Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (29 января – 4 февраля 2018 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией. В Сочи 30 января прошел Конгресс сирийского национального диалога (КСНД), одобривший заявление с основными принципами будущего государственного устройства страны, и принявший решение о создании конституционного совета для разработки нового основного закона Сирии.

Участие в КСНД приняли более 1500 делегатов, представлявших различные этноконфессиональные, политические и социальные группы сирийского общества, как сторонники официального Дамаска, так и оппозиционеры, в том числе представители «примирившихся» оппозиционных вооруженных формирований. Большинство делегатов — из самой Сирии, но представлена была и «внешняя оппозиция». Соорганизаторами сочинской встречи вместе с Россией выступили Иран и Турция как страны — гаранты астанинских соглашений о режиме прекращения огня в САР, представленные своими делегациями. По приглашению России на форум в Сочи прибыли представители ООН, стран — постоянных членов СБ ООН, а также Египта, Иордании, Ирака, Ливана и Казахстана. Делегация вооруженной оппозиции Сирии, прибывшая в Сочи на КСНД (около 100 человек), затем отказалась от участия в нем.

В своем послании участникам форума президент России В. Путин отметил, что КСНД предоставляет возможность реализовать стремление сирийцев к прекращению войны и окончательному искоренению терроризма.

Политические наблюдатели подчеркивают, что одним из главных итогов сочинского форума стало то, различные представители сирийского общества, включая оппозицию, «впервые собрались и смогли нормально поговорить друг с другом».

Участники Конгресса заявили, что их главная цель — прекратить конфликты и вернуть мир Сирии. На форуме было одобрено заявление с основными принципами будущего государственного устройства Сирии. Это – уважение суверенитета, территориальной целостности, независимости Сирии, обеспечение прав всех этнических, конфессиональных групп, «обеспечение политического процесса, который не будет никого оставлять за бортом, и который будет позволять сирийцам самим, без вмешательства извне определять свою судьбу». Делегаты КСНД также одобрили список кандидатов в конституционный совет по разработке нового основного закона Сирии. По словам спецпредставитель генсека ООН по Сирии С. де Мистуры, который присутствовал на Конгрессе в Сочи, конституционный совет (45-50 человек) должен состоять из представителей правительства, оппозиции, экспертов по Сирии, представителей гражданского общества, включая женщин, независимых представителей, глав племен. Именно С. де Мистуре поручено сформировать этот орган. Было также заявлено, что представители сирийской оппозиции, не приехавшие на КСНД, могут войти в состав конституционного совета.

Вместе с тем, необходимо отметить, что «пока совершенно не определен регламент принятия решений будущего конституционного совета. Он пока не является органом, который представляет все слои сирийского общества. И достигнуть такой задачи в общем-то невозможно, и само по себе это делает все решения этого совета уязвимыми с точки зрения признания его решений всеми группами сирийской оппозиции».

Москва считает, что проведение КСНД удалось и ожидает от ООН действий по реализации достигнутых на форуме договоренностей. Россия готова к диалогу по Сирии с западными партнерами в любых форматах и на любых уровнях, заявил в этой связи министр иностранных дел РФ С. Лавров.

31 января президенты России и Турции — В. Путин и Р. Т. Эрдоган — в ходе телефонного разговора выразили удовлетворение итогами конгресса в Сочи. Стороны также обсудили координацию действий по обеспечению работы зон деэскалации в Сирии. Глава оппозиционного Сирийского комитета по переговорам Н. аль-Харири поддержал формирование конституционного совета в Сочи. Американская администрация считает, что состоявшийся в Сочи конгресс «не был сбалансирован и играл на руку властям в Дамаске».

