Что стоит за угрозами ИГ в адрес Китая

Боевики из запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) записали очередное видео с угрозами, на этот раз обращенное к властям Китайской Народной Республики. Исламисты угрожают прийти к «тем, кто не понимает» и «объясниться языком оружия». Новое видео террористов записано на арабском и предназначено не для пропаганды, а в качестве прямой дипломатической угрозы властям Китая. Ранее террористы из ИГ обращались к мусульманскому меньшинству в Китае, призывая к началу восстания против китайских властей, однако эти записи были сделаны на уйгурском языке. По данным Пекина, в рядах ИГ воюет несколько сотен добровольцев из Китая. Добавим, что их от силы 200 человек и эта цифра также носит очень условный характер, поскольку не учитывает погибших, а также постоянно мигрирующих из Сирии в Турцию и обратно. При этом основные центры военной подготовки уйгуров все-таки располагаются не в Сирии, а на Филиппинах и в Индонезии. Именно там в последние три месяца с помощью агентурной информации китайских органов безопасности было накрыто две базы местных исламистов, на которых тренировались уйгурские боевики. Основным пунктом переправки их туда был Бангкок, где им через посольскую резидентуру турецкой Национальной разведывательной организации (МИТ) выдавались турецкие паспорта. В прошлом году Пекин через жесткий прессинг по дипломатическим каналам сумел должным образом надавить на власти Таиланда, и соответственно часть уйгуров уже с паспортами Турции была депортирована в КНР. После этого «турецкий транзит» уйгуров несколько минимизировался. Они стали более активно перебираться на Филиппины и в Индонезию. Там они, кстати, пытались овладеть методикой совершения терактов с использованием смертников, для чего в распоряжении одной из джихадистских групп был специально выписан специалист по этому профилю, подданный Великобритании. Еще одним каналом переправки уйгуров в Синьцзянь-Уйгурский автономный район (СУАР) из той же Сирии был «афганский транзит», но через него в КНР попало в прошлом году не более двадцати человек. В общем и целом надо отметить, что китайским спецслужбам во взаимодействии с коллегами из стран Юго-Восточной Азии и Австралии за последний год удалось нанести весьма ощутимые удары по системе логистики и подготовки уйгурских сепаратистов. Эту положительную динамику не портят даже несколько акций уйгуров в китайских городах, когда они пытались взять на вооружение тактику «интифады ножей», которая нашла широкое применение в Израиле в последнее время. В данном случае органам безопасности КНР удалось сделать главное — перенести остроту борьбы с уйгурским подпольем непосредственно за границу в места его постоянного базирования. Если говорить честно, то и нынешняя позиция Пекина по сирийскому конфликту, которая включает в себя явный крен в сторону более активной дипломатической и военной поддержке Дамаска, в большей степени вызвана именно наличием в Сирии уйгурских боевиков.

В этой связи нынешнее видеообращение на сайте ИГ необходимо расценивать как потенциальную угрозу, но при этом избегать каких-либо крайних оценок. То, что размещалось на сайтах ИГ даже в самые лучшие его времена, далеко не всегда претворялось на практике. Вспомним несколько обращений в отношении разжигания войны на Северном Кавказе, например. Основным моментом, определяющим успех контртеррористических операций, по-прежнему будет оставаться хороший уровень агентурного проникновения и взаимодействие с коллегами из азиатских стран. В данном случае интересно другое — почему это обращение появилось сейчас, когда ИГ, в общем-то, переживает не самые лучшие свои времена, и когда речь идет о выживании уже в Ираке и Сирии, а не об экспансии или распространении своего влияния за рубежом. Мы бы не стали все связывать именно с ужесточением позиции Пекина по сирийскому конфликту. В данном конкретном случае это, безусловно, заказное обращение своими причинами, по нашей оценке, обязано совсем не Сирии, а Афганистану. Напомним, что в настоящее время на афганской площадке условно работают две противоборствующие группы внешних игроков. Это собственно сам Кабул совместно с США, и стоящее им в оппозиции в силу попыток игнорирования первой группой их интересов в Афганистане и попыток изолирования от переговоров по внутриафганскому урегулированию трио Пакистан-Иран-КНР. Повышение градуса активности Пекина в данном случае объясняется не только уйгурским вопросом, но и внятными перспективами реализации солидных экономических проектов, типа воссоздания «Шелкового пути», который через афганскую территорию связал бы промышленные зоны КНР с морскими портами Пакистана. Несколько особняком в данной конфигурации стоит Катар, который является стратегическим партнером Турции, и на афганской площадке активно разыгрывает  карту ИГ (сами афганские сторонники ИГ в основном состоят из членов так называемого «катарского крыла» талибов). Причина простая — Катар стремится на равных участвовать в формате решения афганского кризиса. И природа такого поведения Дохи также прозаична — попытки или сорвать, или воздействовать на перспективы реализации пакистано-китайских экономических проектов, в том числе и по вопросу реанимации проекта ТАПИ по транспортировке туркменского газа в Пакистан с участием китайцев. Интересно, что основным местом дислокации сторонников ИГ в Афганистане являются как раз районы, через которые этот трубопровод должен пройти. При этом китайско-пакистанский тандем не торопится приглашать Доху в число своих партнеров ни по политическим, ни по экономическим проектам в Афганистане. В этой связи нынешнее заявление ИГ о «кампании террора» в КНР мы бы рассматривали в большей мере не как реальную угрозу, а как «приглашение к совместному танцу». И в пользу этого свидетельствует не только нынешнее заявление, но и недавние резонансные теракты в Пакистане, ответственность за которые также взяли на себя афганские сторонники ИГ.

62.53MB | MySQL:101 | 0,427sec