношения со странами ШОС, с некоторыми из которых они находятся на достаточно высоком и партнерском уровне».

По словам турецкого вице-премьера, Турция сегодня стремительно развивает свои связи с ключевыми странами Евразии практически по всем направлениям. Но не отразится ли это на ее отношениях с западными странами? На этот вопрос главный эксперт турецкого Института внешней политики профессор Решат Арым отвечает следующим образом: «Запад должен понимать, что Турция – это страна, которая заинтересована в развитии политических, экономических и культурных связей со всем миром. Турция стремится укрепить свои связи в т.ч. и со странами Центральной Азии. Запад должен понимать, что в мире существует не только Запад, помимо него есть также и Север, и Юг, и Восток. И Турции нужны прорывные отношения по всем направлениям. И основа нынешней турецкой внешней политики заключается именно в этом». Профессор Р. Арым считает, что, способствуя развитию сотрудничества между ключевыми странами Евразии, ШОС становится главным международным игроком евразийского пространства. И это привлекает соседние страны.

В целом, турецкие аналитические центры дают положительную оценку деятельности ШОС. Так, например, в своем коллективном докладе эксперты Центра стратегических исследований мудрецов (BILGESAM) отмечают следующие достижения «шанхайской шестерки»: 1) урегулирование пограничных споров между КНР и другими участниками ШОС; 2) подписание Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом; 3) учреждение Секретариата ШОС; 4) создание регионального антитеррористического центра и Исполнительного комитета Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС. Важным показателем успешной деятельности ШОС, по их мнению, следует считать предоставление Организации статуса наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН. Авторы коллективного доклада отмечают также и растущий уровень доверия между странами-участницами ШОС: «После того как главы государств-членов ШОС в 2004 г. приняли Ташкентскую декларацию сотрудничество между странами «шанхайской шестерки» стало развиваться по всем направлениям. В целях укрепления взаимодоверия в ходе саммита в Астане, проведенного в 2005 г., страны ШОС попросили США определиться со сроками вывода своих войск из Центральной Азии». При этом аналитики BILGESAM обращают внимание на сохранение некоторых разногласий между участниками ШОС. Известно, например, что Китай выступает за создание на территории стран ШОС зоны свободной торговли. Однако, по мнению России, с этим пока не стоит торопиться.

Турецкие эксперты убеждены в том, что уровень отношений между Турцией и странами ШОС во многом определяется ролью первой на международной арене. Политические обозреватели Центра афро-евразийских стратегических исследований (AFASAM) обращают внимание на то, что с начала 1990-х гг. Турция последовательно расширяет свои двусторонние связи со странами Центральной Азии и прилагает усилия и для создания региональных площадок. Особого внимания, по мнению специалистов AFASAM, заслуживает Организация экономического сотрудничества (ОЭС), в которую вошли три страны Среднего Востока, пять стран Средней Азии, Азербайджан и Пакистан. Кроме того, Турция поддерживает программу НАТО «Партнерство ради мира», запущенную в 1994 г. Экспертами AFASAM отмечается важная роль Турции в энергетических проектах стран Центральной Азии, а также стратегическое месторасположение страны в рамках формирования «нового шелкового пути».

Деятельность ШОС с точки зрения американских амбиций в Центральной Азии рассматривает аналитик Анкарского института стратегических исследований профессор Мехмет-Акиф Окур, по убеждению которого «главная историческая и стратегическая задача Соединенных Штатов состоит в том, чтобы не допустить появления на международной арене доминирующей евразийской военно-политической силы и сохранить возможность оказывать влияние на политическое и экономическое развитие Евразии». Профессор М.-А. Окур приходит к выводу, что на самом деле Турция, как стратегический союзник США и член НАТО, косвенным образом поддерживает эту задачу Вашингтона. Поддержка Анкары особенно проявляется в ее усилиях по привлечению среднеазиатских стран к натовскому проекту «Партнерство ради мира».

