Военно-политическая обстановка в Ираке (август 2005 года)

Военно-политическая обстановка в Ираке в августе 2005 года характеризовалась сложностью и нестабильностью. По-прежнему отличалась высокой степенью интенсивности террористическая и боевая деятельность сил местной вооруженной оппозиции и иностранных боевиков. Главным событием внутриполитической жизни страны стало завершение работы над проектом новой конституции Ирака, который, однако, не был поддержан политическими силами, представляющими интересы арабского суннитского населения. Внешнеполитическая деятельность официального Багдада в августе продолжала концентрироваться главным образом на вопросах отношений с соседними государствами и получения зарубежной помощи.

Высокий уровень напряженности сохраняется в сфере безопасности. Причем наиболее сильной активность сил местного вооруженного сопротивления и иностранных боевиков была в первой половине августа, затем она несколько снизилась.

Наиболее часто различного рода вооруженные акции, теракты, другие проявления насилия продолжают происходить в Багдаде и его окрестностях, а также в западных, центральных и северных регионах Ирака, главным образом в таких городах (и прилегающих к ним районах), как Киркук, Хит, Эль-Хадита, Хаклания, Баакуба, Мосул, Самарра, Тикрит, Рамади. Эль-Фаллуджа, Талль-Афар, Эль-Каим, Дакук, Эль-Хаббания, Байджи, Хусейба, и в ряде других мест. При этом одним из главных центров вооруженной оппозиции остается город Рамади. Боевики также пытаются восстановить свои позиции в Эль-Фаллудже.

Войсковые операции, проводившиеся войсками США совместно с иракскими правительственными силами с целью ликвидации баз и опорных пунктов партизан и боевиков на западе Ирака, значительного реального успеха не имели. Так, уже через несколько дней после окончания операции «Мгновенный удар» на западе Ирака, в которой участвовали 800 американских и 180 иракских военнослужащих, в городе Эль-Хадита вновь появились боевики.

В ходе операций против повстанцев и боевиков американские войска широко используют боевую авиацию, которая зачастую наносит удары не только по вооруженному противнику, но и по гражданскому населению, что ведет к большим человеческим жертвам и способствует росту антиамериканских настроений среди иракцев.

Повстанцы и боевики продолжают активно действовать к югу от Багдада в районе городов Эль-Махмудия, Эль-Латифия, Эль-Мусайиб.

На юге Ирака интенсивность вооруженных акций и других насильственных действий была заметно меньше, чем на западе, севере и в центре страны. Здесь они имели место в городах Эс-Самава, Басра, Эн-Наджаф, Кербела, Эд-Дивания, Эль-Амара и некоторых других местах.

На территории Иракского Курдистана число насильственных действий по-прежнему было незначительно и ситуация в сфере безопасности в этом регионе сохранялась стабильной.

Американские эксперты, говоря об иракском сопротивлении, подчеркивают, что оно своей деятельностью «пишет новые правила современных партизанских войн. Они (повстанцы. — Авт.) игнорировали правила, которыми руководствовались большинство партизан XX века: пытаться получить широкую общественную поддержку, создать политическое крыло движения, сформировать альтернативную систему управления и придать законность своим действия на международном уровне». Иракские повстанцы не имеют харизматического лидера, у них не просматривается «четкая цепочка командования» и они «даже не имеют общей, связывающей всех идеологии». Их главной целью остается «сеять хаос в Ираке», различными способами тормозить процесс восстановления страны, всячески ослаблять местные силы безопасности («подрезать им жилки») и «выдавливать из страны самую мощную в мире военную силу». … «Повстанцы показали замечательную способность адаптировать свою тактику для того, чтобы наносить максимальный урон как гражданским, так и военным целям».

Значительную часть терактов продолжают совершать террористы-смертники. Основными целями нападений партизан и боевиков по-прежнему остаются представители местной власти различных уровней, политические и религиозные деятели, иракские военные и полицейские, местные жители, обслуживающие иностранные (американские) войска, а также иностранцы, работающие в Ираке. Вместе с тем в августе заметно увеличилось число нападений на военнослужащих США. Продолжались нападения и подрывы различных административных зданий, пунктов набора добровольцев в иракскую армию и полицию.

