О проблемах реализации российско-турецкого соглашения по сирийской провинции Идлиб: оценки американских экспертов

Террористы из запрещенной в РФ группировки «Джебхат ан-Нусра» заявили в среду о своем отказе передать турецким военным в Идлибе находящиеся на их вооружении танки, орудия и реактивные системы залпового огня. Об этом сообщил новостной портал «Аль-Масдар» со ссылкой на совместное заявление полевых командиров «Джебхат ан-Нусры» и «Туркестанской исламской партии», состоящей из наемников-уйгуров. По информации портала, террористы и их союзники отвергли российско-турецкую инициативу по созданию демилитаризованной зоны вдоль линии соприкосновения формирований вооруженной оппозиции с правительственными войсками на северо-западе Сирии. В заявлении экстремистских группировок указывается, что их боевики не покинут своих позиций в местности Джебель-Акрад на севере провинции Латакия и на перевале Джиср-эш-Шугур. В августе террористы из «Джебхат ан-Нусры», которые вместе с другими радикальными фракциями контролируют провинциальный центр Идлиб (320 км от Дамаска) и его окрестности, не приняли предъявленного Анкарой ультиматума о роспуске своих формирований. Турецкое командование предложило боевикам-сирийцам из «Джебхат ан-Нусры» влиться состав создаваемой Анкарой «северной сирийской армии», а иностранным наемникам вернуться в те государства, откуда они прибыли, и сдаться органам правосудия. Поддерживаемая Анкарой так называемая Сирийская свободная армия, напротив, приветствовала во вторник достигнутые 17 сентября в Сочи между президентами России и Турции договоренности по Идлибу, которые, по ее мнению, «»прокладывают путь началу переходного периода в Сирии». В этой связи напомним, что Идлиб — это единственный крупный регион страны, который остается в руках незаконных вооруженных формирований. В 2017 году там была создана северная зона деэскалации, куда переместились со своими семьями боевики, отказавшиеся сложить оружие в Алеппо, Хомсе, Восточной Гуте и Дераа. При этом надо понимать, что большая часть из них в указанной зоне — это непримиримые радикально-настроенные боевики, которые в своей подавляющей части попали в Идлиб в результате их выдавливания из зон своей дислокации по всей Сирии в результате договоренностей с Дамаском. Или, проще говоря, речь идет о тех боевиках, которые предпочли вместе со своими семьями переехать в Идлиб из мест своего традиционного проживания вместо того, чтобы пойти на локальное мирное соглашение с Дамаском. При этом боевики ССА в Идлибе представляют меньшинство. Основные протурецкие группы, например, «Ахрар аш-Шам»  и «Нурреддин аз-Зенки», расколоты уже давно и в своей подавляющей части очень лояльны к той же «Джебхат ан-Нусре». Таким образом, начинает складываться именно та ситуация, о которой мы предупреждали: боевики начинают в массовом порядке саботировать выполнение сочинского меморандума. При этом принципиально важным моментом является не констатация  этого очевидного факта: мало, кто сомневался, что ровно таким образом все и будет обстоять, по крайней мере, на первом этапе реализации подписанных в Сочи соглашений.  Согласно российско-турецкой инициативы, демилитаризованная зона глубиной 15-20 км в Идлибе должна быть создана к 15 октября 2018 года. По предложению Анкары, к 10 октября планируется осуществить разоружение находящихся там бандформирований. Контроль в демилитаризованной зоне будут осуществлять подвижные патрульные группы турецких войск и подразделений российской военной полиции. Вопрос в данном случае другой: какие конкретно алгоритмы действий российской и турецкой стороны предусмотрены соответствующим меморандумом в случае такого саботажа со стороны боевиков? Очень хочется верить, что такие меры предусмотрены соглашением, но нам и широкой публике о них ничего не известно.

В данном случае очень интересна позиция американских аналитиков агентства «Сратфор» по этому соглашению. С учетом ангажированности такого рода анализов в пользу точки зрения Пентагона можно в принципе полагать эту точку зрения практически официальным подходом американских военных к этой теме. Основные пункты этого анализа.

Сделка по сирийской провинции Идлиб не позволит поддерживаемым Россией правительственным силам начать там наступление и разрядит растущий кризис между Турцией и Россией.

Сирийское правительство, Иран и джихадистские группировки среди повстанцев попытаются подорвать соглашение. В результате Идлиб останется нестабильным, а угроза военных действий вокруг провинции сохранится. При этом   российско-турецкие разногласия по  Идлибу далеко не урегулированы, и остаются многочисленные препятствия, которые могут подорвать эту сделку.

Судьба Идлиба, последнего оплота повстанцев в сирийской гражданской войне, является той развилкой, которая может определить будущее конфликта. При определенных условиях Идлиб может как укрепить, так и серьезно осложнить отношения Турции с Россией. В последнем случае такой сценарий может спровоцировать более широкое участие   внешних сил и вывести войну за пределы Сирии.

