Турция: от политики «ноль проблем с соседями» к политике «хочешь мира, готовься к войне»?

Как сообщила 1 августа с.г. турецкая газета «Миллиет», за последние 2 месяца на рассмотрение в Конгресс Соединенных Штатов были представлены соглашения на поставку американского оружия странам Персидского залива на общую сумму свыше 11 млрд долл. Главными покупателями стали союзники США в регионе — Кувейт, Катар, Саудовская Аравия и Оман. Против кого эти государства так стремительно вооружаются? Как отразится обострение региональной гонки вооружений на других странах Ближнего Востока, например, на Турции? Для ответа на эти вопросы обратимся непосредственно к турецким экспертам. В настоящей статье рассмотрены два противоположных мнения. Первое из них разделяют сторонники правящей происламской Партии справедливости и развития (ПСР), второе – активисты оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) и приверженцы кемализма.

Большой интерес с точки зрения понимания официальной позиции Анкары по поводу стремительного вооружения стран Персидского залива представляет статья эксперта Центра экономических и социальных исследований (ESAM) доктора политических наук профессора Ойи Акгененч. В своей работе, опубликованной на сайте ESAM, она соглашается с тем, что вооружение ближневосточных стран в тех масштабах, которые мы наблюдаем сегодня, ведет к региональной гонке вооружений с крайне негативными последствиями для всего региона. Однако это, по ее мнению, процесс «естественный» и «неизбежный». И в такой ситуации, считает профессор Акгененч, очень важно как следует и вовремя подготовиться к крупномасштабной региональной войне, основанной на противостоянии между суннитами и шиитами. Она убеждена в том, что готово практически уже все, осталось только нажать на курок. А потому и нынешняя политика Турции в отношении соседних стран вполне логична.

«Если в тот или иной регион увеличиваются поставки оружия, то это значит, что над регионом нависла опасность. И страны вооружаются либо в целях нападения, либо в целях обороны. По поводу растущих поставок американского оружия в Ближневосточный регион следует обратить внимание на то, что процесс этот протекает на протяжении достаточно длительного времени, что говорит о масштабной подготовке к серьезным боевым столкновениям. Такое положение дел не может не вызывать беспокойство. Существует большой риск внезапного обострения ситуации в регионе и начала масштабных боевых действий. В настоящее время отношения между Ираном и Саудовской Аравией ухудшились до предела. Это дает основание утверждать, что арабские страны вооружаются против Ирана, поскольку с Израилем такой масштабной войны пока не предвидится. То есть, назревает межконфессиональная война: суннитский блок против шиитского. Стороны известны, поле битвы определено, оружие есть, остается только придумать достойную причину», — пишет в своей статье О. Акгененч, обращая внимание на то, что суннитский и шиитский блоки стали наиболее четко формироваться после оккупации Ирака в 2003 г. Именно с тех пор отношения между двумя исламскими течениями стали резко обостряться. При этом она отмечает, что в Ливане на почве противостояния исламских течений периодически вспыхивают массовые беспорядки. Сирийский кризис, по ее мнению, тоже возник по этой же самой причине. Столкновения в Бахрейне стали происходить также в результате суннитско-шиитского противостояния. То есть, все идет к началу региональной межконфессиональной войны. Профессор О. Акгененч сравнивает обостряющееся противостояние в исламском мире с религиозными войнами в Европе, которые длились на протяжении 130 лет.

В этой связи возникает вопрос, какую роль будет играть Турция в случае развития событий на Ближнем Востоке по такому мрачному сценарию? Турция внимательно следит за событиями в регионе, и уже неоднократно заявляла, что будет действовать в рамках принципов международного права. Что это означает на практике? На этот вопрос в своем коллективном докладе попытались дать ответ эксперты Института ближневосточных стратегических исследований (ORSAM). По их мнению, Турция, ввиду ее роли региональной державы и геостратегического месторасположения, должна рассматривать проблемы исключительно через призму норм международного права. Например, по вопросу нарушения прав человека в той или иной стране Турция должна оказывать содействие в его разрешении в рамках юридических норм, а не с позиции определенной религии или течения. Это необходимо и потому, что внутри Турции проживают представители различных конфессий. Но при этом авторы доклада признают, что реализовать это на практике очень сложно. Поскольку, с одной стороны, Турция является близким союзником Соединенных Штатов, с другой — важным игроком Ближнего Востока. Анкару с Вашингтоном связывают натовские узы, но Анкара не может принимать решений исходя только из этой связи. Турцию с регионом связывают многовековые отношения. Ближний Восток имеет для Турции большое значение как единое неразрывное целое. Поскольку разделение Ближнего Востока на суннитский и шиитский блоки ограничивают региональные амбиции турок.