По мнению американских военных экспертов, методы действий боевиков и террористов в Ираке все больше напоминают тактику, которую шиитская экстремистская организация «Хизбалла» применяла в 1990-е годы против израильских войск в Южном Ливане. При этом военные США не исключают, что действующие в Ираке боевики получают помощь от «Хизбаллы» в деле подготовки кадров, изготовлении взрывных устройств и обучении способам их применения. В частности, речь идет о боеприпасах, способных успешно поражать тяжелую бронетехнику, в том числе танки М1 «Абрамс».

Не прекращаются теракты и диверсии на предприятиях нефтяной отрасли (нефтепроводах, нефтяных месторождениях, нефтеперерабатывающих заводах), что происходит главным образом в северных и центральных районах страны. 27 августа из-за повреждений в результате диверсий в очередной раз была приостановлена работа экспортного нефтепровода Киркук – Джейхан (Турция).

По признанию американского командования, за прошедший год число нападений партизан и боевиков на иракских автодорогах возросло в два раза. В настоящее время в среднем в неделю совершается около 30 подобных нападений. Наиболее часто атакам подвергаются автоколонны, следующие из Кувейта, Иордании и Турции в районах, прилегающих к Багдаду. В то же время благодаря установке специальной бронезащиты число потерь среди военнослужащих американского тылового командования в Ираке сократилось. На сегодняшний день специальное бронирование имеют примерно 2000 транспортных средств. Регулярные нападения боевиков на транспортные автоколонны не только серьезно затрудняют материально-техническое и тыловое обеспечение войск США и их союзников, но и самым негативным образом влияют на снабжение населения Ирака продовольствием, топливом и другими товарами.

Одной из основных целей нападений партизан и террористов остаются водопроводы и другие объекты водного хозяйства.

Не прекращаются нападения на журналистов. Всего со времени начала войны в марте 2003 года в этой стране погибли 67 корреспондентов и других работников СМИ, а двое из них числятся пропавшими без вести. Ирак сегодня считается наиболее опасной страной для работы журналистов.

Очень сложная обстановка сохраняется на границах Ирака с соседними государствами. США не прекращают выдвигать обвинения в адрес Ирана и Сирии в непринятии надлежащих мер по пресечению проникновения иностранных боевиков на иракскую территорию и оказанию помощи иракской вооруженной оппозиции.

В то же время сами иракские власти не подтверждают контрабанду оружия из Ирана. Британский генерал Дж. Б. Даттон также заявил, что у него отсутствует достоверная информация о переброске иранского оружия в южные районы Ирака.

Сирия продолжает опровергать обвинения в свой адрес в попустительстве проникновению иностранных боевиков на иракскую территорию, заявляя, что границу с восточным соседом (605 км) в настоящее время охраняют до 10 тыс. военнослужащих и на ней создано более 300 наблюдательных постов. Одновременно Дамаск обвиняет Вашингтон и Лондон в отказе предоставить Сирии современные технические средства наблюдения, необходимые для контроля на границе.

Иракские власти обвиняют Иорданию в предоставлении убежища лицам, причастным к «террористической деятельности» прежнего правительства страны, в том числе членам семьи С. Хусейна. По мнению нынешних иракских властей, бывшие функционеры саддамовского режима, находящиеся на иорданской территории, «используют огромные суммы денег, имеющихся в их распоряжении, на поддержку организаций, обеспечивающих в Ираке интересы партии Баас», то есть сил сопротивления. Аналогичные обвинения выдвигаются в адрес Сирии и ОАЭ. Официальный Багдад выражает желание подписать с этими странами, прежде всего с Иорданией, соглашения о совместной борьбе против терроризма.

