«Саудовская чистка»: первые итоги и возможные последствия

Антикоррупционная кампания в Саудовской Аравии, которая уже получила название the Saudi purge («Саудовская чистка»), начатая 5 ноября с.г., в результате которой было арестовано несколько членов королевской семьи, крупных бизнесменов и госчиновников, стала одной из главных новостей мировых и региональных СМИ. В королевском указе, опубликованном сразу же после арестов, все проведенные мероприятия объяснились как  ответные меры на «эксплуатацию некоторыми слабыми душами, которые поставили свои интересы выше общественных интересов». Все главные саудовские газеты назвали конкретную вину задержанных – коррупция, отмывание денег, взяточничество, вымогательство, использование служебного положения в личных целях и т.д. Министерство информации в 6 ноября с.г. сообщило, что банковские счета арестованных будут «заморожены», а любые активы, связанные с коррупционными делами, будут зарегистрированы как государственная собственность.

Все эти аресты были осуществлены в рамках деятельности недавно созданного органа в системе госвласти КСА – «Национального антикорупционного комитета», который возглавил, естественно, наследный принц Мухаммед бен Сальман. Королевским указом, Комитету были даны широкие полномочия, для расследования коррупционных дел с правом «принятия любых мер предосторожности, которые он считает необходимым» (под этим также подразумевалось  замораживание активов юридических и физических лиц, подозреваемых в коррупции, запрет покидать страну и ряд других репрессивных мер). Как следовало из предыдущих заявлений короля Сальмана, в стране стартовала мощная кампания по борьбе с коррупцией, которая давно планировалась властями, с целью дальнейшего продвижения политических и экономических реформ.

Особая роль в этом отводилась наследному принцу, который в одном недавнем своем выступлении охарактеризовал суть происходящих событий следующим образом: «Я заверяю вас, что никто из причастных коррупции, не будет пощажен, будь он принцем, министром или кем-либо». Этим он дал недвусмысленно понять, что правительство имеет свой «черных список коррупционеров», в который может быть внесен любой высокопоставленный чиновник и член королевской семьи, если он не будет следовать «генеральной линии». Высший совет улемов Саудовской Аравии также поддержал проведенные мероприятия: «Борьба с коррупцией также важна, как и борьба с терроризмом». «Хранитель двух святынь и наследный принц, которые возглавляют Королевство Саудовская Аравия, находятся в авангарде борьбы с преступлением коррупции», — говорится в его заявлении. Интересно отметить, что по имеющейся информации, которую трудно перепроверить, большинство арестов было совершено наемниками компании Blackwater, которые были набраны в ОАЭ, т.к. якобы принц Мухаммед бен Сальман не мог полностью доверять своей охране.

Что касается арестованных, по сообщению ряда западных источников, в первые дни они были помещены в пятизвездочном отеле Ritz Carlton в Эр-Рияде, который сразу же был блокирован и находился под усиленной охраной спецслужб. Кроме того, имеется информация, что предприняты дополнительные меры по контролю в аэропортах, включая и ведомственные, на всех пунктах пограничного контроля, а также запрещен вылет из страны частных самолетов. Эти меры объясняются одним – власти стараются всеми силами помешать всем возможным «коррупционерам» бежать из страны. Министерство информации в воскресенье сообщило, что банковские счета арестованных будут «заморожены», а любые активы, связанные с коррупционными делами, будут зарегистрированы как государственная собственность. В заявлении генпрокурора КСА шейха Сауда Аль-Муаджиба от 7 ноября с.г. говорилось, что «Все подозреваемые имеют такие же юридические права, как и любой подданный Саудовской Аравии.. все судебные процессы будут проводиться своевременно и открыто». Кроме того он добавил, что пост подозреваемого или его положение в обществе не будут влиять на  осуществление правосудия. Пока из его заявление можно понять, что следствие на данном этапе идет полным ходом, т.к. собрано уже достаточно доказательств, и сейчас идут допросы подозреваемых.

