К возобновлению транзита МССБ/НАТО в Афганистан через территорию Пакистана: чья победа?

5 июля 2012 г. возобновил свою работу «южный» или транспакистанский маршрут снабжения международных военных присутствий в Афганистане. По информации пакистанских СМИ, первые автомашины с грузами для США и их союзников по НАТО/Международным силам содействия безопасности (МССБ) пересекли пакистано-афганскую границу через контрольно-пропускной пункт в Чамане (провинция Белуджистан).

Возобновление транзита стало возможным после продолжавшихся несколько месяцев пакистано-американских переговоров, в ходе которых стороны пытались сблизить казалось бы непримиримые позиции. Запросные позиции Исламабада сводились к следующему: добиться от США официальных извинений за гибель 24 пакистанских военнослужащих, погибших 26 ноября 2011 г. в результате удара американской авиации на пакистано-афганской границе вблизи деревни Салала (этот инцидент, получивший широкий общественный резонанс, послужил главным поводом для приостановки транзита), и гарантий неповторения подобного в будущем; положить конец практике нанесения несогласованных с Исламабадом авиаударов с американских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) по террористическим целям в приграничных с Афганистаном районах; договориться с Вашингтоном об уплате в пакистанскую казну «справедливых» транзитных пошлин.

Вести переговоры на таких условиях пакистанским властям было вдвойне тяжело. С одной стороны, очевидно, что рассчитывать на серьезные уступки «великой державы» со стороны Пакистана, чья экономика во многом зависит от финансовой помощи США и их союзников, было несколько самонадеянно. С другой стороны, за каждым шагом пакистанских переговорщиков неотступно следила оппозиция, в преддверии всеобщих выборов ожидавшая любого удобного повода, чтобы подвергнуть критике правящий режим за «предательство национальных интересов». В апреле 2012 г. в правительство Исламской Республики Пакистан (ИРП) были направлены рекомендации специального парламентского комитета по безопасности, призвавшие к ужесточению политики в отношении США и обеспечению безусловного соблюдения ими суверенитета ИРП.

Для Вашингтона важно было договориться с Пакистаном о скорейшем восстановлении функционирования «южного» маршрута снабжения иностранных военных присутствий в Афганистане на приемлемых условиях. Ведь доставка грузов по альтернативным, «северным» транзитным путям (в первую очередь, через территорию России и центральноазиатские республики) обходится гораздо дороже — 17,5 тыс. долларов США за один контейнер против 7,2 тыс. долларов США. По оценкам Министерства обороны США, задействование новых маршрутов выливается в дополнительные расходы из американского бюджета в размере 100 млн долларов в месяц. С учетом постепенной передачи ответственности за безопасность в Афганистане национальным вооруженным силам и полиции, а также предстоящего в ближайшие годы вывода иностранных войск и военной техники из Афганистана значение более дешевого пути через Пакистан будет лишь возрастать.

В то же время американские дипломаты и военные наотрез отказывались приносить извинения за ноябрьский инцидент на афгано-пакистанской границе, утверждая, что столкновение было спровоцировано пакистанскими военнослужащими, первыми открывшими стрельбу по американцам. Не считали в Вашингтоне приемлемым и пакистанское требование прекратить авиаудары по террористическим целям на территории ИРП — в контектсе известной позиции Исламабада, отказывающегося начать на северо-западе страны силовые операции против укрывающихся там афганских боевиков (прежде всего, из так называемой «сети Хаккани») применение БПЛА остается для США чуть ли не единственным средством уничтожения представителей «непримиримой» афганской оппозиции, нашедших убежище в соседнем государстве. Что же касается вопроса об уплате «справедливых» транзитных пошлин в пакистанский бюджет (а, по некотрым сообщениям, пакистанцы требовали чуть ли не 5 тыс. долларов США за один контейнер), то в нем американцы также были не готовы идти навстречу своим азиатским партнерам — иначе это привело бы к чрезмерному удорожанию «южного» транзитного пути.

Если бы стороны жестко следовали этим установкам, договориться, по-видимому, так никогда бы и не удалось. Но на то и нужны переговоры, чтобы достигать компромисса. В итоге «сделка» стала возможной.