Вместе с тем отметим нехарактерное для иракского руководства заявление, сделанное министром транспорта Ирака С. аль-Мульки во время его визита в САР о том, что «сирийские власти не имеют ничего общего с тем, что сейчас происходит в Ираке». Правда, одновременно иракский министр потребовал от соседних стран контролировать «свои границы, препятствуя таким образом проникновению боевиков».

Все более опасные формы и масштабы принимают взаимные акты насилия между арабами-суннитами и шиитами. Практически постоянно совершаются убийства политических и религиозных деятелей обеих общин, рядовых суннитов и шиитов. Так, по информации зарубежных СМИ, со времени падения режима С. Хусейна в апреле 2003 года в Басре были убиты около 500 суннитов, составляющих 30 процентов жителей этого города. В результате многие суннитские семьи вынуждены покидать свои дома и уезжать в другие провинции Ирака или за границу.

В гонениях против суннитов их представители обвиняют боевиков «Бригад Бадра» (вооруженная милиция Высшего совета Исламской революции в Ираке (ВСИРИ) — одного из главных членов правящего шиитского блока) и «Армии Махди» (вооруженная милиция из числа сторонников радикального шиитского деятеля М. ас-Садра).

Формально обе милиции были распущены в 2003-2004 годах. Однако, по имеющимся сведениям, их члены поддерживают тесные связи с полицией и органами МВД на юге Ирака. Более того, многие члены «Бригад Бадра» вступили в ряды полиции.

Продолжаются преследования, в том числе убийства, бывших высокопоставленных офицеров саддамовской армии и полиции, членов партии Баас (в подавляющем большинстве это сунниты). По все вероятности, речь здесь идет о спланированных действиях. Причем, по утверждениям суннитских политиков, многие убийства и покушения совершаются все теми же боевиками «Бригад Бадра», а делается это, по меньшей мере, при попустительстве властей.

Со своей стороны, сунниты угрожают расправой и расправляются с теми, кого они объявляют «предателями и коллаборационистами».

Правительство же вынуждено признавать: «То, что происходит сегодня в Ираке, — это война в полном смысле слова».

В итоге десятки тысяч иракцев, опасаясь за свою жизнь и безопасность, вынуждены покидать страну. В основном это жители Багдада и прилегающих к нему районов. Так, в соседней Иордании в настоящее время проживают более 55 тыс. иракских семей. Из Ирака уезжают врачи, учителя, инженеры, бизнесмены. В той же Иордании в высших учебных заведениях работают сегодня более 600 иракских преподавателей. Немалое число иракцев эмигрируют в арабские страны Персидского залива.

Трагические события, напрямую связанные с шиитско-суннитской враждой, произошли 31 августа в Багдаде, где в результате паники и возникшей давки на мосту «Аль-Айма» погибли свыше тысячи человек, в основном женщины и дети, участвовавшие в шиитской религиозной церемонии. Причиной паники послужил слух о том, что среди паломников находится террорист-смертник, готовый привести в действие взрывное устройство. Причем незадолго до этого боевики обстреляли из минометов гробницу одного из шиитских святых — имама Мусы аль-Казима, вокруг которой собрались паломники. Ответственность за обстрел взяла на себя суннитская экстремистская организация.

Продолжительная повышенная напряженность в сфере безопасности, по оценке иракских медиков, превратила иракцев «в самую психологически надорванную нацию в мире», поставила страну на грань «психологической катастрофы». Значительное число людей, особенно в городах, страдают от тяжелой формы беспокойства — посттравматического стресса. С недавнего времени основными проблемами, которые травмирует иракцев, стали этнические и религиозные противоречия.

Силовые структуры Ирака (вооруженные силы и МВД), по состоянию на 1 сентября 2005 года, насчитывали около 180 тыс. человек.

