О позиции США по Ливии

Президент США Дональд Трамп не желает втягивать свою страну в урегулирование ситуации в Ливии. Об этом он заявил на совместной пресс-конференции в Белом доме с премьер-министром Италии Паоло Джентилони. «Я не вижу роли (США) в Ливии. Думаю, что Соединенные Штаты уже играют достаточно ролей», — заверил американский лидер. «Что я вижу, так это нашу роль в разгроме (запрещенной в РФ) террористической группировки «Исламское государство». В этом отношении мы действуем достаточно эффективно», — сказал он. По словам Д.Трампа, уничтожение группировки  ИГ является для США «первоочередной задачей, вне зависимости от того, идет ли речь об Ираке, Ливии» или какой-либо другой стране. Это действительно так, поскольку американцы поучаствовали в осаде и взятии «колыбели» ИГ в Ливии города Сирт, да и то в основном помогая авиацией и пытаясь как-то стимулировать мисуратовские бригады штурмовать этот город с помощью нескольких десятков инструкторов. США вообще неохотно участвовали в первой массовой кампании европейцев и катарцев в свержении М.Каддафи, ограничившись опять же авиацией, дипломатической и технической поддержкой в виде предоставления развединформации со спутников. Но все это было при Б.Обаме, который терпеливо носил свой имидж «миротворца». Политика новой администрации предельно брутальна и не терпит излишних раздумий в случае, если надо применить силу. И лозунг «борьбы с ИГ» является в данном случае универсальным средством при необходимости вмешаться в тот или иной локальный конфликт, поскольку «франшизы» ИГ существуют сейчас практически везде. По крайней мере, именно над такой репутацией сейчас активно работает Д.Трамп и его команда, что, кстати, совершенно не значит, что они в реальности эту силу собираются применять. Если же смотреть по сути, то политика Д.Трампа есть несколько гипертрофированная на словах и, в общем-то, больше символичная по действиям попытка скопировать политику своих предшественников-республиканцев Р.Рейгана и Дж.Буша-ст., ничего при этом не выдумывая. Те же реперные точки опоры на старых региональных союзников, те же враги, и та же общая линия по глобальному сдерживанию Москвы. На примере Афганистана даже делается попытка вновь возродить известный тезис «об использовании Россией государственного терроризма». Кстати, похоже, что именно гипотетическая возможность налаживания нормальных отношений с Россией непредсказуемым Д.Трампом более всего волновала в равной степени и демократическую, и республиканскую элиты США после его прихода к власти. Как только стало ясно, что Д.Трамп делать этого не будет, все успокоились и терпеливо сносят все те глупости, которые пока еще только заявляет новый президент. Типа ядерной бомбардировки объектов в КНДР. Это мы к тому, что убежденный тренд на сдерживание России является в политической элите США главенствующим и глубинным, что делает совершенно нереальным какое-либо стратегически эффективное партнерство с Вашингтоном в принципе, в том числе и в формате борьбы с терроризмом или достижения договоренности по сирийскому (не говоря уже об украинском) конфликту.

В ливийском конфликте позиция Вашингтона при этом также примерно ясна. Ситуация со штурмом Сирта показала воочию, что какой-либо серьезной полевой силы, на которую американцы могли бы без всяких оглядок рассчитывать, среди всего многообразия ливийского политического ландшафта просто нет. Цитадель ИГ штурмовали несколько месяцев выше запланированных сроков с применением американской авиации посредством вроде бы боеспособных и примирившихся мисуратовских бригад. В результате — потери атакующих превысили все допустимые пределы, и сам штурм, в общем-то, ограничился установлением какого-никакого контроля на городом, хотя первоначально планировалось уничтожить отступившие отряды сторонников ИГ в пустыне. Где теперь эти отряды бродят и что от них следует ожидать, никому не известно. К тому же те силы, на которые американцы предполагали опираться первоначально, как на некую системообразующую в перспективе силу, оказались сильно заражены идеологией «Братьев-мусульман», которых Д.Трамп чуть было, не подумав, решил объявить сначала «вне закона». Несмотря на то, что потом силовики и дипломаты разъяснили «горячему президенту», что тогда придется воевать с половиной мусульманских государств, в которых «братья» в той или иной степени и виде присутствуют в законодательной и исполнительной ветвях власти, но «осадочек остался». Например, во всех своих нынешних переговорах с силовиками из тех же КСА или АРЕ американцы отдельным пунктом ставят вопрос об обмене разведданными в отношении активности «Братьев-мусульман». Другими словами, Вашингтон совершенно не желает влезать во второй Афганистан, что совершенно не означает, что он оставит ливийское направление без внимания. Просто влиять на ситуацию и в случае необходимости вмешиваться он будет с тунисского плацдарма. Первоначально планировалось задействовать еще и алжирский, но на более активное взаимодействие, нежели чем по линии поставок вооружения и неофициального, практически разового использования своего воздушного пространства для полетов американских беспилотников, алжирское руководство пока не идет. Именно в этой связи Тунис объявлен Госдепартаментом США и Пентагоном «важнейшим партнером США вне блока НАТО», даже несмотря на то, что в исполнительной и законодательной власти присутствуют «Братья-мусульмане» из партии «Ан-Нахда». Как следствие, началось активное оснащение тунисских силовиков американским оружием, прежде всего ударными вертолетами и радарами наземного и морского базирования. Активно тренируется тунисский спецназ силами американских инструкторов и, в общем-то, в Пентагоне серьезно рассчитывают на то, что вскоре в Тунисе официально появится серьезная база американских беспилотников. По некоторым данным, она там уже неофициально действует. Пока же в страну 12 апреля с.г. прибыл сухогруз M/V Ocean Globe, на который 29 марта во Флориде было загружено 18 вертолетов Bell OH-58D «Kiowa Warrior» и соответствующее оборудование. Все эти вертолеты отгружены с арсеналов Пентагона. Теперь их общее количество составило 24 с учетом еще 6, доставленных в феврале. Таким образом завершена, операция по поставкам вертолетов Bell OH-58D, которая была одобрена Госдепартаментом США в мае 2016 года. Помимо этого, американские специалисты в настоящее время подбирают необходимую площадку в Тунисе для базирования 6 ударных вертолетов Blackhawk UH-60, сделка о продаже которых была заключена еще в 2015 году, но компания Сикорского сильно затянула выполнение этого контракта с учетом недостаточности финансирования со стороны Туниса. Теперь же эти поставки идут в рамках прямой военной помощи со стороны США. Одновременно Пентагон объявил конкурс по поиску частных компаний, которые должны будут обучить тунисских летчиков пилотированию всей этой техникой.

52.46MB | MySQL:102 | 0,634sec