Ливан: гуманитарный кризис как угроза социальной стабильности

Многие международные эксперты сходятся во мнении, что из всех стран региона, приютивших сирийских беженцев, именно Ливан  находится  в зоне наиболее высокого риска. Речь идёт о том, что гуманитарный кризис в Ливане в силу ряда обстоятельств оказывает максимальный негативный эффект на социальную систему и грозит привести к внутриполитическому кризису.

Обстоятельства эти хорошо известны: хрупкость национального политического компромисса и шаткость политической системы, чувствительность межэтнических отношений в этой многоконфессиональной стране, неустойчивость финансово-экономической системы и отсутствие достаточной ресурсной базы для обеспечение устойчивого роста и социальной стабильности, наиболее высокая доля сирийских беженцев пропорционально местному населению (25% или почти 1 млн человек). Сирийская война и вовлечение в неё ливанской «Хизбаллы» оказало отдельное, особое воздействие на экономику Ливана, в том числе притянув колоссальные финансовые ресурсы. Наряду с этим, сильное внешнеполитическое давление на Ливан со стороны глобальных игроков, фактически открыто ведущаяся борьба за влияние в этой стране, с учетом её стратегической роли в сирийском конфликте и важного геополитического положения в целом в этом регионе, создают дополнительный фактор воздействия и могут серьезно  угрожать внутренней  социальной стабильности.

В результате, по мере затягивания сирийского кризиса и, соответственно, пребывания сирийских беженцев на ливанской территории, угроза социальной стабильности продолжает расти. При этом, как показывают последние исследования по линии ООН, гуманитарное положение сирийских беженцев в Ливане продолжает ухудшаться. Так, согласно ежегодному исследованию индекса уязвимости сирийских беженцев, проведённому в конце 2017 года совместно тремя агентствами ООН (Всемирная продовольственная программа, Детский фонд ООН и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев), 58% сирийских беженцев в Ливане проживают в условиях экстремальной бедноты, то есть ниже уровня 2.8 долларов США в день. Ниже уровня бедности (3.8 долларов в день) находится 76% сирийских беженцев в Ливане. Исследование показало, что 9 из 10 сирийцев в Ливане вынуждены брать деньги в долг, чтобы решать продовольственные нужды, покрывать срочные медицинские расходы и платить за аренду жилья. Кроме того, 74% сирийцев старше 15 лет не имеют законного статуса и вида на жительство  в Ливане.

При этом, гуманитарная ситуация в Ливане не имеет даже малейших признаков улучшения в 2018 году, и по всей вероятности большая часть сирийских беженцев продолжит, как и сейчас, в основном уповать на гуманитарную помощь. Только в текущем году гуманитарные организации ООН запросили у доноров 2.7 млрд долларов на программу поддержки гуманитарных усилий для  сирийских беженцев.

Одновременно, крупные международные игроки прекрасно осознают, что продолжение этой ситуации как мина замедленного действия и помимо чисто гуманитарных интервенций, разумеется, жизненно важных для сирийских беженцев, необходимы крупные инвестиции в ливанскую экономку, поддержка проектов развития и создание новых рабочих мест, в том числе для сирийских беженцев и уязвимых местных общин, укрепление систем социальной защиты с фокусом на здравоохранение и образование, эффективное управление водными ресурсами. По оценкам ливанского правительства, только на развитие инфраструктурных проектов в различных отраслях Ливану понадобится в ближайшие годы 16-20 млрд долларов США. Главная ставка при этом делается на США и Евросоюз как главных доноров наряду со Всемирным банком. Рассчитывать на помощь богатых соседей из Залива, таких как Саудовская Аравия или ОАЭ, не приходится, с учетом фактора вовлечённости  «Хизбаллы» в сирийский конфликт. Предстоящие в 2018 году донорские конференции по Ливану (ориентировочно в феврале в Риме, в марте в Париже и затем в середине года в Брюсселе) станут моментом истины, поскольку на этих площадках доноры озвучат свои долгосрочные планы и обязательства как на гуманитарном треке, так и в области устойчивого развития. Уже сейчас наблюдается некоторая активизация усилий. В частности, Евросоюз в конце декабря 2017 года утвердила новый пакет следствия Ливану в области долгосрочного развития, выделив 44 млн долларов на поощрение стабильности и социально-экономического развития Ливана, включая поддержку электоральной системы, улучшения социальных и экономических условий жизни ливанцев, создание новых рабочих мест и занятости и пр. В общей сложности, с начала сирийского кризиса ЕС выделил Ливану 1.2 млрд долларов на гуманитарные нужды и проекты развития. Не отстает от Брюсселя и Вашингтон. Несколько сложнее ситуация с США, которые готовы инвестировать исключительно в военную сферу ливанской экономики, но на оговоренных условиях, касающихся сдерживания «Хизбаллы» от вовлечения в сирийский конфликт. Также относительно стабильным можно считать финансирование американцами проектов гуманитарного содействия сирийским беженцам — понятно, что это также политически обосновано. При этом, в экономику Ливана американцы не особо стремятся. Так, по каналам Международного агентства развития (USAID) в Ливане реализуется долгосрочная рамочная программа помощи на 2014-2019 гг по таким направлениям как сельское хозяйство и продовольственная безопасность, демократия и права человека, экономический рост и торговля, окружающая среда, водные ресурсы, образование. По мере развития сирийского кризиса наблюдается последовательный рост ассигнований с 50 млн долларов США в 2011 году до 116 млн долларов США в 2017 году. Однако, очевидно, что на фоне колоссальных потребностей ливанской экономики в инвестициях бюджеты эти более, чем скромные, и предпринимаемые донорами сегодня шаги обеспечить решение проблемы не смогут.

Есть шанс, что предпринимаемые в 2018 году внутренние и международные усилия, наконец, сработают и экономика встанет на путь оздоровления, но он невелик. Гуманитарный кризис будет служить главным препятствием, при этом системные экономические факторы будут также продолжать негативно воздействовать. В частности, бюджетный дефицит на фоне растущего государственного долга (80 млрд. долларов или 150% от ВВП), будет препятствовать масштабным государственным инвестициям в развитие. Одновременно, социальной  системе может угрожать реальный коллапс с учетом дополнительного прессинга со стороны сирийских беженцев и их растущих потребностей. Нерешённость гуманитарной проблемы может привести к необратимым последствиям. Политика фактического отказа ливанских властей от интеграции сирийцев в общественную и экономическую жизнь на фоне затягивания сирийского кризиса и отсутствия реальных условий для их возвращения на родину, накапливает проблемы и сохраняет высокие риски системных сбоев и роста социальной напряжённости как среди сирийских беженцев, так и внутри местных общин, также пострадавших от негативного воздействия этого гуманитарного кризиса.

49.43MB | MySQL:112 | 0,904sec