Глава иракского правительства Ибрагим аль-Джаафари считает, что страна находится в «состоянии войны» и в этих условиях более тесное сотрудничество с находящимися в Ираке «иностранными силами, в том числе в разведывательной области, оснащении оружием и средствами наблюдения для пограничной службы, развитие политического урегулирования и ряд других действий будут способствовать обеспечению безопасности». Аль-Джаафари заявил, что численность иракских сил безопасности постоянно растет, улучшается (по его мнению. — Авт.) и качество их подготовки. Вместе с тем необходимо «улучшить координацию деятельности в области разведки», для чего требуется создать разведывательный координационный центр. Также необходимо улучшить качество связи в силовых ведомствах. Серьезной проблемой остаются коррупция и попустительство контрабанде среди полицейских и военных.

Некоторые иракские парламентарии (из числа шиитов) выступают за создание в стране независимой от американцев службы безопасности и разведки, так как существующие структуры действуют под плотным американским контролем.

В августе в Багдаде состоялся первый выпуск иракских инструкторов, подготовленных по натовской программе «обучение обучающих». Выпускники 15-недельных курсов в сентябре с.г. станут преподавать в иракском штабном колледже, предназначенном для подготовки старших офицеров. В Великобритании окончили трехмесячные курсы 35 офицеров ВС Ирака, которые будут преподавать в местной военной академии.

В вооруженных силах и военизированных формированиях МВД Ирака действуют четыре уровня определения боеспособности (боевой пригодности) соединений, частей и подразделений. Первый (высший) уровень означает, что воинская часть полностью подготовлена к самостоятельному (без американцев) участию в боевых операциях, в том числе в вопросах технического и тылового обеспечения. Второй уровень означает, что воинская часть может вести противоповстанческие действия при условии содействия со стороны коалиционных сил (тыловое и техническое обеспечение, поддержка авиацией и артиллерией, эвакуация раненых и т.д.). Третий уровень означает, что иракцы могут участвовать в боевых операциях только совместно с иностранными войсками (например, иракская рота придается батальону армии США). Четвертый уровень относится к формируемым соединениям, частям и подразделениям.

На сегодняшний день имеется крайне мало частей первого уровня. По признанию руководства иракских силовиков, «насчитывается примерно три дюжины частей, соответствующих уровням 1 и 2. Остальные — это уровень 3, сражающиеся рядом с коалиционными силами». К частям первого и второго уровней относятся 20 специальных полицейских батальонов, действующих в северной провинции Найнава (Мосул), и 13 армейских и полицейских батальонов, действующих в западной провинции Анбар.

Более образно описал нынешнее состояние иракских силовых структур американский сенатор Дж. Биден: примерно 3000 иракских военнослужащих «способны защищать свою страну без поддержки США», еще 25-30 тыс. способны делать это при «значительной поддержке США», а остальные 100-150 тыс. просто «не способны делать что-либо».

В то же время Соединенные Штаты не спешат снабжать иракскую армию современными видами вооружения и военной техники. Иракские военные постоянно жалуются американцам, что из-за нехватки оружия, техники и снаряжения их потери значительно превышают потери военных США. Так, командующий сухопутными войсками ВС Ирака генерал А. М. Яссим заявил, что «солдаты с «калашниковыми» на джипах — это не армия. Чтобы иракская армия могла самостоятельно выполнять свои задачи, ее нужно снабдить, как минимум, средствами связи, а также автотранспортом и всем прочим необходимым».

Сами американцы утверждают, что они преднамеренно не передают иракской стороне такие виды вооружения, как, например, тяжелую бронетехнику. Это, по их словам, делается, во-первых, потому, что иракские военнослужащие недостаточно хорошо подготовлены для ведения военных действий на современной технике. Во-вторых, существует серьезное опасение насчет того, что в Ираке начнется гражданская война, а тогда «современная бронетехника может сделать конфликт более ожесточенным».

На сегодняшний день иракская армия не представляет собой единый сплоченный организм. Она во многом разделена по религиозному и этническому признаку. Так, те же американцы утверждают, что в центре страны офицеры представлены в основном суннитами, на юге — шиитами, а на севере — курдами. При этом командование ВС США вынуждено признать, что задержка в обучении и оснащении иракских силовых структур приводит к тому, что американские войска «вынуждены брать на себя бо???льшую часть военных операций в стране» и держать в Ираке «значительный воинский контингент».

