США усиливают военное присутствие в зоне Сахеля

Мы уже сообщали ранее, что правительство Нигера обратилось с Вашингтону с просьбой разместить в стране ударные беспилотники. Об этом в интервью агентству Рейтер в среду заявил министр национальной обороны Нигера Калла Мутари. «Я попросил их [США] несколько недель назад установить вооружение на беспилотники и применять их при необходимости», — заявил министр. На вопрос, согласился ли Вашингтон удовлетворить эту просьбу, Мутари ответил, что их «враги узнают об этом». Не знаем как «враги», но американцы после долгих колебаний приняли наконец-то решение о размещении ударных дронов на территории страны. Обратим внимание на трансформацию позиции руководства Нигера в отношении этой темы: ранее Ниамей категорически не разрешал использовать на своей территории именно ударные дроны, а только беспилотники-наблюдатели. Принципиальным моментом в данном случае стала даже не удачная засада боевиков 10 октября, когда погибло четверо американских военных и неустановленное количество нигерцев, а коренное изменение позиции Парижа по этому поводу. Елисейский дворец, в общем-то, скрепя сердце, пошел на этот вариант, поскольку по факту это означает приход «американских союзников» в традиционную зону влияния Франции, так называемую «франкофонную Африку». И выбор американцев в сторону именно своего присутствия в Нигере обусловлен также еще и очень простым соображением: наличием в стране большого количества разведанных и потенциальных урановых месторождений, которые до сих пор фактически монопольно находились под контролем и опекой со стороны французских компаний. При этом однако существует и еще один момент, который потребовал от Парижа уступок. Дело в том, что США согласились на размещение и задействование своих ударных дронов в Нигере только при одном условии: база дронов должна располагаться не в Ниамее, а в Агадесе. Это место находится на 1130 километров севернее от столицы и соответственно ближе к Ливии. Само по себе этот может означает только то, что американцы одним маневром стараются решить две задачи: усилить свое присутствие в самом Нигере, и одновременно поставить под свой контроль значительную часть Ливии. Это по факту свидетельствует о двух вещах.

  1. Вашингтону не удалось договориться с Алжиром в отношении размещении на его территории баз дронов, а также безлимитного использования воздушного пространства Алжира для пролета своих беспилотников в зону Сахеля и южнее Сахары. Переговоры об этом США вели последние два года, и даже стимулировали позицию Алжира на положительное решение этого вопроса путем активизации процесса ВТС. Но, как выяснилось практически безрезультатно. Вернее, «алжирский коридор» в большей степени действует по северным и центральным районам Ливии. А вот юг страны теперь уверенно будет контролироваться за счет крыла дронов в Агадесе. И не только — в принципе их радиус действий теперь будет покрывать практически всю территорию страны.
  2. Пентагон начинает более активно участвовать в ливийском конфликте. Некоторые эксперты при этом утверждают, что на положительное решение Вашингтона в рамках положительного реагирования на просьбы Парижа, помимо уступок по территориальному признаку будущей дислокации базы, оказало свое влияние и недавняя операция по захвату одного из предполагаемых участников убийства посла США в Бенгази. Экстремист Мустафа аль-Имам, захваченный американским спецназом, предстанет в США перед правосудием за его предполагаемое участие в атаке на американское дипломатическое представительство в Бенгази (Ливия) в 2012 году. Об этом говорится в распространенном в понедельник 30 октября заявлении президента Дональда Трампа. «Благодаря успешной операции, аль-Имам предстанет перед правосудием в Соединенных Штатах за его возможное участие в атаках 11 сентября 2012 года в Бенгази, которые привели к гибели посла Кристофера Стивенса, Глена Догерти, Шона Смита и Тайрона Вудса», — сказал американский лидер. В этом заявлении безусловно больше от пиара, чем от реального успеха. По целому ряду причин.
  3. В атаке на консульство США в Бенгази в свое время участвовало несколько сот человек, основой которой были члены группировки «Ансар аль-Шариа». Напомним, что эта группировка находилась в плотной опеке спецслужб КСА, которые собственно создавали эти группы в странах «арабской весны» (прежде всего, в Ливии, АРЕ, Тунисе, Йемене) в качестве инструмента всего влияния и как альтернативу набирающему росту ИГ и «Братьям-мусульманам». Подчеркнем, что этот эксперимент собственно был признан Эр-Риядом неудачным, и в настоящее время он фактически завершен. При этом роль Парижа в данном эпизоде заключался в том, что французские спецслужбы через свои ливийские связи фактически договорились о сдаче исламиста. Или, если говорить еще проще, то выступали посредниками в операции по «выкупу» М.аль-Имама. «Операция спецназа» и другие живописные подробности, которые привел американский президент, — это часть его пропагандистской кампании, поскольку никакой операции в общем-то не было. Была передача исламиста американцам на базе в зоне влияния французской креатуры фельдмаршала Х.Хафтара. При этом никаких доказательств вины М.аль-Имама в нападении на консульство нет. В противном случае не было бы оговорки Д.Трампа «о возможном его участии» в этом инциденте, а также не стоял бы вопрос о его заключении на базу в Гуантанамо, которая находится вне зоны американской юстиции. Убийство посла США и дипломатов — это безусловно прерогатива чисто американского суда, но от этого классного пропагандистского шага приходится отказаться в силу того, что такой процесс просто развалится за отсутствием доказательств.
    Если мы вернемся к вопросу базы дронов в Агадесе, то функционировать она начнет только в середине или, что вернее, в конце будущего года. Это связано с труднопроходимым ландшафтом в зоне строительства, отсутствием нужной инфраструктуры и логистики. Пока общая смета строительства превышает уже 100 млн долларов, но, по оценке экспертов, она будет в конечном счете значительно превышена. Такое положение дел Париж кончено не устраивает, но выбора у него нет. Тем более, что первое боевое крещение новообразованного по эгидой Франции военного контингента стран африканской «пятерки» (Чад, Мали, Буркина-Фасо, Мавриатания и Нигера), которое прошло фактически незаметно на днях в треугольнике границ Мали, Нигера и Буркина-Фасо под командованием французских военных, вышло «комом». Успехи операции более чем скромные. Уровень координации, по словам самих французов, «ужасающий». В общем-то пропагандистский выхлоп этой операции, которая была приурочена к визиту в регион президента Э.Макрона, оказался явно недостаточным.
33.58MB | MySQL:69 | 0,796sec