Анализ попытки военного переворота в Турции 16 июля 2016 года. Часть 3

Третий вопрос, который следует задать: каковы же перспективы развития военно-политической обстановки в Турецкой Республике после попытки военного переворота или что же выиграл президент Р.Т.Эрдоган?

Исследование в третьей части автор проводит исходя из двух положений:

  1. «Имперские» в рамках Турции и ЕС личные амбиции самого Р.Т.Эрдогана.
  2. Факторного анализа возможной военно-политической обстановки в Турции и регионе по результатам «провального военного переворота».

А) Напомним некоторые исторические факты правления президента Р.Т.Эрдогана (родился 26 февраля 1954 года и с 28 августа 2014 года, может избираться на два срока по 5 лет).

Турецкая Республика была основана 29 октября 1923 года, т.е. 29 октября 2023 года исполняется 100-летний юбилей этого государства – светского де-юре, созданного Мустафой Кемаль-пашой – в народе Ататюрком (отцом всех турок).

Представим себе, что Р.Т.Эрдоган во втором столетии Турецкой Республики собирается стать «вторым Ататюрком», которого почитают все поколения турок, т.е. вторым «отцом нации». Попытка военного переворота как раз и была на руку Р.Т.Эрдогану: теперь до президентских выборов 2019 года он может спокойно «бороться» с последствиями переворота, а на выборы с гарантированной для себя победой он выходит с полной военно-политической «экипировкой». А именно:

1) спектр внутриполитических факторов:

— провести чистку и подчинить себе внутрипартийную оппозицию;

— приструнить политическую оппозицию в стране;

— создать по сути новые, верные, подчиненные лично президенту (сломив кастовый дух офицерства) вооруженные силы. При этом, безусловно, наказать всех виновных (вплоть, если потребует парламент (ВНСТ), до применения смертной казни). С другими, кто замешен (не по своей воле) и арестован – не наказывать, но из вооруженных сил уволить; кто не замешен, но арестован по ошибке – разобраться, освободить, облагодетельствовать, компенсировать материальные и моральные убытки, представить народу как верных государству воинов, назначить на новые (может быть высокие) посты в армии;

— сформировать новую судебную систему и прокуратуру;

— «демократично», но без оглядки на Запад разобраться с курдской проблемой в Юго-Восточной Анатолии;

— все это подразумевает внесение изменений или разработку новой по сути конституции страны. При этом, Р.Т.Эрдоган, заручившись поддержкой парламента, может провести в стране любые выборы и референдумы на выгодных ему и правящей партии Партии справедливости и развития (ПСР) условиях –  что скорее всего народ поддержит

— худший из худших вариантов, которые возможно спрогнозировать – это вариант превращения Р.Т.Эрдогана (и всей Турции в целом) из умеренного исламиста образца 1997 года в одного из исламских лидеров (а Турции из светского государства — в исламское);

2) спектр внешнеполитических факторов:

— ЕС и США «наступили» себе на хвост, во-первых, назвав путчистов повстанцами. Следовательно, они (ЕС и США) уже во время путча определились, на чьей они стороне; и это — сторона не Р.Т.Эрдогана. Во-вторых, ЕС и США (и НАТО) не стали на сторону Турции в инциденте с российским фронтовым бомбардировщиком Су-24, представив Анкаре в одиночку «разбираться» с Москвой. В-третьих, ЕС не выполнило условий «по вопросу беженцев» — безвизовый режим для турецких граждан не введен;

— все запугивания Р.Т.Эрдогана откладыванием на неопределенный срок или закрытием вопроса о членстве Турции в ЕС бесперспективны даже для небольших «банановых республик», какими стали стран Прибалтики, Украина и Грузия. Турцию «кормят» обещаниями уже 53 года – ну и что из того?

— на территории Турции в настоящее время сконцентрировано около двух миллионов только сирийских беженцев, не говоря уже о беженцах из Ирака и Афганистана. Они-то — очень даже «козырная» карта в руках Р.Т.Эрдогана в игре с ЕС;

— новым козырем в руках турецкого президента, как ни странно, оказалась… Россия, стоит только посмотреть на официальную (но не «желтую») ленту новостей (возобновление чартеров и регулярных рейсов, разговоров вокруг «Турецкого потока», АЭС «Аккую» — все равно для России это, пожалуй, единственный выход в противостоянии с Европой и др.;

— вывод из-под удара турецкого президента перед Россией тем фактом, что будто бы арестованы летчики самолета F-16, которые будто бы действовали самостоятельно сбив Су-24 (напомним, что двухместные варианты F-16 – это или учебно-боевые самолеты, которые в мирное время в принципе не выполняют боевых задач с боевым авиационным вооружением или самолеты-носители ядерного оружия, за которыми пристально следит разведка всех государств, включая Россию, и они стоят на жестком учете в США);

3) спектр военно-политических факторов:

Если исходить из определения, что «военно-политическая обстановка – это складывающиеся на данный момент времени или прогнозируемые военно-политические отношения военно-политических сил государства (коалиции государств, военно-политических блоков), оказывающих влияние на их военно-политические действия. Результатом анализа военно-политических сил, военно-политических отношений и военно-политических действий является вскрытие (определение или прогнозирование) военно-политического курса государства (коалиции государств, военно-политических блоков). Главным условием вскрытия (определения) ВПО является наличие военной (вооруженной) составляющей или отношение к ней в любое форме (принятие законов, финансирование, обеспечение, обучение, противоборство (вооруженное и невооруженное) с противниками и т.п.)».

В настоящее время, складывается впечатление, что к военной организации Турции (или принимающие активное участие в военном строительстве или применении вооруженных сил) относятся разве что не родильные дома и кладбища, а именно: частные образовательные учреждения, студенческие общежития и пансионы (добавьте военные лицеи (прообраз российских суворовских военных училищ)) и классы с начальной военной подготовкой (кадетские классы в России) – приложение № 2 к постановлению турецкого правительства № KHK/667; частные здравоохранительные учреждения и ведомства — приложение № 1; неправительственные фонды (вакуфы), ассоциации и их политические «отделения» — приложение № 3; высшие учебные заведения, учредителями которых были структуры, указанные в приложении № 3 — приложение № 4; общественные федерации и конфедерации, синдикаты — приложение № 5.

40.64MB | MySQL:68 | 1,031sec