С первого взгляда кажется, что мнения профессоров М.-А. Окура и Р. Арыма расходятся, однако, на самом деле, они лишь дополняют друг друга. Убедиться в этом нам помогает комплексная статья проректора Коджаэлийского университета и эксперта Турецко-азиатского центра стратегических исследований (TASAM) профессора Хасрета Чомака «Будущее ШОС в рамках глобальной поляризации и безопасность Турции», в которой отмечается, что, развивая отношения с Россией, Китаем и странами Центральной Азии, Турция преследует, прежде всего, следующие задачи: 1) стать влиятельной силой в центрально-азиатском регионе; 2) расширить и сохранить свое влияние в регионе; 3) стать участником наиболее влиятельных организаций региона; 4) играть активную роль в делах влиятельных региональных объединений; 5) развивать свои потенциальные возможности становления региональной державой.

Обращая внимание на растущее число инициатив по расширению сотрудничества между ЕС и НАФТА, а также между НАФТА и АТЭС, Х. Чомак отмечает, что «вакуум» в цепочке сотрудничества между Азиатско-тихоокеанским регионом и Евразией все еще сохраняется. По мнению турецкого профессора, Турция могла бы сыграть роль недостающего звена в цепочке по-настоящему глобального взаимодействия. Для достижения этой амбициозной цели он предлагает развивать торгово-инвестиционные отношения с АТЭС и НАФТА в рамках институционального сотрудничества. И начинать нужно, по мнению проректора Коджаэлийского университета, с получения статуса «страны-наблюдателя» в таких международных структурах как АСЕМ (Форум «Азия-Европа»), АТЭС и НАФТА. Обращая внимание на то, что сегодня на повестке дня стоит вопрос о формировании «нового шелкового пути», который бы обеспечивал транспортировку энергоресурсов из стран Центральной Азии и Южного Кавказа в Европу, а также расширял товарооборот между Китаем и европейскими странами, профессор Х. Чомак убежден в том, что нельзя рассматривать ШОС в качестве «альтернативной международной экономической площадки». Он уверен, что путем проведения «рациональной многосторонней дипломатии» Турция может достичь того, чего ей не удавалось достичь в рамках двусторонней дипломатии.

Определенный интерес с точки зрения понимания целей и задач центрально-азиатской стратегии Турции в рамках ее региональных и даже глобальных амбиций представляют следующие рассуждения Х. Чомака: «США и Япония, используя АТЭС, пытаются создать в АТР важный экономический потенциал, а страны Евросоюза в целях расширения сотрудничества с экономическими агентами Азии в 1996 г. в Бангкоке запустили процесс проведения регулярных саммитов в рамках Форума «Азия-Европа». Точно так же и Турция должна использовать свои преимущества, достигнутые ею, в т.ч. в рамках Таможенного союза с ЕС, и принимать активное участие не только в процессе формирования системы глобального сотрудничества, но и находиться внутри этой системы. Формируя новые каналы взаимодействия с региональными экономическими объединениями, Турция должна настаивать на приобретении статуса наблюдателя в АТЭС и АСЕАН. Необходимо, чтобы и Организация экономического сотрудничества стала такой международной структурой, которая бы активно взаимодействовала с ЕС, АСЕАН и АТЭС». Следует отметить, что Х. Чомак не рассматривает вопрос о полноправном участии в ОЭС России и Китая. Но при этом он подчеркивает, что с Россией и Китаем ОЭС должна выстраивать «особые формы сотрудничества». Таким образом, можно предположить, что, по мнению эксперта ТASAM, Организация экономического сотрудничества могла бы сыграть роль регионального конкурента ШОС. Однако с учетом обостряющегося турецко-иранского соперничества, расширения влияния ШОС и снижения американского влияния в странах Центральной Азии ОЭС выглядит не совсем удачным инструментом интенсификации регионального интеграционного взаимодействия. Это стало одной из причин повышения роли Совета сотрудничества тюркоязычных стран в центрально-азиатской политике Турции.

Итак, сегодня ШОС – это очень важная структура, влияние и привлекательность которой с каждым годом возрастает. Для Турции эта организация имеет большое значение, прежде всего, с экономической точки зрения. Необходимо отметить, что и страны ШОС, со своей стороны, заинтересованы в таком партнере, как Турция. По мнению большинства турецких экспертов, Турция должна стремиться стать не только страной-партнером по диалогу ШОС, но и страной-наблюдателем в этой организации. Это соответствует как нынешним внешнеполитическим амбициям Турции, так и ее роли на международной арене.

40.75MB | MySQL:66 | 0,911sec