Баку-Тбилиси-Джейхан открыт: каковы перспективы

13 июля с.г. в Турции официально открыт нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан /БТД/. В торжественной церемонии открытия БТД приняли участие около 650-ти высокопоставленных гостей, среди которых главы государств и правительств, министры иностранных дел и энергетики из 32 стран: США, Италии, Израиля, Франции, Великобритании, Греции, Саудовской Аравии, Албании, Сирии, Казахстана, Молдавии, Норвегии, Болгарии, Австрии, Венгрии, Пакистана, Литвы, Эстонии и др.. Самой многочисленной делегацией, около 400 человек, была представлена английская нефтяная компания ВР, которая владеет 30,1 процентами акций трубопровода. Россию на церемонии открытия представлял Чрезвычайный и Полномочный посол в Турции Петр Стегний. Главными действующими лицами были президенты Турции, Азербайджана и Грузии Ахмет Недждет Сезер, Ильхам Алиев и Михаил Саакашвили, а также глава турецкого правительства Реджеп Тайип Эрдоган, которые, единодушно охарактеризовав это событие как историческое, официально «запустили» в эксплуатацию БТД.

Напомним, что первые переговоры по данному проекту состоялись в 1992 году. В них приняли участие представители Азербайджана, Турции и Ирана. В результате был обнародован проект трубопровода, маршрут которого проходил через территорию Азербайджана, Ирана, Нахичеванской автономии, Турции. Однако по причине мощного давления США Иран, в отношении которого действует торгово-экономическое эмбарго Вашингтона, был «выдавлен» из проекта. Не «прижились» по понятным причинам отдельные предложения задействовать для транзита нефти и территорию Армении, которая, по оценкам специалистов, гораздо предпочтительней по техническим и экономическим соображениям для прокладки транснационального трубопровода, чем территория Грузии.

Примечательно, что на первых этапах переговоров по этому проекту теоретически ставился вопрос о возможности присоединения к нему и России. Однако, с одной стороны, Москва подвергала сомнению его экономическую целесообразность, с другой – у участников проекта и его спонсоров, в первую очередь США, набирала силу политическая целесообразность его реализации в обход России. В результате в 1999 году в рамках саммита ОБСЕ в Стамбуле состоялась важная четырехсторонняя встреча президентов США, Азербайджана, Грузии и Турции, по результатам которой было подписано Соглашение об окончательном маршруте и участниках реализации проекта БТД.

БТД – один из самых длинных нефтепроводов в мире. Проект называют «Шелковым путем 21-го века». Его общая протяженность составляет 1774 километра. Самый длинный участок трубопровода в 1074 километра проходит по территории Турции. 440 километров – по территории Азербайджана и 260 километров проложены по территории Грузии. Турция, инвестировав в строительство своего участка 1,3 млрд. долларов, будет ежегодно получать только за транзит нефти по своей территории 250-300 млн. долларов. Грузия – 50 млн. долларов. Стоимость реализации проекта в целом около 4 млрд. долларов. Пропускная способность трубопровода 50 миллионов тонн нефти в год, что позволяет ежедневно перекачивать по трубе 1 миллион баррелей нефти. Предполагается, что на максимальную мощность нефтепровод выйдет через четыре года.

Первая нефть, которую еще в конце прошлого года закачали в трубу с азербайджанского месторождения «Азери-Чираг-Гюнешли» в Каспийском море, 4 июня с.г. была загружена в танкер и, спустя месяц, 4 июля, уже доставлена в Италию. Общие извлекаемые запасы нефти месторождений Азери-Чираг-Гюнешли оценены специалистами в 890 млн. тонн. Их добыча будет вестись до 2024 года. Тем не менее, этих запасов недостаточно для эффективного заполнения трубы, срок эксплуатации которой определен специалистами в течение 40 лет. Говорить об экономической целесообразности и выгоде трубопровода можно будет только в том случае, если по нему будет перекачиваться и нефть с терминалов в Казахстане.