Все вышеперечисленные факторы, по мнению экспертов ORSAM, необходимо учитывать при формировании внешнеполитической линии в отношении каждого государства региона. Поэтому, считают они, Турции необходимо придерживаться следующих установок: во-первых, ни в коем случае не рассматривать проблемы Ближнего Востока с позиции определенной конфессии (в частности, с позиции суннитского блока или, что еще хуже, через призму ханафитского мазхаба); во-вторых, быть категорически против установления биполярного мирового порядка. Турции, по мнению авторов доклада, необходимо быть третьей решающей силой в рамках регионального баланса сил.

При поверхностном рассмотрении нынешней турецкой внешней политики складывается впечатление, словно она формируется спонтанно и лишена последовательности. Например, по целому ряду вопросов Турция все еще не заявила о своей конкретной позиции и проводит выжидательную политику. И, надо заметить, что такое поведение не всегда в ее пользу. Благодаря такой гибкости Турция по каждой конкретной проблеме формирует свой индивидуальный подход. Например, к событиям в Египте у нее был один подход, к событиям в Ливии – другой, к сирийскому кризису – третий. Турция выступила против введения антииранских санкций, хотя является стратегическим союзником Соединенных Штатов и ведет переговоры о вступлении в Евросоюз. В то же время Турция укрепляет отношения с Шанхайской организацией сотрудничества.

Можно ли все перечисленное выше рассматривать в качестве результата проведения многовекторной и самостоятельной внешней политики? По мнению, например, научного сотрудника Билькентского университета и бывшего председателя Совета ветеранов Турции Корая Гюрбюза, нет. Анализируя турецкую ближневосточную политику, он утверждает, что Турция в американском проекте Большого Ближнего Востока встала на сторону Соединенных Штатов, и это вынуждает ее выступать против своих соседей — Ирана, Ирака, Сирии, а также других стран Ближневосточного региона, поскольку цели и задачи политики США вступают в открытие противоречие с целями государств региона. «Америка пытается установить в регионе свою гегемонию, однако страны региона не намерены терять свою самостоятельность и независимость. Америка часто прибегает к политике провоцирования беспорядков в той или иной стране. А затем, якобы в целях демократизации политической системы вмешивается во внутренние дела этой страны. Политика подобного распространения демократии – это одна из самых больших ловушек Вашингтона. После возбуждения беспорядков в масштабах региона Соединенные Штаты осуществляет поставки оружия в эти страны. Однако покупатели Ближневосточного региона расплачиваются с Америкой не деньгами, а еще не добытой нефтью, которая в итоге обходится американцам по максимально низкой цене. Таким образом, страны региона, с одной стороны, продают свои ресурсы по очень заниженной цене, с другой – все больше попадают в зависимость от Соединенных Штатов», — пишет в своей статье, опубликованной на сайте Института стратегических исследований им. Шириноглу, К. Гюрбюз.

Большой интерес представляют размышления сотрудника Билькентского университета относительно ситуации в Сирии и сирийской политики Турции. Обращая внимание на то, что события в арабской республике оказывают крайне негативное воздействие практически на всех ее соседей, он утверждает, что в Сирии, на самом деле, происходит не что иное, как очередное типичное проявление американской политики по реализации проекта Большого Ближнего Востока. По его мнению, Курдистан, который создан американцами на севере Ирака, должен сыграть ключевую роль в этом проекте. У этого «государствоподобного образования» нет четких границ. Военный эксперт убежден в том, что беспорядки в Сирии провоцируются для того, чтобы осуществить вторжение в Сирию, поскольку в этом случае, во-первых, Курдистан сможет получить доступ к другим странам региона, во-вторых, в Сирии будет установлен проамериканский режим. К. Гюрбюз в своей статье отмечает, что один из путей поставок нефти пролегает через территорию северного Ирака и Сирии до Средиземного моря и оттуда на мировые рынки. Однако, — пишет бывший председатель Совета ветеранов Турции, — Сирия категорически против строительства такого пути, поскольку существуют прочные и глубокие связи между Дамаском и Москвой. Именно поэтому и возник сирийский кризис, который может привести к крупномасштабной войне с непредсказуемыми последствиями. Трудности и нищета, с которой может столкнуться сирийский народ в результате этой войны, очень негативно отразятся на всем регионе. Военный эксперт полагает, что Турции в отношении Сирии следовало бы вести себя гораздо более осторожно и двигаться в направлении исключительно мирного разрешения возникшего кризиса, обострение которого неминуемо приведет к значительному росту вызовов и угроз для самой Турции.

Безусловно, Турция смогла бы сыграть конструктивную роль в процессе урегулирования кризисной ситуации на Ближнем Востоке. Однако, судя по всему, по мнению нынешней политической власти страны, путь к региональному лидерству лежит в другой плоскости, где стал совершенно иначе трактоваться смысл главного постулата турецкой внешней политики «мир в стране, мир во всем мире».

40.71MB | MySQL:66 | 0,960sec