О перспективах политического процесса в Турции. Часть 8

Продолжаем обсуждение перспектив политического процесса в Турции после досрочных президентских и парламентских выборов 24 июня с.г., на которых Р.Т.Эрдоган и его Партия справедливости и развития (ПСР) стали победителями, показав, невзирая на трудности в экономике, привычный для себя результат.

Напомним, что в предыдущем материале мы начали обзор интервью с М.Индже, взятого у него известной турецкой обозревательницей Аишей Арман. Посмотрим, как раскрывает личность М.Индже явно симпатизирующая ему журналистка.

Начинает она с перечисления положительных качеств интервьюируемого, включая такие нетипичные для политика черты, как искренность и прозрачность. И задает вопрос, не являются ли они для него, как публичного политика, не то что проблемой, а настоящей бедой?

М.Индже в ответ говорит о том, что, да, в начале это может быть проблемой. Однако, в долгосрочной перспективе такая позиция, по его мнению, — выигрышная: представать на публике тем, кем ты на самом деле являешься: «читающим стихи М.Индже, рассерженным М.Индже, плачущим М.Индже, улыбающимся М.Индже, человечным М.Индже» (цитата дословная, которая украсит любого политика, почувствовавшего себя «в тренде» и посему позволяющего говорить себе о себе в третьем лице — В.К.). И когда А.Арман спрашивает М.Индже о том, как он относится к тому, что чувственные цитаты его стихов были извлечены из оригинала и пошли гулять (в массах – В.К.), М.Индже говорит о том, что ему стесняться, в общем-то нечего. Он эти стихи написал, чего и не скрывает.

Далее А.Арман спрашивает у М.Индже, ожидал ли он к себе столь высокого интереса в ходе выборов? Удивило ли это его?

Вопрос – конечно, интересный к человеку, который является депутатом Меджлиса с 2002 года. Что, собственно, М.Индже и ответил. Что он привычный к тому, чтобы показываться на публике. В частности, в рамках референдума (по конституционным поправкам в апреле 2017 года – В.К.), он провел митинги в 106 местах. Причем, даже несмотря на то, что в ходе президентской кампании собиралось много людей, но и в преддверии референдума, зачастую, было не меньше. На том же митинге в Искандеруне, по словам Индже, присутствовало 55 тысяч человек.

Тут А.Арман поправляет М.Индже, указывая на то, что после президентской избирательной кампании ситуация кардинально изменилась.

Да, подтверждает М.Индже, жалуясь на порчу телефона от приходящих к нему сообщений – около 5 тысяч на WhatsApp, значительная часть которых поступает от людей младше 30 лет. Тут М.Индже называет цифру – около 4 тыс., после чего становится понятно, что его сообщениями все-таки занимаются в его штабе и он не оставлен один-на-один на «растерзание» публике.

Как отмечает М.Индже, во всех поступающих к нему сообщениях содержится выражение поддержки и призыв продолжать дальше (мы об этом уже говорили, что «дальше» для М.Индже, по большому счету одно – основать собственную партию; шансы на то, что ему удастся занять пост в НРП – невелики и, даже если он это сделает, партия в нынешнем состоянии станет для него бетонным блоком на пути – В.К.). Факт того, что ему пишут и на его митингах присутствуют в подавляющей мере люди молодые, М.Инджи подчеркивает особо, говоря о том, что он хочет быть политиком, который в состоянии разговаривать с турекой молодежью.

Далее А. Арман спрашивает мнения М. Индже, почему люди, на его взгляд, увидели в нем надежду? Из-за того, что он может полемизировать с Эрдоганом?

Строго говоря, не может: Р.Т.Эрдоган в публичных дебатах не участвует. На этих выборах у Р.Т.Эрдогана была новая «фишка» — выносить на сцену огромные телевизионные панели, включать видеозаписи оппонентов и отвечать им в остроумной манере. Это то, что отличает спарринг на ринге с партнером от работы на мешке, где герой – буквально каждый.

И А.Арман продолжает свой вопрос: из-за того, что М.Индже оказался в состоянии собирать огромные массы людей не митинге? Или из-за того, что мать и старшая сестра М.Индже – «закрытые» (то есть, носят исламский платок – В.К.)?

На что М.Индже не без гордости говорит о том, что в тех полемических спорах, в которых он участвует, он не проигрывает. На эту тему, по словам М.Индже, он консультировался с менеджером по коммуникациям и они этот факт ему подтвердили. А, вообще, люди признали в М.Индже своего. Это он и считает своим секретом, а отнюдь не факт «закрытости» женщин своего семейства. В противном случае, как говорит Индже, он взял бы все голоса в родной для себя Ялове.

Тут М. Индже, на самом деле, лукавит. Он имеет шанс стать новым типом светского республиканца, не оторванным от ислама и мусульманского уклада Турции. Представляется, что в перспективе он и его команда будут этим ещё не раз пользоваться.

52.71MB | MySQL:107 | 0,779sec