Сирия: об информационной войне в рамках военной операции Турции в Африне

Курдские отряды дали во вторник отпор турецким войскам и наемникам из формирований Сирийской свободной армии (ССА) на подступах к городу Африн (65 км от Алеппо). Об этом говорится в переданном агентством Фират коммюнике командования коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС). В нем сообщается, что ополченцы отбили атаки турецкой армии и формирований ССА у селения Амара в округе Мабата. Противник понес потери и отступил. Как утверждается в коммюнике, в ходе боя были убиты 24 турецких солдата и наемника. Бойцы СДС предприняли спецоперацию против механизированного патруля турецких войск возле населенного пункта Курдо в округе Раджу. В результате этой вылазки было уничтожено два военных джипа, погибли шестеро турецких солдат.  В то же время, на информационном сайте преимущественно курдской коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС) сообщается о том, что «в результате спецопераций [курдов] против турецких сил задокументирована гибель 53 человек, ранения получили 38». Отмечается, что потери понесли как турецкие ВС, так и ССА. Со своей стороны турецкие военные также не остались «в долгу». Вооруженные силы Турции в ходе операции «Оливковая ветвь» в сирийском Африне «уничтожили 260 террористов» и «освободили аж 20 деревень» (от кого?). Об этом говорится в распространенном во вторник заявлении Генштаба ВС Турции, которое поступило в распоряжение ТАСС. «По последним данным, в ходе операции было уничтожено не менее 260 террористов «Сил народной самообороны», «Демократического союза», Рабочей партии Курдистана и экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ — прим. ТАСС)», — утверждает Генштаб. Выразим серьезное сомнение в истинности приведенных цифр. На фоне затяжных и непростых боев (это уже факт) идет информационная война, и соответственно она еще накладывается и на восточный менталитет в рамках приукрашивания ситуации в свою пользу. При этом мало, кто заботиться о хотя бы условных соответствиях приводимых данных обыкновенной логике. При этом приводимые курдами данные о потерях в составе наступающих выглядят более логичными. При этом отметим, что основные потери в данном случае несут именно силы ССА, которые идут первым номером. Это дает возможность Анкаре говорить  о минимуме собственно потерь среди турецких военных. Генштаб ВС Турции упорно говорит об одном погибшем, хотя даже по официальным данным турецкого информационного агентства уже в первые два дня операции была подтверждена гибель пятерых.   Рискнем предположить, что сейчас счет потерь (в том числе и безвозвратных) идет на десятки. Такая политика в общем-то понятна — обнародование реального числа потерь президенту Турции Р.Т.Эрдогану не нужно. Он должен доказать эффективность своего руководства и правильность принимаемых решений. При этом недовольство ходом проводимой операции со стороны высшего турецкой руководства, по ряду данных, глухо растет. Пока это не выразилось в кадровых решениях, что понятно: на переправе коней не меняют, но время сейчас не работает на турецкий генералитет и «тучи» над турецкими генералами «сгущаются». В этой связи  обратим внимание на заявление турецкого Генштаба: речь даже не круглой цифре «убитых террористов;» и не о том, каким образом турецкие военные  этих погибших считали. Интересно, что сгоряча и не подумав, турецкиевоенные решили смешать в одну «кучу» и курдов, и сторонников ИГ, которые каким-то чудом, оказывается, пребывали в полностью подконтрольном курдам анклаве. Это не только свидетельствует о неуклюжих попытках турецких военных  связать чисто антикурдскую операцию с борьбой с ИГ, но и нарастающей панике в их рядах. Небрежность в официальныхзаявлениях тому ясное доказательство.

В этой связи, как это не странно, общее желание побыстрее закончить операцию присутствует и у Р.Т.Эрдогана, и у его критиков в Вашингтоне. У каждой из сторон такое убеждение присутствует по своим мотивам: турецкому президенту надо избежать «увязывания» в латентном конфликте, по мере развития которого будет все труднее скрывать потери (а это прежде всего рост внутритурецких репутационных рисков); Вашингтон стремиться купировать конфликт, дабы  избежать перспективы движения турок на Манбидж, что просто вынудит США четко артикулировать свою позицию и принимать сторону одной из сторон конфликта. И заодно поставить под существенные риски весь их план по созданию восточнее Евфрата зоны с альтернативным от Дамаска структурами исполнительной и военной власти.  Отсюда и предстоящий звонок президента США Д,Трампа своего турецкому коллеге. Президент США Дональд Трамп в личной беседе с турецким коллегой Тайипом Эрдоганом призовет к «деэскалации ситуации» в сирийском районе Африн. Об этом сообщила во вторник на регулярном брифинге для журналистов пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс. По ее словам, ожидается, что разговор по телефону между ними состоится в среду. «Мы хотим, чтобы они [Турция] приступили к деэскалации, — отметила Сандерс. — Об этом будет идти речь во время беседы, но я не хочу забегать вперед. Мы распространим заявление по итогам разговора между ними». Отсюда же и запоздалые заверения представителей Пентагона. США прекратят оказывать поддержку вооруженным формированиям в Сирии, которые используют поставленное им вооружение и технику не только для борьбы с группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Об этом корр. ТАСС сообщил представитель американского Министерства обороны, майор Адриан Рэнкин-Гэллоуэй. Он отметил, что сейчас военные Соединенных Штатов ведут подготовку местных союзных сил с целью добиться стабильности в районах, освобожденных от ИГ. «Эти местные силы также должны предотвратить отток террористов ИГ по мере того, как их физическое присутствие в Сирии подходит к концу, — добавил Рэнкин-Гэллоуэй. — США нацелены на разгром ИГ и других террористических группировок в Сирии, а также на то, чтобы не дать им вернуться в освобожденные районы».  Представитель Пентагона заверил, что США продолжат сотрудничать с «Силами демократической Сирии» (СДС). Кроме того, Вашингтон всегда «давал Турции ясно понять, что поставки оружия СДС, которые в том числе состоят из курдских элементов, будут ограниченными и предназначенными для конкретных миссий». «В соответствии с этой политикой мы рассматриваем вопрос о корректировке военной поддержки, оказываемой нашим курдским партнерам, — продолжил майор. — Мы не приветствуем применение предоставленных коалицией вооружений и оборудования в иных целях, а не только для разгрома ИГ». «Если мы обнаружим, что какая-либо группа или лица нарушили эту договоренность, мы проведем расследование и в случае необходимости прекратим это снабжение», — подчеркнул Рэнкин-Гэллоуэй. Никакой «отдельной группировки» среди курдов нет, а есть единая и монолитная сила. По этой причине, кстати, США и выбрали их в качестве своего союзника: им не надо было тратить время на их структурирование. В этой связи американцы решили пойти по пути наименьшего сопротивления, при этом совершенно не просчитав сопутствующие риски. В этой связи курды использовали и будут использовать американское оружие в борьбе против турок, и этот факт никакими заявлениями отменить нельзя. Если американцы сейчас начнут сворачивать свое сотрудничество и финансирование курдов, то они получат вакуум своего силового присутствия на севере Сирии: суннитские отряды, которые должны по идее заменить курдов восточнее Евфрата, еще не сформированы, и перспективы этого процесса туманны.

39.85MB | MySQL:91 | 0,952sec