Обзор альманаха «Турция в 2017 году» издания Фонда политических, экономических и социологических исследований (Анкара). Часть 19

Продолжаем разбор упомянутого в заголовке Альманаха, в частности, — раздела «Внешняя политика», посвященного отношениям между Турецкой Республикой и Исламской Республикой Иран.

В предыдущем материале мы поставили точку на озвученной турецким руководством цели по троекратному увеличению товарооборота между двумя странами – с существующих 10 млрд до 30 млрд долл. Одним из важнейших факторов, которые должны внести свою лепту в достижение этой цели должно стать увеличение частоты рейсов авиасообщения между двумя странами.

На самом деле, турецкая сторона активно использует своего флагмана авиаперевозок – Турецкие авиалинии – для продвижения экономических интересов, о чем мы неоднократно говорили. Стандартной практикой при этом является немедленное проведение делового форума в новом пункте назначения авиакомпании между турецкими предпринимателями и местным деловым сообществом, что нередко начинает довольно быстро приносить экономическую отдачу.

Также турецкая сторона рассчитывает на увеличение числа туристов, приезжающих в Иран, а также облегчение прохождения таможенных процедур. Классической для турок темой является переход в расчётах между сторонами на их валюты, то есть отказ от мировых резервных средств платежей – евро и долларов США (вообще, в случае санкционного, а не будем строить иллюзий – по факту он пока таким и остается, Ирана переход на расчеты в местных валютах – просто необходимость – В.К.).

На самом деле, интересным образом, на этом раздел, посвященный торгово-экономическим отношениям между Турцией и Ираном, завершается. Это — весьма симптоматично, поскольку ничего конкретного, как и в случае с Россией, сказать про пути троекратного увеличения товарооборота между Ираном и Турцией не представляется возможным. Возможности маневра у турецких предпринимателей в Иране (в отличие от европейского бизнеса) весьма ограничены. Не вдаваясь в технические подробности, предлагаем читателям это как аксиому.

Следующий раздел озаглавлен как «Турецко-израильские отношения». Как пишут авторы документа, важнейшим аспектом, определяющим турецко-израильские отношения, является Палестина (в этом заключается принципиальный отход Турции от своей прежней позиции, где она придерживалась нейтралитета в палестино-израильском конфликте, обеспечивающего ей свободу маневра и возможность выступать посредником – В.К.).

Как пишут авторы документа, период 1990-х годов, когда сотрудничество между сторонами строилось по военной и разведывательной линиям, был «исключением» и «подошёл к концу, чтобы уже вновь не повториться». Не будем здесь далее следовать за линией повествования Альманаха, который рассказывает довольно подробно историю отношений, которые окончательной испортились с делом так называемой «Флотилии мира» в 2010 году.

Впрочем, некоторая нормализация (а точнее, стабилизация – В.К.) отношений наступила и она пришлась на 2017 год, когда впервые с упомянутого выше конфликта Израиль посетил турецкий министр. В данном случае, речь идет о визите министра культуры и туризма Наби Авджи. В мае месяце Израиль посетила делегация влиятельной турецкой НКО – Меджлиса турецких экспортеров, в составе которой было 120 турецких бизнесменов.

Как указывает Альманах, в 2017 году торгово-экономические отношения между странами не пострадали от наблюдающегося между сторонами кризиса в политической сфере (на самом деле, утверждать это не совсем корректно в том смысле, что поддержание уровня товарооборота на прежнем уровне – это ещё не всё; ряд проектов в сфере инноваций и высоких технологий, где технологическим «донором» Турции мог бы выступить Израиль, закончились, так и не начавшись – В.К.).

Другой важнейшей темой, кроме инноваций, где Турция заинтересована в сотрудничестве с Израилем, является энергетика, в свете обнаружения крупных месторождений природного газа в исключительной экономической зоне Израиля. Эта тема затрагивалась в мае 2017 года в ходе встречи между министрами энергетики двух стран.

Но здесь Альманах опять возвращает читателей «с небес на землю», говоря о том, что напряженность в отношениях наблюдалась в связи с темой «незаконных израильских поселений». Опять же не вдаемся в подробности, которые Альманах излагает довольно подробно, приводя данные о тысячах израильских поселений, организованных невзирая на позицию ООН и международное право.

Другой точкой расхождения между Турцией и Израилем стала позиция по референдуму в Иракском Курдистане. Референдум, резко осужденный турецким руководством, напротив, получил в Израиле открытую поддержку. В этом смысле еврейское государство стало, пожалуй, одним из самых больших сторонников в мире независимости Иракского Курдистана. Тут Альманах дает краткий обзор отношений между Израилем и курдами, которые, как он пишет, даже будучи скрываемыми, уходят своими корнями в 60-е годы прошлого столетия.

Заключительной точкой противоречий между Турцией и Израилем стало признание президентом США Дональдом Трампом Иерусалима в качестве столицы Израиля. Как о крупном поражении США, говорили в Турции про голосование в ООН по резолюции осуждающей односторонние действия американской стороны. Которая, невзирая на «запугивание США» была принята 128 голосами «за» при 9 «против».

Давая свой прогноз на 2018 год для отношений между странами, Альманах указывает на то, что «структурные проблемы» продолжат являться для них определяющими: напряженность вокруг Палестины, жесткий израильский подход к палестинским манифестантам, а также выбор Израилем президента Эрдогана лично в качестве «мишени» (для критики – В.К.). Все это заставляет Альманах завершать этот раздел в достаточно пессимистичной тональности.

42.47MB | MySQL:92 | 1,055sec