Теракты в Индонезии в мае 2018 г.: закономерности и особенности. Часть 3

Ранее, глава полиции Индонезии, заявил, что надеется, что пересмотр закона № 15 от 2003 о борьбе с преступлениями терроризма даст полномочия полиции подвергать уголовному преследованию граждан Индонезии, которые только что вернулись из Сирии. По мнению полиции, вернувшиеся из Сирии граждане, вне всяких сомнений, были там членами террористических группировок и будут способствовать распространению радикальных идей в Индонезии.

Нынешняя версия закона об антитерроризме не дает полиции возможности действовать до того, как теракт будет совершен.

«В то же время группы людей приходят большими волнами из-за границы. Нам нужно этим заниматься, должны быть правовые основания, так как наш закон не позволяет подвергать уголовному преследованию тех, кто возвращается из Сирии», – сказал начальник полиции[i].

Несмотря на предпринимаемые меры, президент Джоко Видодо подчеркнул, что «превентивные меры по борьбе с терроризмом гораздо важнее мер репрессивных», которые обычно следуют как реакция на событие.

По мнению Джоко Видодо, превентивные меры по борьбе с терроризмом – самые эффективные, и лучше всего их осуществлять через образование.

Однако, президент также возлагает надежды на полицию Индонезии, которая должна получить полномочия для применения превентивных мер в отношении потенциальных террористов после пересмотра закона об антитерроризме[ii].

Теракты, которые произошли в мае 2018 г., не были направлены против иностранцев, представляющих страны, с которыми воют ИГ на Ближнем Востоке, а осуществлялись в отношении «местных врагов», христиан и полиции.

Для успешного противостояния террористической угрозе, по словам министра-координатора по вопросам политики, права и безопасности, Виранто, полиция Индонезии уже дала согласие, чтобы армия Индонезии была привлечена к борьбе с терроризмом. Это решение будет иметь правовое основание в пересмотренное версии закона № 15 от 2003 года о борьбе с преступлениями терроризма. По мнению Виранто, это положение не будет вступать в противоречие с законом о Национальной армии Индонезии[iii].

Кроме того, в борьбе с терроризмом также примет участие Командование сил специального назначения (Копассус) под руководством главнокомандующего Национальной армией Индонезии, Хади Чахьянто[iv].

Также правительство приняло решение о формировании Совместного специального операционного командования Национальной армии Индонезии, которое будет заниматься борьбой с терроризмом, который угрожает государственной обороне. Командование будет сформировано из Командования сил специального назначения, морпехов и спецназа индонезийских ВДВ[v].

 

Также этот месяц показал, что в терактах принимают активное участие не только мужчины, но и женщины. Так, в терактах в церквях Сурабаи была задействована террористка-смертница, а еще две женщины были арестованы 12 мая после того, как они откликнулись на призыв террористов, захвативших полицейских штаб в г. Депок, присоединиться к ним. Только сейчас власти Индонезии начинают осознавать критичность участия женщин в терактах. Также стоит отметить, что действующие программы по дерадикализации осужденных за причастность к терроризму ориентированы на мужчин, а не на женщин.

 

Кроме того, сам процесс радикализации общества стал протекать гораздо быстрее. Так, ученый из Центра исследований терроризма и социальных конфликтов Университета Индонезия, Солахудин, заявил, что социальные медиа способствуют ускорению радикализации среди населения.

На основании исследования, которое он провел, стало известно, что почти все, кто в течение недавнего времени был осужден за терроризм, имели аккаунты в социальных сетях, где активно выражали свои радикальные идеи. По словам Солахудина, теперь от знакомства с идеологией ИГ до совершения теракта проходит меньше года, а террористические группировки максимально используют возможности социальных сетей для распространения радикальных идеологий[vi].