На прошедшей неделе сирийская правительственная армия и союзные ей силы при поддержке авиации ВКС России продолжали боевые действия против вооруженных формирований экстремистских и террористических группировок в различных районах страны. Наиболее интенсивные бои велись в северной провинции Идлиб, где ВС САР и отряды народного ополчения продолжали наступление на город Саракиб. Сирийские военные также наступали в южной части соседней провинции Алеппо, освободив от боевиков «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ) ряд населенных пунктов. В ночь на 29 января колонна турецкой военной техники проследовала на юг провинции Алеппо в район, расположенный на линии фронта между группировками исламистов и сирийских правительственных войск. При приближении к позициям ВС САР колонна была предупредительно обстреляна сирийской артиллерией, после чего повернула назад. Сирийская сторона объяснила нанесение артиллерийского удара тем, что «приняла колонны за джихадистов». В провинции Дейр-эз-Зор армейские подразделения продолжают выслеживать разрозненные отряды боевиков «Исламского государства» (запрещено в РФ).

3 февраля самолет Су-25 ВКС России был сбит боевиками в провинции Идлиб, летчик катапультировался, но погиб в бою с террористами. В ответ российские военные нанесли групповой удар высокоточным оружием по району, где был сбит российский штурмовик, убиты 30 боевиков. Группировка «Хайят Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат-ан-Нусра») взяла на себя ответственность за сбитый Су-25.

Турецкая армия и союзные формирования сирийской оппозиции продолжали вести тяжелые бои с отрядами курдов в кантоне Африн на севере Сирии, медленно продвигаясь вглубь контролируемой курдами территории.

Вашингтон продолжит оказывать поддержку преимущественно курдской коалиции «Сил демократической Сирии» (СДС) и считает, что «мир должен быть ей благодарным», заявил 1 февраля глава Центрального командования ВС США генерал Дж. Вотел. Одновременно генерал отметил, что «понимает законную обеспокоенность Турции относительно ее границ», и для Вашингтона «важно вместе работать по этой теме» с Анкарой.

У США нет доказательств, подтверждающих сообщения об использовании зарина правительственными войсками Сирии, заявил 2 февраля глава Пентагона Дж. Мэттис.

29 января премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху посетил Москву с кратким рабочим визитом, где провел переговоры с президентом России В. Путиным. Два лидера обсудили урегулирование в Сирии и состояние двусторонних отношений. Состоявшиеся переговоры Нетаньяху охарактеризовал как «хорошие и обстоятельные. Израильский премьер заявил о том, что он высоко ценит диалог с Россией и считает, что деятельность этого государства оказывает ощутимое влияние на ситуацию в ближневосточном регионе. Напомним, что нынешняя встреча В. Путина и Б. Нетаньяху стала седьмой с сентября 2015 г., когда Россия начала военную операцию в Сирии.

США выйдут из ядерной сделки с Ираном, если европейские партнеры не станут работать «над исправлениями ее недостатков», сообщил 31 января представитель американского Госдепартамента.

Иран способен разработать ядерное оружие в течение года после того, как руководством страны будет принято соответствующее решение, говорится в опубликованной на минувшей неделе обновленной ядерной доктрине США.

Соединенные Штаты не намерены вести переговоры с боевиками движения «Талибан» (запрещено в РФ) в Афганистане, заявил 29 января президент Д. Трамп. По его словам, «они убивают людей направо и налево — невинные люди гибнут на каждом шагу». При этом Д. Трамп отметил, что США доведут в Афганистане «до конца то, что другие сделать не смогли». На следующий день – 1 февраля – глава Белого дома заявил, что присутствие США в Афганистане «не будет ограничиваться искусственными временными рамками», а «правила ведения боя в этой республике для американских военнослужащих изменены». США считают, что к настоящему времени все стороны в Афганистане готовы к общенациональному примирению и завершению конфликта, кроме движения «Талибан».

«Талибан» утратил шанс на проведение переговоров и восстановление мира после последних террористических вылазок, заявил 30 января пресс-секретарь президента Афганистана Ш. Х. Муртазави.

