О развитии китайско-пакистанского сотрудничества в сфере ПВО и ВВС

Основную угрозу для ПВО Пакистана представляют тяжелые истребители Су-30МКИ, используемые ВВС Индии, а в перспективе – истребители пятого поколения АМСА (индийское обозначение российского Т-5). Данные самолеты могут быть вооружены противорадиолокационными ракетами большой дальности, которые позволят даже не входить в зону опознавания ПВО Пакистана. В этой связи в последние годы военно-политическое руководство Пакистана активно развивает военно-техническое сотрудничество с КНР (в области вооружении и военной техники для подразделений противовоздушной обороны).

По информации СМИ КНР, в конце 2016 г. подразделения ПВО ВВС Пакистана получат зенитно-ракетные комплексы LY-80, в том числе 8 РЛС IBIS-1560Ad и три роты пусковых установок (ПУ). Контракт стоимостью 300 млн долл. США был подписан в 2013 г.

Зенитно-ракетная система LY-80 является экспортной версией ЗРС средней дальности «Хунци-16А». Известны следующие тактико-технические характеристики (ТТХ):

– максимальная дальность обнаружения цели: 140 км;

– максимальная дальность поражения цели: 50 км;

– минимальная дальность поражения цели 3 км;

– высота поражения цели: от 5 м до 20 км;

– максимальная скорость зенитной ракеты: 3 МАХа.

В состав одной роты ЗРС LY-80 входят восемь пусковых установки на колесном шасси. Каждая ПУ перевозит шесть зенитных ракет. Для функционирования одной роты необходимы две РЛС IBIS-150Ad и одна машина с системой управления. Передача информации между РЛС, системой управления и ПУ роты/дивизиона осуществляется по радиоканалу. Вероятно, данный комплекс способен осуществлять перехват противокорабельных ракет, а также управляемых ракет класса «воздух-земля».

Следует отметить, что в настоящее время на территории Пакистана уже развернуты две роты ЗРС FD-2000 (экспортная версия «Хунци-9»). Известно, что  «Хунци-9» является нелицензионной копией российского ЗРК С-300 ПМУ1, однако китайская версия не отличается надежностью перехвата целей в условиях сильного радиоэлектронного противодействия. Кстати, до сих пор российские ЗРК обеспечивают охрану ключевых городов и районов КНР. В составе китайского ЗРС FD-2000, как и в российских системах, действуют ПУ с четырьмя ракетами на каждой.

По информации СМИ КНР, пакистанские военные разместили первые ЗРС на авиабазах, расположенных вдоль линии пакистано-индийской границы. Вероятно, поставленные ЗРС FD-2000 были изготовлены по «турецкому» контракту, который так и не был реализован после нескольких лет долгих и сложных переговоров.

Известно, что в настоящее время в КНР проводятся испытания ЗРС ближнего радиуса действия под обозначением FM-3000 – экспортная версия «Хунци-17». По замыслу китайских оружейников данная система должна поражать низколетящие малозаметные самолеты, вертолеты, беспилотные летательные аппараты, также высокоточные авиационные боеприпасы типа JDAM и SDB на дальности до 20 км. Фактически, китайские оружейники скопировали российский ЗРК «Тор», однако существенно увеличили максимальную дальность зенитных ракет. Китайские специалисты создали ЗРК, обладающий раздельными системами обнаружения и наведения, что позволяет надежно функционировать в условиях применения средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Фактически каждая ПУ FM-3000 с 8 зенитными ракетами функционирует благодаря одной РЛС обнаружения и наведения, которая размещена на отдельной автомашине. Следует отметить, что уничтожение мобильной РЛС сделает из ПУ цель для самолетов вероятного противника.

Таким образом китайские конструкторы ЗРС и ЗРК опираются на схемы и решения, примененные советскими/российским конструкторами и для снижения вероятности исков о защите авторских прав со стороны представителей российского оборонно-промышленного комплекса увеличивают/снижают дальность полета ракет, увеличивают/снижают дальность обнаружения воздушных целей, мотивируя это надежностью функционирования систем.