16 июня с.г. президенты Казахстана и Азербайджана подписали Соглашение о поставках казахской нефти по БТД, которое очень высоко оценено турецкой стороной. По имеющимся сведениям, Казахстан пообещал Азербайджану прокачивать по БТД около 10 млн. тонн в год. Однако и этого количества не хватит, чтобы заполнить трубопровод с учетом его проектной мощности. Тем не менее, можно сказать, что достигнута одна из главных целей трубопровода, являющаяся и стратегической, и политической, а именно обеспечен доступ США и Европы к нефтяным запасам Каспийского моря без участия России. Окончательный успех экономической составляющей будет зависеть от решения задачи по поиску дополнительных объемов нефти для прокачки по БТД.

Одним из серьезных вопросов эксплуатации БТД является также и обеспечение его безопасности. Вашингтон намерен израсходовать более 150 млн. долларов в рамках программы Caspian Guard /Охрана Каспия/, предусматривающей создание сил специального назначения в регионе Каспийского моря для охраны трубопровода и всех имеющих к нему отношение объектов. Обучение грузинского спецназа инструкторами из США предполагает его использование и в охране нефтепровода.

Турция же решает свои три основные стратегические задачи. Во-первых, она становится важнейшей транзитной и распределяющей нефтепродукты страной. Джейхан превращается в один из самых важных нефтяных портов в мире. Значимость Анкары среди партнеров по Европейскому Союзу, процесс вступления в который для Турции проходит довольно болезненно, возрастает. А это значит, что проблемы на пути в ЕС будут для турецкой стороны решаться легче. Во-вторых, Анкара понимает, что западные страны, прежде всего США, не допустят террористической деятельности курдских сепаратистов по маршруту нефтепровода, который проходит через юго-восточные районы Турции. Охрана стратегически важного объекта требует нейтрализации их деятельности. Это предполагает, что Анкара не только сама сможет применить все необходимые для этого военные средства, но также на законных основаниях, в случае необходимости, потребовать помощи от партнеров в рамках обеспечения безопасности трубопровода. В-третьих, будет значительно снижена нагрузка на Черноморские проливы в плане транспортировки через них нефти с использованием крупнотоннажных танкеров. Это важный вопрос для турецкой стороны, которая справедливо опасалась возможности экологической катастрофы в зоне проливов, что представляло реальную угрозу 11-ти миллионному Стамбулу, расположенному на берегах Босфора.

Что касается России, то, думается, не следует излишне щепетильно выискивать недостатки проекта БТД по причине того, что нас нет среди его участников. Эти недостатки, конечно же, есть и в экологической сфере, и по соображениям дороговизны отдельных его направлений. Кстати, стоимостные проблемы проекта с лихвой окупаются сегодня в связи с высокими ценами на «черное золото».

С другой стороны, не надо преувеличивать и возможные наши потери в связи с неучастием российских компаний в БТД. Сегодня требуется серьезный стратегический анализ ситуации на энергетическом рынке Турции, который, по подсчетам специалистов, в ближайшие 25 лет «переварит» 130 млрд. долларов иностранных инвестиций. В соответствии с этим анализом должен быть выработан единый план участия российских государственных и частных энергетических компаний в освоении очень важного энергетического рынка Турции. Москва уже сегодня должна противопоставить хорошо известным усиливающимся попыткам «выдавить» Россию с этого рынка свои конкурентоспособные предложения, соответствующие российским национальным интересам. Такие возможности у России есть. Есть на сегодняшний день и позитивная реакция турецкой стороны на подобные предложения. Это прозвучало и в выступлении главы турецкого правительства Р.Т. Эрдогана на торжественном открытии БТД в связи с возможным участием российских компаний в проекте Самсун – Джейхан. Нынешний момент для закрепления российских позиций на энергетическом рынке Турции очень важен и его надо грамотно использовать. Сегодня уже ясно, что одного «Голубого потока», при всей его уникальности, для этого недостаточно.

50.21MB | MySQL:89 | 0,874sec