По состоянию на 1 сентября 2005 года, численность группировки вооруженных сил США в Ираке составляла около 138 тыс. человек, в том числе до 25 тыс. военнослужащих Корпуса морской пехоты.

Потери личного состава американских ВС в Ираке в августе 2005 года заметно возросли и составили убитыми 85 и ранеными свыше 500 человек. Таким образом, общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской компании составили, по уточненным данным, убитыми 1915 и ранеными около 15500 человек.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в августе три человека ранеными (Великобритания, Дания).

В августе президент США Дж. Буш неоднократно заявлял, что Вашингтон не собирается преждевременно выводить свои войска из Ирака. Председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Р. Майерс подчеркнул, что Соединенные Штаты не выведут свои войска из Ирака «до тех пор, пока им не удастся нормализовать положение в стране и нейтрализовать орудующих там террористов и мятежников из числа сторонников Саддама Хусейна». По заявлениям представителей Пентагона, в настоящее время идет планирование ротации американских частей в Ираке на период 2007-2009 годов.

Ко времени проведения в Ираке референдума по проекту новой конституции (10.05) и парламентских выборов (12.05 – 1.06) численность американской группировки будет увеличена примерно на 1,5 тыс. человек. После проведения этих мероприятий дополнительные силы будут возвращены на родину.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (26) существенно не изменилась и составляла на 1 сентября 2005 года около 22,5 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,5 тыс. чел.), Южная Корея (3,3 тыс. чел.) и Италия (3,0 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Министр иностранных дел Великобритании Дж. Стро признал, что пребывание в Ираке войск международной коалиции не решает проблем, имеющихся в этой стране, а сама роль иностранных военных является «неоднозначной», так как «хотя мы частично и представляем собой решение проблемы обеспечения безопасности, мы также и сами являемся частью этой проблемы». Тем не менее, по заявлению руководства британского военного ведомства, английские войска останутся в Ираке до тех пор, пока местные силовые структуры не окажутся в состоянии самостоятельно поддерживать безопасность и порядок в стране.

В августе началось сокращение численности итальянского военного контингента в Ираке.

На сегодняшний день в Ираке остаются 896 украинских военнослужащих, которые сосредоточены на военной базе «Дельта» в Эль-Куте на юге страны. Предполагается закончить вывод украинских военных из страны до конца 2005 года.

Таким образом, как показывает развитие обстановки в Ираке, американские войска и иракские правительственные силы не в состоянии подавить сопротивление вооруженной оппозиции и иностранных боевиков только военными методами. Это вынуждены признать многие высокопоставленные лица как в Вашингтоне, так и в Багдаде.

В целом проблемы, связанные с обеспечением безопасности и поддержанием порядка в Ираке, все еще далеки от своего решения, что самым негативным образом сказывается на общем положении дел в стране.

В августе 2005 года внутриполитическая обстановка в Ираке оставалась очень сложной. Главным в политической жизни в стране в прошедшем месяце стал процесс завершения работы над проектом новой иракской конституции.

Переговоры между представителями трех основных политических сил страны — шиитов, арабов-суннитов и курдов не привели к достижению компромисса по ряду наиболее важных и принципиальных положений проекта основного закона. Наибольшие противоречия имелись по вопросу о федеративном устройстве страны и роли ислама. Ситуация осложнилась тем, что видные шиитские руководители потребовали создания отдельного автономного района на юге страны, что на деле может означать возникновение фактически независимого от центральной власти государственного образования. С экономической точки зрения, сунниты опасаются, что они не получат доходы от нефтяного сектора, так как основные нефтяные источники попадут на севере под контроль курдов, а на юге — шиитов.

Вашингтонская администрация, опасаясь срыва графика политического процесса, что может серьезно осложнить и без того напряженную обстановку в Ираке, оказывала постоянный прессинг на иракских политических лидеров с целью заставить их прийти к компромиссам по проекту основного закона. В стремлении смягчить позицию суннитов американцы даже пошли на освобождение из тюрьмы Абу-Грейб около тысячи заключенных.