Однако, почти все зарубежные СМИ, отметили, что проводимые мероприятия больше напоминают «дворцовый переворот», «чистку рядов» и т.д., главная цель которых, — борьба с политическими противниками, чем реальные меры по борьбе с коррупцией.  По их мнению, вся волна арестов, поразивших Саудовскую Аравию, имеет одну цель – обеспечить наследному принцу беспрепятственный переход власти в его руки. Тем более, как свидетельствую ряд анонимных саудовских источников, большого оптимизма в отношении здоровья короля Сальмана в ближайшее время питать не стоит. Предполагается даже возможное отречение короля Сальмана от престола и передача всех полномочий принцу Мухаммеду бен Сальману.

Список арестованных, которые находятся по ироничному замечанию некоторых медиа «в самой роскошной пятизвездочной тюрьме» просто потрясает (другие же источники говорят, что условия содержания заключенных далеки от идеальных). По последним данным некоторые из них уже переведены в секретную тюрьму для политических заключенных, которая находится под Королевской канцелярией, а будущем большую часть заключенных предполагается содержать в тюрьме «Аль-Хаир», поблизости от Эр-Рияда, где расследование будет продолжено. Таким образом, впервые в истории КСА под арестом оказались столь значительные представители саудовской политики и бизнеса: принц Аль-Валид бен Талал – миллиардер и медиа-магнат; принц Митеб бен Абдалла — командующий Национальной гвардей; принц Турки бен Абдалла – бывший губернатор Эр-Рияда; принц Турки бен Насер бывший глава Управления по метеорологии и охране окружающей среды; принц Фахд бен Абдалла бен Мухаммед — бывший заместитель министра обороны; Халид ат-Тувейджри – бывший глава Королевской канцелярии, «теневой премьер-министр при короле Абдалле»; Мухаммед ат-Тубейши – бывший глава протокола Королевской канцелярии; Адель Факих – бывший министр экономики и планирования, Валид бен Ибрахим аль-Ибрахим, владелец Middle East Broadcasting Company (MBC), зять короля Фахда; Амр ад-Даббаг, исполнительный директор Al-Dabbagh Group (ADG), бывший глава Управления по инвестициям КСА (SAGIA); Сауд ад-Дувейш – бывший исполнительный директор Saudi Telecom; Ибрагим аль-Ассаф – бывший министр финансов; Халед Абдалла аль-Мулхем, бывший глава  Saudi Arabian Airlines; Салих Абдалла Камиль, председатель и основатель холдинговой компании Dallah al Baraka Group (DBHC); Бакр бен Ладен председатель Saudi Binladin Group (SBG), сводный брат Усамы бен Ладена; Мухаммед аль-Амуди – владелец двух холдинговых кампаний Corral Petroleum Holdings и MIDROC; адмирал Абдалла бен Султан ас-Султан, бывший командующий ВМС КСА, Насер ат-Тайаяр, член правления  Al Tayyar Travel Group.

Как следует из некоторых компетентных источников, по всей видимости, не всех фигурантов этого громкого дела удалось задержать. Предположительно, принц Абдель Азиз бен Фахд – сын короля Фахда был убит при попытке ареста в результате перестрелки, возникшей между его охранниками и бойцами спецслужб. Саудовские власти уже выступили с заявлением о ложности этой информации. Тем не менее, судьба пропавшего принца остается неизвестной. Много неясного остается также в гибели принца Мансура бен Мукрина, вице-губернатора провинции Асир, сына бывшего наследного принца Мукрина. По некоторым данным 5 ноября с.г. его вертолет был сбит ВВС КСА во время попытки бегства из страны со своим окружением, а заявление о катастрофе было попыткой властей скрыть реальную ситуацию. Согласно информации опять же из неофициальных источников, принц Мансур бен Мукрин являлся лидером некой группы «молодых принцев», которые находились в жесткой оппозиции наследному принцу Мухаммеду бен Сальману. Как обычно в таких случаях, возникает много «конспирологических» версий, которые активно озвучиваются иранскими медиа и «независимыми» информационными сайтами и наблюдателями. В данном контексте это рассматривается как «послание остальным старшим принцам семьи Аль Сауд, а также прямая угроза от Мухаммеда бен Сальмана его дядям Мукрину и Ахмеду, что он пойдет дальше, чем конфискация финансовых средств и собственности, вплоть до физической ликвидации их сыновей, если это потребуется, или если он почувствует какую-либо угрозу». По некоторым сведениям, появились уже первые политические эмигранты. Через социальные сети распространилась информация, что принц Турки бен Мухаммед бен Фахд – внук короля Фахда, сын его второго сына принца Мухаммеда сбежал в Иран, где попросил политического убежища (якобы иранцы уже отказали в его выдаче саудовским властям и намерены использовать в качестве «козырной карты» в отношениях с Эр-Риядом). Как следует из этих источников, сам принц Мухаммед бен Фахд тоже якобы находится в отеле среди других задержанных. Что касается бывшего наследного принца Мухаммеда бен Найефа, то он пока так и содержится под домашним арестом, но Комитет уже принял решение о замораживании всех его счетов.