Россия готова предоставить московскую площадку для организации прямого диалога Кабула с представителями движения талибов, заявили в МИД РФ.

Боевики движения «Талибан» открыто действуют на 70% территории Афганистана. Об этом свидетельствуют результаты исследования, опубликованные 30 января британской вещательной корпорацией Би-би-си.

Пентагон запретил Специальному генеральному инспектору по восстановлению Афганистана (SIGAR) публиковать данные о контроле над территорией в этой стране. Отметим, что, начиная с 2009 г., в ежеквартальных отчетах SIGAR приводилась информация о том, сколько афганских уездов находится под контролем кабульского правительства, а сколько – под контролем вооруженной оппозиции. Также в отчетах приводилась информация и о спорных территориях.

Исламабад не настроен портить отношения с Вашингтоном, несмотря на недавнее решение президента США Д. Трампа заморозить военную помощь Пакистану, заявил 2 февраля пакистанский министр обороны Х. Д. Хан. По его словам, решение Д. Трампа приостановить передачу 2 млрд долларов, предназначенных для борьбы с терроризмом, не является чем-то значимым для Исламабада из-за того, что в последнее время США систематически урезали объемы военной помощи и не предоставляли уже три года запасных частей для систем вооружения пакистанской армии. В этом контексте, указал Х. Д. Хан, Пакистан будет вынужден искать новых поставщиков военной техники в России, Китае, а также в странах Восточной Европы и Южной Америки. По мнению министра, «сказать, что из-за одного президента мы начнем приостанавливать наши отношения, будет неправильно и неразумно. У нас очень давние отношения с США, и мы хотим их сохранить».

На минувшей неделе Египет, Эфиопия и Судан договорились без посредников урегулировать в течение месяца все технические вопросы, касающиеся возведения эфиопской высотной плотины «Возрождение» на реке Голубой Нил. Соглашение было достигнуто по итогам трехстороннего саммита в Аддис-Абебе президента Египта А. Ф. ас-Сиси, президента Судана О. аль-Башира и премьер-министра Эфиопии Х. Десаленя. Вместе с тем, целый ряд технических вопросов, связанных с возведением плотины «Возрождение», остался не урегулирован. «Насколько эти договоренности будут долговременными, сказать сложно. Именно по той причине, что Каир в любых случаях не устраивает введение плотины в строй, а для Эфиопии она имеет не просто стратегическое значение, а жизненно необходимое в рамках своего регионального развития».

В Адене – главном городе на юге Йемена – с 30 января действует режим прекращения огня  между силами Южного переходного совета (сепаратисты, поддерживаются ОАЭ) и подразделениями войск, лояльных президенту страны А. М. Хади (поддерживается Саудовской Аравией). При этом сторонники сепаратистов сохраняют контроль над большей частью Адена и окрестностями города. На этом фоне продолжаются трудные переговоры об условиях компромисса, который должен подразумевать не только назначение представителей Южного переходного совета в йеменского правительства, но и назначение ряда представителей этого совета на командные должности в йеменскую армию. Вопрос об отставке премьер-министр Йемена бен Дагра также окончательно с повестки дня не снят.

4 февраля действующий президент Кипра, кандидат от правоцентристской партии ДИСИ Н. Анастасиадис победил на президентских выборах. Во втором туре голосования его поддержали 55,99% избирателей, а его соперник С. Малас от левой партии АКЕЛ получил 44,01% голосов. Явка составила 73,97%.

 

Приложение

О некоторых особенностях отношений между Катаром и Ираном

Развитие сбалансированных разноплановых отношений с соседним Ираном является одним из важных направлений внешней политики Государства Катар. В Дохе, учитывая роль и значимость Исламской Республики в зоне Персидского залива, поддерживают с ней активные политические связи, выступают за расширение иранского участия в таких сферах регионального сотрудничества как экономика, торговля, инвестиции, гуманитарная область.