Утверждение документа дважды откладывалось, и лишь 28 августа (вместо 15 по графику) представители шиитов и курдов в Конституционном комитете, отвергнув требования суннитов, подписали проект конституции. Тем самым он был вынесен на общенациональный референдум.

В ответ политические лидеры арабов-суннитов, не согласные с целым рядом важных положений этого документа (федеративное устройство Ирака, преследование бывших баасистов и др.), призвали население страны голосовать на референдуме «против документа, подрывающего государственное и территориальное единство» Ирака. Против федеративного устройства страны выступают также сторонники радикального шиитского лидера М. ас-Садра, представители туркоманской и ассирийской общин.

Проект конституции в его нынешнем виде объявляет Ирак «союзным свободным государством с демократическим парламентским строем». Арабский и курдский языки провозглашаются официальными. Объявляется гарантия прав всех религиозных общин, однако подчеркивается, что в Ираке не может быть принят закон, противоречащий исламу и демократическим ценностям. Широкие полномочия предоставляются провинциальным (региональным) администрациям, утверждается автономное управление в Курдистане. Что касается южных районов страны с преимущественно шиитским населением, то вопрос о предоставлении им автономного статуса должен быть рассмотрен новым составом парламента, который будет сформирован после выборов в декабре 2005 – январе 2006 года.

По оценкам многих экспертов, проект конституции Ирака в его нынешнем виде не будет способствовать стабилизации обстановки в стране. Документ является слишком «сырым». Имеются опасения относительно того, что конституция, не удовлетворяющая интересы всех слоев общества, может привести как к дальнейшему усилению вооруженного противостояния в стране, так и к тому, что сунниты, составляющие большинство населения в четырех иракских провинциях, могут забаллотировать ее проект на общенациональном референдуме 15 октября. Отметим, что, как показали выборы 30 января с.г., суннитские политики умеют хорошо управлять своим электоратом. В то же время сунниты заявили о возможности поддержать проект основного закона, если до референдума в него будут внесены поправки, учитывающие их основные требования.

Излишняя спешка, проявленная в деле подготовки и принятия конституции — документа, который во многом должен определить пути дальнейшего развития страны, может иметь для Ирака самые негативные последствия. Даже в случае ее принятия конституция может лишь временно сгладить часть многочисленных внутрииракских противоречий, а на деле стать бомбой замедленного действия, заложенной под основание нового государственного устройства страны. Для того чтобы основной закон действительно стал документом, способствующим национальному примирению, преодолению недоверия и враждебности между национальными и религиозными общинами, он должен учитывать интересы всех групп и слоев современного иракского общества. А для разработки такого документа требуется время, много терпения и искреннее желание всех участников иракского политического процесса.

В стране, прежде всего в южных провинциях, неуклонно расширяются масштабы исламизации общественной и повседневной жизни населения, вводятся жесткие религиозные нормы — запрещается продажа спиртных напитков и светской музыкальной продукции, женщины не могут появляться на улице без головных уборов и т.п. Более того, духовенство все активнее включается в политическую жизнь. Шиитские религиозные деятели и наставники уже во многом правят на иракском юге. Люди все больше прислушиваются к наставлениям духовенства и следуют его рекомендациям. Причем это относится не только к общей массе населения, но к просвещенной его части, в том числе к студенчеству.

Противоречия и борьба за влияние на население происходят и среди шиитских религиозно-политических деятелей. Так, в августе вспыхнули вооруженные столкновения между боевиками из «Бригад Бадра», принадлежащих к ВСИРИ, и вооруженными сторонниками М. ас-Садра из «Армии Махди». Они имели место в Багдаде, Басре, Эн-Наджафе, Эд-Дивании, Эль-Амаре. Вместе с тем отметим, что шииты довольно быстро приостановили разрастание конфликта и прекратили столкновения. Во многом это удалось благодаря примиренческой позиции, занятой в данном случае ас-Садром.