На основании этих фактов все больше аналитиков приходит к мнению, что в данном случае «саудовская чистка», помимо борьбы с коррупцией, а это ни в коем мере не стоит отрицать, может рассматриваться как операция по подавлению потенциальной оппозиции в саудовском истеблишменте. Многие саудовцы, даже те, которые поддерживают курс реформ принца Мухаммеда бен Сальмана, в неофициальных беседах с западными журналистами поясняют, что все последние аресты свидетельствуют о «глубоком расколе в правящей королевской семье, поразившем ее до самого основания». На происходящие события обратила внимание даже организация Human Rights Watch заявив, что недавние аресты в Саудовской Аравии могут быть связаны с политическими конфликтами в королевстве. Представляется, что такая точка зрения действительно отражает суть происходящего, и в рамках борьбы с коррупцией также происходит зачистка политического пространства от оппонентов и противников наследного принца.

Заметим, что вина некоторых арестованных у многих в КСА все же не вызывает сомнения. К таким можно отнести принца Турки бен Насера, особенно в связи со скандальной сделкой «Аль-Ямама» в 2005 г., когда он якобы получил от британской оборонной компании BAE Systems взятку около 60 млн фунтов стерлингов, а также принца Фахда бен Абдаллу, отстраненного от должности заместителя министра обороны в 2013 г. по аналогичным обвинениям. Однако не все фигуранты этого «коррупционного дела», являются коррупционерами в глазах саудовцев. Прежде всего, это касается сыновей короля Абдаллы – принца Митеба и принца Турки, которые ранее не были замешаны в каких-либо финансовых скандалах или причастности к мошенническим схемам. Наоборот, клан короля Абдаллы имели почти безупречную репутацию не только у своих подчиненных, но и в саудовском обществе. Однако и им также предъявлены обвинения в «хищениях», «кумовстве», лоббирование интересов собственных фирм через подставных лиц при заключении государственных контрактов и т.д. Правда, ни для кого не было секретом, что принц Митеб, которого рассматривали в прошлом в качестве потенциального короля, являлся наиболее непримиримым политическим противником принца Мухаммеда бен Сальмана. В этом он опирался на поддержку Нацгвардии, которая традиционно была связана с кланом короля Абдаллы. Именно поэтому принц Митеб активно сопротивлялся, чтобы превратить ее в одно из подразделений МО КСА с переводом под командование министра обороны, т.е. нынешнего наследного принца. Как известно, Нацгвардия КСА, созданная на основе «Ихванов» — племенного ополчения, главной военной силы короля-основателя Абдель Азиза, затем была преобразована в элитное военное подразделение КСА. Долгие годы она являлась механизмом поддержания баланса интересов различных племен, т.е. региональной элиты, с королевской семьей. Изменение ее статуса может привести к нарушению устоявшейся системы, которая обеспечивала внутреннюю стабильность КСА в последние десятилетия. Первые признаки этого уже имеют место. По имеющейся информации, банковские счета ряда шейхов были заморожены, а некоторым из них, особенно из племен мутейр и утейба, которые традиционно поддерживали клан короля Абдаллы запрещено покидать страну. Напомним, что несколько месяцев назад сообщение об отказе племени бану тамим приносить присягу наследному принцу стало причиной закрытия телеканала «Бидая» (Bedaya TV).

