О китайско-пакистанских военно-политических контактах и перспективах участия ВС Пакистана в операции против хоуситов в Йемене

По данным СМИ КНР, 1 апреля 2017 года стартовали пятидневные международные учения-соревнования подразделений антитеррора ВС Пакистана, КНР, Турции, Иордании, Шри-Ланки, Малайзии и Великобритании. Условное обозначение учений «Pakistan Army Team Spirit», в качестве района проведения мероприятий выбрана военная база в пакистанской части штата Кашмир. В рамках учений команды сил специального назначения отработают 31 учебно-боевую задачу, выполнят марш-бросок на 60 км. Китайская команда составлена из военнослужащих 21-й армии Западного Военного Округа НОАК.

Открывал учения новый Начальник штаба (НШ) Сухопутных войск (СВ) генерал-лейтенант Камар Джавед Бажва, он в ноябре 2016 г. сменил на этом посту известного в Пакистане генерала Рахила Шарифа, который накопил огромный опыт в деле повышении боеготовности подразделений и борьбе с террористическими группировками.

По оценкам китайских аналитиков, выбор Камара Джаведа Бажвы на место НШ СВ обусловлен следующими причинами:

во-первых, прохождение им стажировки в военных учебных заведения США и Канады;

во-вторых, выполнение обязанностей начальника военных учебных заведений;

в-третьих, опыт командования 10-й армией, зона ответственности которой – штат Кашмир, а также выполнение задач в рамках миротворческих миссий в Конго;

в-четвертых, что особенно значимо, генерал Камар Дажвед Бажва не стремится привлекать внимание, обладает навыками переговорщика, последнее поможет «сглаживать» конфликтные ситуации между военными и гражданскими руководителями. Подобные ситуации нередки в Пакистане, поскольку ОПК страны обеспечивает значительную часть бюджета государства;

в-пятых, в практике внешнеполитической деятельности Пакистана нередко именно НШ СВ ВС участвует в переговорах на высоком уровне.

Следует отметить, что новый начальник штаба СВ Пакистана совершил официальный визит в Пекин 16 марта 2017 г., в рамках которого провел переговоры с членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Чжан Гаоли, заместителем Председателя Центрального Военного Совета (ЦВС) КНР генерал-полковником Фань Чанлуном, Начальником Объединенного Оперативного Штаба (ООШ) при ЦВС генерал-полковником Фан Фэнхуем,  Командующим СВ НОАК генерал-полковником Ли Цзочэном, заместителем начальника ООШ при ЦВС КНР генерал-лейтенантом Чжао Юаньмином (до 8 февраля занимал должность заместителя начальника штаба Ракетных войск НОАК).

Присутствие на переговорах военачальников двух стран представителя высшего партийного руководства КНР и ближайшего соратника председателя КНР указывает на то, что руководитель китайского государства пристально наблюдает за процессом развития китайско-пакистанских отношений. Кстати, Чжан Гаоли передал поздравительное сообщение от председателя КНР Си Цзиньпиня пакистанскому генералу по случаю вступления в должность.

По информации китайских источников, Камар Джавед Бажва довел до сведения китайских собеседников мнение руководства Пакистана о том, что Пекин и Исламабад должны укреплять свои дружественные отношения, наращивать усилия по борьбе с террористической угрозой. Кроме того, члены пакистанской делегации выразили надежду на расширение военно-политического и военно-технического сотрудничества с Поднебесной в свете начала работ по строительству «Китайско-пакистанского экономического коридора» (КПЭК).

Также НШ СВ Пакистана подтвердил, что для охраны китайских специалистов и объектов строящейся инфраструктуры Командование ВС страны выделит до 15 000 военнослужащих, обучение которых уже проводят китайские инструкторы.

В свою очередь, китайские собеседники заверили пакистанских гостей в том, что военно-политическое и военно-техническое сотрудничество двух стран будет подниматься на новый уровень, и выразили надежду, что пакистанские военные не допустят нападений со стороны террористов и исламистов на китайских граждан, ведущих коммерческую деятельность в Пакистане.

Кроме того, представители китайской стороны довели до сведения пакистанской делегации планы по реформированию СВ НОАК и увеличению численности подразделений Морской пехоты ВМС НОАК до 100 тысяч военнослужащих, что позволит развернуть ограниченный контингент на территории пакистанского порта Гвадар для его охраны.