Российские ЗРК С-400, поставка которых будет начата только в 2018 г., чрезвычайно необходимы как ПВО НОАК, так и китайским конструкторам, которые в очередной раз прибегнут к изучению и копированию элементной базы российской военной продукции. Следует отметить, что для расширения возможностей системы ПВО НОАК необходимо приобретение как С-400, так и более «дальнобойных» ЗРК
С-500, которые позволят бороться с самолетами вероятного противника на дальности 500–700 км, а с баллистическими целями на высотах до 100 км. По данным изданий предприятий оборонно-промышленного комплекса КНР,  российские конструкторы работают и над созданием ЗРС «сверхдальнего действия»» под обозначением С-1000, которая будет способна уничтожать воздушные цели на дальности около 1000 км, а баллистические ракеты на высотах более 200 км.

Кроме того, китайские специалисты внимательно отслеживают информацию о ТТХ новейших ЗРК «Бук-М3», которые, по их мнению, способны уничтожать аэродинамические цели на высотах до 5 м до 30 км и на удалении до 100 км. Интерес с российским «Букам» объясняется просто – у НОАК нет подобных компактных и эффективных систем.

Одновременно официальный Исламабад и Пекин прилагают усилия к развитию авиационной техники. Известно, что Пакистан является основным приобретателем продукции китайского ОПК по различным направлениям, однако именно в сфере военной авиации наблюдается наивысший уровень кооперации. Следует отметить, что китайские и пакистанские конструкторы осуществляют совместный выпуск одномоторного истребителя JF-17 «Гром», а также реализуют программу по его модернизации. Данная машина создавалась как китайская версия советского Миг-23 и по своим ТТХ серьезно уступает американскому F-16 Viper. Китайские аналитики внимательно наблюдали за переговорами между Пакистаном и США по поводу поставки одномоторных истребителей F-16 Viper, которые позволили бы частично обновить парк этих машин, принятых на вооружении еще в 80-е гг. прошлого столетия, однако американские законодатели выдвинули невыгодные для пакистанских ВВС условия и официальный Исламабад заморозил сделку.

С учетом важности пакистанского «военного заказа» китайские инженеры предлагают истребитель пятого поколения «Цзянь-31» (существует только в двух экземплярах).

Известны следующие ТТХ данного самолета:

– длина: 16,8 м;

– размах крыла: 11,5 м;

– высота: 4,8 м;

– максимальная взлетная масса: 25 тонн

В качестве двигателей используются российские РД-93, которые хорошо известны по легким истребителям Миг-29. Китайские аналитики отмечают, что на авиастроительном предприятии в г.Шэньян фактически предприняли попытку построить собственную версию американского F-22, однако взлетная масса серьезно ограничивает запасы топлива и количество боеприпасов (4 ракеты класса «воздух-воздух средней дальности), что отрицательно сказывается на боевых возможностях самолета. Подобная машина вряд ли заинтересует пакистанских военных, поскольку ее мелкосерийное производство начнется не ранее 2022 г. и полная готовность к поставкам на экспорт будет достигнута только к 2025 г.

С учетом вышесказанного, представляется возможным предположить, что предприятия ОПК КНР продолжат поставлять системы ПВО для нужд Пакистана, поскольку конкурентов в силу низкой стоимости у производителей из Поднебесной просто нет. В сфере поставок авиационной техники для ВВС Пакистана вполне вероятно заключение контракта на приобретение проверенных временем истребителей «Цзянь-10Б» поколения  3+, возможностей которых вполне достаточно для патрулирования воздушного пространства вдоль границы с Индией. Кроме того, китайские и пакистанские оружейники работают над крылатым боеприпасом Н-4 (высокоточная оперенная авиабомба, вес 1200 кг, дальность полета 130 км, наведение инерциальное и по каналу GPS), который серьезно расширит возможности существующих одномоторных истребителей JF-17 «Гром».

42.4MB | MySQL:92 | 1,184sec