Представители американского командования отмечают, что в Ираке происходит «политическое возрождение» бывшей правящей партии Баас. При этом подчеркивается, что нынешние баасисты не имеют тесной связи с С. Хусейном, но служат «важным каналом политического выражения для арабских суннитов». Одновременно «новая» Баас «все еще мечется между вовлечением в поддерживаемый США политический процесс и организацией и финансированием вылазок мятежников». Так, баасисты неоднократно брали на себя ответственность за нападения на объекты иракского правительства и американских войск.

Все чаще в Ираке происходят массовые протестные выступления населения, вызванные его усиливающимся недовольством экономической и социальной политикой правительства, ухудшением условий жизни, плохим обеспечением продовольствием, неспособностью властей наладить регулярное снабжение водой, электричеством, топливом, растущей безработицей (в некоторых районах она достигает 65%), ростом цен. Все более острой становится жилищная проблема. В целом, на сегодняшний день 9 из 25 миллионов иракцев проживают за чертой бедности.

Характерно, что в этих выступлениях участвуют не только сунниты, но и шиитское население, ранее проявлявшее лояльность к нынешней власти. Более того, сторонники радикального имама М. ас-Садра стремятся (и не без успеха) использовать протестные социальные выступления в своих политических целях. Наиболее крупные акции протеста прошли в августе в южном городе Эс-Самава. Аналогичные выступления также имели место в Эн-Наджафе, Кербеле, Рамади и ряде других городов. Зачастую они перерастали в столкновения с полицией, имелись жертвы.

Обстановка, сложившаяся в Ираке, препятствует экономической реконструкции страны, не позволяет реализовывать многие инвестиционные проекты. В целом нынешнее состояние иракской экономики остается очень сложным. В текущем году прирост ВВП ожидается в 3,7 процента, причем экономисты не исключают снижения данного показателя.

По оценке зарубежных экспертов, главным условием для поступательного экономического развития страны является нормализация обстановки в сфере безопасности. При соблюдении этого условия, а также при сохранении высоких мировых цен на нефть у Ирака появятся неплохие возможности для динамичного экономического роста, особенно в нефтяном секторе, что позволит «вытянуть» остальные отрасли.

Серьезной остается продовольственная проблема. Ирак заключил с США и Австралией контракты на поставку 1,2 млн тонн зерна пшеницы, однако его доставка и перегрузка связаны со значительными трудностями, так как местные порты не готовы к обработке большого числа зерновозов и большого объема навалочных зерновых грузов. Правительство также закупает муку в Турции, Иране, ОАЭ, Саудовской Аравии и Сирии.

Несмотря на трудности, продолжается рост производства в нефтяной отрасли, причем увеличивается не только добыча нефти, но и производство нефтепродуктов, что, однако, все еще не позволяет Ираку выйти из тяжелого топливного кризиса. Иракское министерство нефти объявило тендер на строительство двух новых нефтеперерабатывающих заводов, одного на севере страны, а другого — южнее Багдада.

В августе Ирак подписал с Румынией соглашение о сокращении на 80 процентов своего долга этой стране (около 2 млрд долл.). Это первое соглашение, заключенное Ираком с государством, не являющимся членом парижского клуба кредиторов.

В целом, развитие событий в Ираке показывает, что в ближайшей перспективе внутриполитическая обстановка в стране вряд ли станет менее напряженной.

Внешнеполитическая деятельность вокруг Ирака и правительства этой страны в августе 2005 года, как и прежде, была сосредоточена на проблемах отношений с соседними государствами и получения разносторонней иностранной финансовой и материальной помощи.

Главным внешнеполитическим и военным партнером Ирака остаются Соединенные Штаты. Президент США Дж. Буш фактически признал, что его страна ведет войну в Ираке для того, чтобы защитить иракские нефтяные богатства от террористов.