Также пакистанская военная делегация провела переговоры с министром иностранных дел КНР Ван И, в ходе которых руководитель китайского внешнеполитического ведомства подтвердил заинтересованность государственного и частного сектора экономики Поднебесной в безопасной реализации проекта КПЭК.

Однако отметим, что китайские специалисты внимательно наблюдают и за действиями Исламабада на международной арене. Большой интерес китайских аналитиков привлекает решение военно-политического руководства Пакистана о направлении 5000 военнослужащих в Королевство Саудовская Аравия (КСА) для подготовки местных военных и совместного участия в антитеррористической операции в Йемене.

По данным китайских источников, пакистанский военный контингент будет разделен на две части – первая, численностью 3000 военнослужащих, будет направлена на саудовско-йеменскую границу для обеспечения патрулирования и охраны; вторая, численностью 2000 в/с представляет собой полубригаду инструкторов и специалистов в области проведения армейских контртеррористических и специальных операций. По оценкам китайских военных обозревателей, подобная военная помощь, вероятно, позволит официальному Эр-Рияду переломить ситуацию на «йеменском фронте», поскольку именно личные качества и уровень подготовки личного состава подразделений ВС КСА оставляют желать лучшего.

Кроме того, китайские наблюдатели, находящиеся в Пакистане, внимательно отслеживают перемещение бронетехники в направлении морских портов, поскольку официальный Исламабад направит контингент только со своим вооружением и военной техникой. Вероятно, пакистанские военные задействуют танки «Тип-85» или «Аль-Халид 1», бронемашины пехоты М113, многоцелевые боевые бронированные машины «Хамза».

Для поддержки действий своих подразделений в операциях против хоуситов ВС Пакистана готовы направить реактивные системы залпового огня «Тип-83» и колесные самоходные артиллерийские установки SH-1 калибра 155 мм. Для повышения эффективности ствольной и реактивной артиллерии СВ ВС Пакистана могут применять многофункциональные РЛС артиллерийской разведки RA2, которые позволяют обнаруживать позиции противника и одновременно сопровождать от 400 до 600 баллистических целей. По заявлениям китайских специалистов, данная РЛС способна классифицировать и определять траекторию как мин калибра 82 мм, так и  оперативно-тактических ракет «Боркан 1», которыми хуситы регулярно наносят удары по территории КСА.

В отношении стрелкового вооружения известно, что военнослужащие пакистанского контингента будут располагать:

автоматическими винтовками: «тип 56-2» (китайская копия Ак-47),  «тип 81» (пр-во КНР), М4 (пр-во США), G3A3 (пр-во Германия);

помповыми ружьями «Бенелли М4» (пр-во Италия);

крупнокалиберными снайперскими винтовками «Баррэт М82» (пр-во США);

зенитными пулеметами «тип 54» (пр-во Пакистан).

Вполне очевидно, что без вмешательства опытных пакистанских военных Эр-Рияду не принесет успеха даже самая современная военная техника и вооружение американского производства. По этому поводу принц Султан бен Халед аль-Фейсал уже «оправдывался» на мероприятиях в Вашингтоне в октябре 2016 г., где говорил о том, что подразделения специального назначения ВС КСА нельзя обвинять в отсутствии прогресса, ведь они обеспечивают высокоточное наведение для ракет и бомб на земле.

Эти слова являются доказательством неполноценного использования авиационной техники, а именно, истребителей-бомбардировщиков F-15SA (специальная модификация для КСА с модернизированной РЛС), которые по своим возможностям борьбы с наземными целями (оснащены всеми необходимыми средствами для обнаружения, сопровождения и уничтожения наземных целей без дополнительной лазерной подсветки) превосходят F-15E ВВС США.

Подводя итог, следует отметить, что руководителем контртеррористической операции коалиции арабских государств в Йемене  будет бывший НШ СВ  ВС Пакистана Рахил Шариф, который после обстрела посольства КСА в Иране совершил официальные визиты в Тегеран и Эр-Рияд с целью призвать обе стороны к спокойному и конструктивному диалогу. Влиятельность Рахила Шарифа обеспечена давними контактами и регулярной помощью КСА в ходе ближневосточных конфликтов, а также наличием ядерного оружия в арсеналах ВС Пакистана.

62.37MB | MySQL:101 | 0,563sec