За годы после Исламской революции 1979 г. Катар вел независимую политику по отношению к Ирану. В отличие от Саудовской Аравии и ОАЭ, эмират всегда воздерживался от резкой критики внутренней и внешней политики деятельности ИРИ. Более того, в Дохе признали роль Ирана «как авторитетной региональной исламской державы».

Руководство Ирана, со своей стороны, также выступает за укрепление отношений с Катаром. Демонстрируемый Катаром самостоятельный внешнеполитический курс, лояльность в отношении ИРИ находят понимание в Тегеране. На сегодняшний день из всех аравийских монархий именно с Катаром у Ирана сложились наиболее хорошие отношения. Развитие разносторонних связей с эмиратом является составной частью иранской установки на укрепление своих позиций в зоне Залива не через региональных лидеров (КСА, ОАЭ), с которыми у ИРИ имеются очень серьезные разногласия, а через страны, демонстрирующие свое желание поддерживать добрососедские отношения с Тегераном.

Кризис в отношениях между Катаром и «арабской четверкой» (КСА, ОАЭ, Египет, Бахрейн), возникший летом 2017 г., придал новый сильный импульс развитию катарско-иранских связей. Напомним, что разрыв отношений с ИРИ, является одним из требований «четверки» для восстановления отношений с Катаром.

Иран же сразу после возникновения межарабского кризиса выразил солидарность с Катаром и заявил о готовности предоставить соседней стране всю необходимую помощь, в том числе поставками питьевой воды и продовольствия на фоне блокады, введенной в отношении эмирата четырьмя арабскими странами. В Тегеране также заявили о готовности открыть для Катара три морских порта, а самолеты катарских авиалиний без каких-либо препятствий могут продолжать пользоваться транзитом через воздушное пространство Ирана, которое единственное осталось открытым для эмирата после блокады. Кроме того, по итогам трехсторонней встречи Иран и Турция пришли к согласию о поставке турецких товаров в Катар через территорию и порты ИРИ.

Летом 2017 г. Катар восстановил дипломатические отношения с Ираном, разорванные в начале 2016 г. после нападения на саудовские диппредставительства в ИРИ. Как отметили политические наблюдатели, открытие посольства Катара в Тегеране стало «важным показателем сближения Тегерана и Дохи, и провалом политики Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и Бахрейна по изоляции Катара». Кроме того, главой МИД Катара М. Аль Тани иранская политика в регионе была охарактеризована, как «положительная», а сотрудничество с ИРИ, «преобладающим» для эмирата, «по сравнению с другими соседними странами». Эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани 23 августа 2017 г. раскритиковал намерения президента США Д. Трампа «изолировать и давить на Иран» и сообщил, что его страна по-прежнему будет оказывать поддержку палестинскому движению ХАМАС и ливанской «Хизбалле».

Заметным событием в отношениях между двумя соседними странами стал визит в Катар главы иранского МИДа М. Д.  Зарифа в октябре 2017 г. В Дохе он был принят эмиром Тамимом бен Хамадом Аль Тани. Иранский министр подчеркнул принципиальную политику Тегерана по установлению «лучших отношений со всеми своими соседями» и выразил надежду, что связи между Ираном и Катаром будут расширяться во всех областях. Эмир Катара выразил удовлетворение развитием отношений между Тегераном и Дохой и подчеркнул, что «его правительство и нация всегда стремились к лучшим отношениям со своим северным соседом». Шейх Тамим приветствовал позицию Тегерана по региональным вопросам и необходимость поиска мирных решений продолжающихся кризисов.

Катар занимает взвешенную позицию по отношению к иранской ядерной проблеме. Руководство эмирата неоднократно заявляло, что признает право Исламской Республики на развитие мирной ядерной энергетики «в соответствии с нормами мировой законности», хотя и обеспокоено возможными негативными экологическими последствиями реализации иранской программы, особенно для вод Персидского залива. В Дохе положительно оценили соглашение по ядерной программе ИРИ, достигнутое между Тегераном и шестью мировыми державами в 2015 г.