3 июля 2012 г. госсекретарь США Х.Клинтон выступила со специальным заявлением. Она сообщила, что в этот же день имела беседу с министром иностранных дел Пакистана Х.Р.Кхар, в ходе которой «вновь выразила самые глубокие сожаления в связи с трагическим инцидентом в Салале в ноябре прошлого года». В заявлении подчеркивается, что и Х.Клинтон, и Х.Р.Кхар признали ошибки, повлекшие гибель пакистанских военнослужащих. Со своей стороны, Х.Клинтон вновь подтвердила, что «Америка уважает суверенитет Пакистана и привержена совместной с ним работе в стремлении достичь общих целей на основе обоюдных интересов и взаимного уважения. При этом «ради более важных интересов мира и безопасности в Афганистане и регионе» Пакистан обязался и впредь не взимать никаких транзитных пошлин за прохождение грузов США и МССБ/НАТО по его территории.

Вечером 3 июля состоялось заседание Комитета по обороне Кабинета министров Пакистана с участием высшего военного руководства, которое одобрило решение о возобновлении натовского транзита. На следующий день, 4 июля оно было утверждено и самим Кабинетом министров, необходимые указания были даны таможенным и пограничным службам. Представители правящего режима старались выдать условия «сделки» за свою безусловную победу. Министр информации К.З.Кайра подчеркнул: Пакистан-таки добился своего и заставил «великую державу» извиниться. Премьер-министр Р.П.Ашраф пояснил, что затягивать с открытием транспакистанского маршрута было более невозможно — это сказывалось не только на отношениях с США, но и на взаимодействии с десятками других стран, направивших в Афганистан свох военнослужащих. Кроме того, акцентировалось, что оружие в ИРА будет разрешено провозить только для афганских национальных сил безопасности, а не для МССБ/НАТО; последние же вольны транспортировать вооружения только в обратном направлении при выводе войск.

Параллельно было объявлено, что в ближайшие месяцы США перечислят Пакистану более 1,1 млрд долл. США из Фонда поддержки коалиции — т. е. средства, «замороженные» после ухудщения американо-пакистанских отношений. Не исключается, что вскоре между Пакистаном и США будет достигнута договоренность о проведении за американский счет дорожно-строительных работ в ИРП по ремонту и восстановлению шоссейных маршрутов, ведущих в Афганистан.

Добился ли Пакистан желаемого? Как представляется автору, нет. Официальные извинения из Вашингтона так и не прозвучали. Все, что получили пакистанцы — лишь «сожаления». Причем, Исламабаду пришлось согласиться, что гибель военнослужащих в ноябре 2011 г. — частично результат его собственных ошибок. Плата «за транзит» так и не установлена. Про прекращение использования БПЛА в пограничных с Афганистаном районах нет и речи. На все это обращают внимание противники правящего режима, подвергшие резкой критике условия «сделки». Лидер оппозиции в Национальной ассамблее (нижней палате парламента) Ч.Н.Али Хан, например, обвинил правительство в том, что при принятии решения о возобновлении транзита оно будто бы не учло ни одной из принятых парламентом в апреле 2012 г. рекомендаций. Глава религиозной Партии исламских богословов Фазл ур-Рехман заявил следующее: «США и НАТО убивают наших братьев в Афганистане, теперь мы тоже будем к этому причастны». Другие клерикальные партии и организации, объединившиеся на платформе «Совета по защите Пакистана», пообещали организовать 8 июля по этому поводу масштабное протестное шествие из Лахора до Исламабада. Представитель пакистанских талибов, обвинив центральные власти в раболепии перед США, заявил о намерениях совершать теракты против любых транспортных средств, перевозящих грузы для ММСБ/НАТО по территории Пакистана.

Очевидно, что тема восстановления американо-натовского транзита и американо-пакистанских отношений в целом будет широко использоваться в качестве фактора внутриполитической борьбы с учетом намеченных на март 2013 г. всеобщих выборов. С учетом распространенных в Пакистане антиамериканских настроений ясно, что симпатии электората будут не на стороне правительства Р.П.Ашрафа — по данным опросов общественного мнения, проведенных в июне 2012 г. авторитетным исследовательским объединением «Пью Рисеч Сентр», 74 процента респондентов в Пакистане питают к Америке враждебные чувства.

Что же тогда побудило Кабинет министров ИРП согласиться с такими условиями? Судя по всему, это и понимание ограниченности имеющихся возможностей воздействия на администарцию Б.Обамы, сумевшую в короткие сроки наладить поставки по альтернативным маршрутам, и потребность в зарубежной финансово-экономической помощи, и опасность попадания ИРП в международную изоляцию. Ведь получалось, что Пакистан чуть ли не препятствует усилиям коалиции по нормализации обстановки в Афганистане.

Так кто же победил? Однозначно — США. Примечательно, кстати, что заявление о возобновлении транзита сделало не правительство ИРП, а госсекретарь США.

52.49MB | MySQL:103 | 0,505sec