По мнению Солахудина, если сравнивать полученные данные с данными террористов, которые также были осуждены, но которые не пользовались социальными медиа, то выясняется, что процесс их радикализации занимал куда большее время. Так, при изучении личных дел осужденных за терроризм в период с 2002 по 2012 (до года взрывной популярности соцсетей) выяснилось, что в среднем от увлечения радикальной идеологией до совершения теракта у потенциального террориста занимало от 5 до 10 лет[vii].

Террористы активно используют не только социальные сети, но и интернет в целом для распространения своих идей.

Так, министр коммуникаций и информационных технологий, Рудиантара, заявил, что сотрудники его ведомства заблокировали сайт журнала «Аль Фатихин» на индонезийском языке, который издавала террористическая группировка ИГ. Также министр сообщил, что его ведомство заблокировало социальную сеть, которая распространяла контент из журнала «Аль Фатихин», который был подписан как «Еженедельная газета на индонезийском языке, издается Исламским государством». В журнале сообщалось о преуспевании ИГ в совершении террористических актов и взрывов. Ранее, глава отдела по работе с общественностью полиции Индонезии, Сетьо Васисто заявил, что журнал «Аль Фатихин» издавался не на территории Индонезии, а переводился на индонезийский язык террористами из Индонезии, которые воют на стороне ИГ в Сирии[viii].

Подводя итог вышесказанному, стоит привести слова министра обороны Индонезии, Рьямизарда Рьячуду, который озвучил свою версию причины происходящего.

Во-первых, он заявил, что Индонезия столкнулась с третьим поколением террористов после событий 11 сентября 2001 года в лице террора ИГ. Террористы третьего поколения, по его мнению, стремятся к основанию исламских государств в Юго-Восточной Азии, а именно к исламскому государству Индонезия, исламскому государству Малайзия и исламскому государству Филиппины. Поэтому Рьямизард Рьячуду, как министр обороны Индонезии, сформировал трехстороннюю комиссию с Малайзией и Филиппинами, чтобы противостоять угрозе терроризма в Юго-Восточной Азии.

Министр заявил, что он предсказывал теракты, подобные тем, которые произошли в Сурабае на Восточной Яве.

«Два года назад я уже понимал, что это произойдет», — сказал он.

А во-вторых, по его словам, руководители террористической группировки ИГ в Афганистане приказали сторонникам переместить основное место базирования ИГ из г. Марави на Филиппинах в Индонезию. Как известно, террористическая группировка ИГ в г. Марави была выбита войсками Филиппин, и именно поэтому, по словам министра, сейчас осуществляется подготовка по перемещению места базирования ИГ в Индонезию[ix].

[i] https://nasional.kompas.com/read/2018/05/15/20461951/fadli-zon-tak-setuju-usul-kapolri-soal-penindakan-wni-dari-suriah

[ii] https://nasional.kompas.com/read/2018/05/18/18192501/jokowi-bersihkan-lembaga-pendidikan-dari-ideologi-terorisme

[iii] https://nasional.kompas.com/read/2018/05/15/15361711/wiranto-polri-sepakat-tni-dilibatkan-berantas-terorisme

[iv] http://www.tribunnews.com/nasional/2018/05/16/kopassus-ikut-buru-kelompok-teroris-usai-serangan-teror-surabaya-riau

[v] https://nasional.kompas.com/read/2018/05/18/18192501/jokowi-bersihkan-lembaga-pendidikan-dari-ideologi-terorisme

[vi] http://www.tribunnews.com/nasional/2018/05/16/media-sosial-mempercepat-radikalisasi-kelompok-teror

[vii] http://www.tribunnews.com/nasional/2018/05/16/media-sosial-mempercepat-radikalisasi-kelompok-teror

[viii] https://nasional.kompas.com/read/2018/05/19/03320051/kominfo-telah-blokir-situs-buletin-isis-berbahasa-indonesi

[ix] https://nasional.kompas.com/read/2018/05/14/19230411/menhan-sebut-indonesia-sedang-berhadapan-dengan-teroris-generasi-ketiga

 

39.81MB | MySQL:93 | 0,869sec