В целом, это можно сказать и про принца Аль-Валида бен Талала, которого обвиняют в «отмывание денег, взятках и шантаже госчиновников». В последние годы он недвусмысленно давал понять, что не лишен также и политических амбиций, как и его отец «красный принц» Талал бен Абдель Азиз, находящийся уже много лет в политической эмиграции. Особенно, это стало заметно во время «арабской весны», когда в ряде своих статей и заявлений он приветствовал «ветры перемен» на Ближнем Востоке, а также призывал начать реформы в нефтяных монархиях Залива, «которые приведут к более широкому участию граждан в политической жизни их стран». К таким его политическим проектам относят создание независимого арабского телеканала «Аль-Араб», который по его замыслу должен был конкурировать с «Аль-Джазирой» и «Аль-Арабией». Если при короле Абдалле на это все смотрели «сквозь пальцы», то после восшествия на престол короля Сальмана ситуация изменилась. Прежде всего, он не смог найти «общий язык» с принцем Мухаммедом бен Сальманом по ряду вопросов, хотя полностью разделял его взгляды по модернизации жизни в КСА. Среди одной из причин его ареста называется отказ принца Аль-Валида инвестировать в амбициозный план  наследного принца по строительству мегаполиса Neom, а также конкуренция его некоторых собственных инвестиционных проектов с программой Saudi Vision 2030. Кроме того, ему приписывают публично сделанное заявление, адресованное принцу Мухаммеду бен Сальману, освободить бывшего наследного принца Мухаммеда бен Найефа из-под домашнего ареста, под которым он находится уже несколько месяцев. «Мы не Сирия и не Ливия, чтобы похищать друг друга, и мы не революция, которая пожирает своих детей» — якобы сказал он. Возможно дополнительным фактором, стали и личные отношения с президентом США Д.Трампом, которые оказались испорченными, особенно после взаимного «троллинга» в «Твиттере» во время предвыборной кампании. Кроме того, принц Аль-Валид предоставлял финансовую помощь для предвыборной кампании Х.Клинтон и был напрямую связан с The Podesta Grouр. Не исключено, что личные «пожелания» американского президента в отношении принца Аль-Валида были переданы через Дж.Кушнера во время его недавней  встречи в Эр-Рияде. Арест принца негативно сказался и уже и на The Kingdom Holding Company, акции которой упали на 10%, т.е. за три дня он потерял в общей сумме 2 млрд долл. Также не совсем ясными остаются причины ареста бывшего министра экономики и планирования Аделя Факиха, который был одной из ключевых фигур в окружении принца Мухаммеда бен Сальмана и участвовал в разработке его программы реформ. Это показывает, что в случае необходимости принц Мухаммед бен Сальман может жертвовать и бывшими единомышленниками, если усомнится в их верности.

Пока наследный принц показывает, что он готов править «железной рукой». Хотя, его методы напоминают больше чистку руководства в «китайском стиле», которая была осуществлена председателем КНР Си Цзиньпином. Многие аналитики полагают, что  антикоррупционная кампания прошла не без согласия Вашингтона, особенно после визита Дж.Кушнера 29 октября с.г. Показательна и реакция самого Д.Трампа на события в КСА, как это следует из его записи в «Твиттере» от 6 ноября с.г.: «Некоторые из тех, с которыми они сейчас жестко обращаются, «доили» страну в течение десятилетий». Отмечается, что среди арестованных «коррупционеров» оказались те, кто, по оценкам Forbes, входит в первую двадцатку самых богатых людей королевства (например, принц Аль-Валид .бен Талал, состояние 18 млрд долл. и Мохаммед аль-Амуди, состояние 10.9 млрд долл., Бакр бен Ладен, состояние 8,1 млдр долл., Валид аль-Ибрагим, состояние 2,9 млрд долл. и др.). Среди политических целей, как полагают, еще имеют место и экономические – заставить путем давления перевести часть состояния арестованных на свой счет для обеспечения реформ при наблюдающейся рецессии экономики, а также непомерных затрат на дорогостоящие экономические и внешнеполитические проекты (включая и войну в Йемене). Принц Мухаммед бен Сальман разработал хорошо продуманную многоходовую комбинацию по захвату финансовых средств и других активов саудовской элиты, которые, согласно официальным заявлениям, предполагается направить на социально-экономические программы, в том числе и на Saudi Vision 2030. Несомненно, что такой ход только добавит популярности и увеличит число сторонников наследного принца в саудовском обществе. Это дает даже повод поёрничать некоторым журналистам, что в дни, когда отмечается столетие Русской революции, 1917 г., «экспроприация экспроприаторов» идет сейчас большевистскими темпами в Саудовской Аравии. Другие же находят более печальные примеры, уже из истории Германии 1934 г. назвав «чистку» — «Саудовская ночь длинных ножей».