Ежемесячные расходы американского бюджета на военные действия в Ираке составляют 5,6 млрд долларов, или 186 млн в сутки. Это выше расходов на войну во Вьетнаме в 1960 – 1970-е годы, когда эта цифра составляла 5,1 млрд долларов. Ожидается, что уже в ближайшее время на иракские военные нужды будет дополнительно выделено еще 45,3 млрд долларов.

В последнее время представители вашингтонской администрации, хотя пока и конфиденциально, вынуждены признавать, что их ожидания в Ираке нереалистичны. «То, чего мы ожидали достигнуть, никогда не было реалистичным, учитывая сроки, а также происходящее в стране». Причем «США больше не ожидают увидеть модель новой демократии, опирающейся на свои ресурсы, нефтяную индустрию или общество, где большинство людей свободны от экономических проблем или проблем безопасности», — констатировал сотрудник администрации.

4 августа Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой осудил терроризм в Ираке и призвал все страны к совместным действиям по привлечению к ответственности исполнителей, организаторов и спонсоров терактов, а также настоятельно призвал поставить заслон транзиту боевиков в Ираке и из него, поставкам оружия и финансированию террористов. В документе подчеркивается особая важность сотрудничества на этом направлении государств Ближнего и Среднего Востока, особенно соседей Ирака.

11 августа Совет Безопасности продлил на год мандат миссии ООН для оказания содействия Ираку, в которой сейчас работают 260 гражданских и военных сотрудников. Ожидается, что к концу текущего года откроются филиалы миссии в Эрбиле и Басре.

В Багдаде подчеркивают, что Ирак «стремится развивать братские отношения со всеми своими соседями, особенно с Кувейтом и Саудовской Аравией».

Вместе с тем арабские страны не торопятся направлять своих послов и высокопоставленные делегации в Багдад, объясняя это сложной ситуацией в сфере безопасности, что вызывает болезненную негативную реакцию иракского руководства.

Статья проекта иракской конституции, в которой говорится об отношениях Ирака с арабским миром и гласящая, что «Ирак является частью исламского мира, а его арабское население — частью арабской нации», — стала причиной кризиса между Багдадом и Лигой арабских государств. Подобная формулировка (сделанная по настоянию курдов), по мнению руководства ЛАГ, ставит под сомнение принадлежность Ирака арабскому миру.

В Ираке периодически озвучиваются обвинения в адрес Кувейта в «краже иракской нефти» и «присвоении некоторой части иракской территории». Причем это делают как депутаты иракского парламента (например, глава парламентского комитета по безопасности и обороне Джауд аль-Малики), так и отдельные политики. Официальные лица правительства Ирака со своей стороны подчеркивают, что подобных проблем в двусторонних отношениях не существует.

Саудовская Аравия серьезно обеспокоена опасностью распада Ирака как единого государства. В Эр-Рияде отмечают «настораживающий тон высказываний иракских политиков, который ведет к расколу страны». Саудовцы призывают «иракских братьев поставить национальные интересы выше религиозно-общинных» и подтвердить приверженность к единству страны. Ряд наблюдателей расценивают подобные заявления как выражение поддержки со стороны Саудовской Аравии иракским суннитам, выступающим против федерализации Ирака.

Сирия и Ирак договорились о возобновлении воздушного сообщения между двумя странами.

Расширяются экономические связи с Ираном, откуда Ирак получает цемент, продовольствие, товары повседневного спроса.

Президент России В.В. Путин высказался за проведение в конце 2005 года новой международной конференции по Ираку, а также заявил о необходимости выработки графика вывода иностранных войск из этой страны. Глава российского государства считает, что иракская конституция должна быть поддержана всеми религиозными и этническими группами этой страны.

Таким образом, в августе 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной и нестабильной. Напряженная ситуация в сфере безопасности, серьезные противоречия между ведущими политическими силами не позволяли улучшить положение дел в стране. Более того, имеется достаточно оснований считать, что обстановка в Ираке в обозримой перспективе не сделает кардинального поворота в позитивном направлении.

39.06MB | MySQL:87 | 0,934sec