Катар наладил с Ираном связи по военной линии и в сфере безопасности. В 2010 г. стороны подписали соглашение о военном сотрудничестве, предусматривающее обмен специалистами, информацией по боевой подготовке и в технической области и даже проведение совместных операций по борьбе с терроризмом. В марте этого же года было подписано соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, охватывающее вопросы охраны границ, борьбу с контрабандой наркотиков, товаров и исторических реликвий, преступностью, нелегальной иммиграцией и отмыванием денег. В то же время Катар не одобряет масштабное наращивание иранской военной мощи, регулярно проводимые ИРИ крупные учения в зоне Залива, в том числе с боевыми стрельбами и пусками ракет.

Динамично развиваются торгово-экономические отношения между двумя странами. Катар проявляет серьезную заинтересованность в инвестиционном сотрудничестве с Ираном. В эмирате на постоянной или временной основе проживают до 170 тыс. граждан ИРИ, часть из которых занимает весомые должности в различных крупных компаниях, ведущих свою деятельность во многих областях экономики. Стороны активно сотрудничают в транспортном секторе морских перевозок.

Наиболее тесные отношения сложились в нефтяной и газовой промышленности. Большая часть месторождения нефти Катара связана с Ираном. Иран и Катар совместно контролируют крупнейшее в мире газоконденсатное месторождение «Южный Парс»-«Северный купол». Катар занимает 13% от общего объема доказанных запасов газа в мире. Эмират производит 650 млн куб. м газа в сутки от своего сегмента в совместной области. Иран в свою очередь производит 430 млн куб. м газа с месторождения. Две страны стремятся координировать свою деятельность в энергетической сфере. Между Дохой и Тегераном достигнута договоренность о разделе сфер добычи газа в смежных морских районах.

Отметим, что кризис в отношениях Катара с «арабской четверкой» создал новые возможности для развития двусторонних экономических связей. Ведь в условиях блокады Катара Иран является главным транзитным путем. Эксперты отмечают, что «следует ожидать новых инвестиций, соглашений и договоров в различных сферах. И решительность обеих стран является заделом дальнейшего взаимодействия».

Несмотря на общий положительный настрой в Дохе и Тегеране на расширение взаимных связей, на отношения между двумя странами продолжает оказывать воздействие ряд негативных факторов. Так, Катар принимает во внимание давнее историческое соперничество между арабами и персами, в том числе в районе Персидского залива, потенциальную враждебность к аравийским монархиям существующего в Иране с 1979 г. режима. Кроме того, большое значение имеют суннитско-шиитские противоречия. Сказывается и сохраняющееся взаимное недоверие между двумя странами, а также серьезные различия между Дохой и Тегераном в подходе к некоторым конфликтам в арабском мире. Заметные ограничения на отношения с Ираном накладывают имеющиеся военно-политические обязательства Катара перед США и ведущими странами Запада, тесное сотрудничество эмирата с ними в сфере обороны и обеспечения безопасности катарского государства. Немаловажное значение имеют опасения Дохи относительно использования Тегераном местной шиитской общины (24-25% населения страны) для оказания влияния на политику эмирата.

Между Дохой и Тегераном сохраняются принципиальные разногласия по отношению к конфликту в Сирии, где Иран активно и всесторонне поддерживает режим президента САР Б. Асада, а Катар оказывает разноплановую помощь сирийской оппозиции. Тем не менее, в Дохе считают возможным «использование возможностей Тегерана для урегулирования региональных конфликтов», включая сирийский.

Как видится, Катар будет и далее стремиться развивать многоплановые отношения с Исламской Республикой на основе добрососедства и взаимной выгоды. В то же время будущее отношений между двумя государствами во многом будет зависеть от общего развития обстановки в зоне Персидского залива.

24.62MB | MySQL:59 | 0,498sec