Однако, предполагается, что начав «чистку» наследный принц сталкивается с рядом серьезных рисков – «начал слишком много войн одновременно». Даже, несмотря на то, что причиной могло стать желание «ускорить» реформы, устранить потенциальных соперников, ликвидировать все независимые силовые центры. Хотя многим понятно, что проблемы реформирования политической системы и борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти не решаются таким «волюнтаристским» действием. Тем более, наследный принц уже поставил себя в прямую конфронтацию не только с отдельными кланами семьи Аль Сауд, которые сохраняют свою влиятельность, но и с некоторыми шейхами крупных саудовских племен, а также с салафитскими улемами, которых очень насторожили его недавние призывы к «умеренному исламу». Пока точных сведений об арестах среди улемов все же нет, но уже стала поступать информация о «второй волне» арестов среди чиновников и бизнесменов, по некоторым данным число арестованных уже достигло 500 человек. Отметим, что среди арестованных, называют лиц, которые были ранее связаны с семьей наследного принца и министра обороны Султана бен Абдель Азиза, скончавшегося в 2011 г. Кроме того, 8 ноября появилось сообщение, что среди задержанных оказалась и дочь принца Аль-Валида – принцесса Рим бинт Аль-Валид. Также имеется информация, что готовится «чистка» и судейского корпуса. Министерство юстиции после консультации с Комитетом предполагает снять иммунитет с некоторых судей, которые обвиняются также в коррупции.

Все последние события свидетельствуют, что королевство стоит перед сломом традиционной системы управления. Полагают, что при успехе всех задуманных реформ принц Мухаммед бен Сальман станет создателем «Третьего Саудовского государства», где в руках монарха будет сосредоточена вся полнота власти, а прежняя система коллегиального управления семьей Аль Сауд уйдет навсегда в прошлое. Несмотря на то, что принц Мухаммед бен Сальман в своих действиях воплощает стремления части саудовской молодежи, которая «ждет перемен», то другая часть саудовского общества заняла скорее выжидательную позицию, хотя в целом поддерживают его борьбу с коррупцией. Поэтому, если начатая им кампания будет успешна, то у принца Мухаммеда бен Сальмана есть все шансы заслужить в будущем славу «короля-реформатора», преобразовавшего страну в соответствии с требованиями и вызовами в XXI в. Но, если такие процессы «чисток» пойдут по нарастающей с учетом традиционности и клановой структуры саудовского общества, тогда число «оскорбленных» действиями наследного принца может возрасти. Следует также принимать во внимание, что в КСА пока нет независимой судебной власти, которая могла бы беспристрастно заниматься делами о коррупции. Поэтому в список «коррупционеров» может попасть любой, кого «Национальный антикоррупционный комитет» («саудовская ЧК» или «Комитет общественного спасения» (Comité de salut public) – появились уже и такие сравнения, апеллирующих к историческим примерам русской и французской революций соответственно) сочтет таковым. Кроме того, не исключено, что все последние события приведут к созданию системной оппозиции, как заграницей, так и внутри страны. Скорее всего, она будет состоять из различных политических движений (от умеренных до исламистов и сепаратистов), которые будут всячески поддерживаться всеми геополитическими противниками Саудовской Аравии, особенно Ираном.

43.77MB | MySQL:101 | 2,243sec