От себя заметим, что такой вариант применительно к Идлибу нам кажется крайне маловероятным. Вопрос в данном случае не в вмешательстве иностранных сил в конфликт, а в резкой минимизации степени такого участия в случае зачистки Идлиба. Отсюда и такая тревога по вопросу возможной военной операции правительственных сил в этой провинции практически у всех оппонентов Дамаска. Отсюда же  и их положительная солидарная реакция на недавние договоренности в Сочи. Но при этом надо понимать один момент очень предметно: ни один внешний игрок (включая Турцию) не готов выйти на открытое военное противостояние с Дамаском (читай: с российскими и иранскими силами)  в Идлибе. И те же американцы, кстати, это очень четко туркам озвучили, что и вынудило президента Р.Т.Эрдогана ехать в Сочи с компромиссным вариантом. Снова повторим: для того, чтобы считать сочинские соглашения «выдающимся российским дипломатическим прорывом» (по определению американского политолога Д.Саймса), а именно не компромиссом, не хватает самой малости: жесткой обязательности для Анкары приступить к физической ликвидации тех сил  оппозиции, которые откажутся разоружаться и отходить за пределы демилитаризованной зоны. По крайней мере, об этом подписантами ничего публично сказано не было.

Вернемся к американским анализам.

Россия согласилась на сделку из желания сохранить положительную динамику своих отношений с Турцией. Турецкое правительство выступило против поддерживаемой Россией операции в Идлибе, которая лишила бы его буферной зоны на севере Сирии, а также стимулировала массовый исход миллионов сирийских беженцев на турецкую территорию. Чтобы попытаться предотвратить операцию, Анкара укрепила свои 12 наблюдательных пунктов в Идлибе и вокруг него и пообещала своим союзникам-повстанцам в регионе больше поставок и поддержки. Россия при этом рассматривала вариант военной операции с минимизацией прямой военной конфронтации с турецкими войсками, избегая наносить удары по турецким наблюдательным постам. Но учитывая высокий риск случайных ударов по турецким войскам — и ущерб, который они нанесут отношениям с Турцией — Москва вместо этого выбрала компромисс с Анкарой. Более того, избегая значительных наступательных операций в Идлибе, Россия снизила шансы того, что сирийское правительство совершит очередную химическую атаку на повстанческие силы Идлиба, тем самым блокировав возможные ракетных удары со стороны США и их союзников.

По оценке американских экспертов, несмотря на то, что в рамках этого соглашения Анкара  достигла своей главной  цели  по сдерживанию крупной военной операции правительственных сил и их союзников в Идлибе, оно не обошлось без издержек для Турции. Турция, например, открыто пообещала в рамках сделки вытеснить повстанческие силы из демилитаризованной зоны вокруг Идлиба.

Кроме того, по данным американцев, турецкая сторона заверила Москву в частном порядке, что она предпримет исчерпывающие меры для того, чтобы физически нейтрализовать радикальные экстремистские группы, такие как «Хайят Тахрир аш-Шам»  (прежнее название «Джебхат ан-Нусра») и «Туркестанская исламская партия» в Сирии. Эти группы и их региональные филиалы не только включают в свои ряды многих чеченских и уйгурских боевиков, что является  основным источником беспокойства для России и Китая соответственно, но и активно участвуют  в нападениях на российские войска в Сирии. В том числе и использованием примитивных дронов. В этой связи американцы делают следующий вывод. Реакция экстремистских групп на сделку станет самым главным препятствием для ее успешной реализации. Сохранив связи с Турцией, джихадистские организации, такие как «Хайят Тахрир аш-Шам» и «Туркестанская исламская партия», столкнутся со значительным давлением со стороны Анкары с целью принуждения их к выполнению условий сделки ( «Хайят Тахрир аш-Шам»   никогда не была в орбите влияния Анкары, это чисто саудовский инструмент влияния — авт.). Однако такое  сотрудничество указанных групп с турками не гарантировано. Эти группы уже давно с недоверием относятся к намерениям Турции и знают о ее усилиях по созданию новой коалиции повстанцев в лице «Национального фронта освобождения» (или так называемой «северной армии») с целью их поглощения и установления полного доминирования в Идлибе исключительно протурецких групп. Кроме того,  тихий уход из демилитаризованной зоны противоречил бы их жесткой идеологической позиции в борьбе с сирийским правительством. Таким образом,  эти группы с большей долей вероятности могут подвергнуться дальнейшему расколу и частично пополнят своими боевиками крайне радикальные группы в этой провинции  типа «Харрас ад-Дин» и «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России)).

В принципе, если судить по вышеизложенным сообщениям, этот процесс отказа подчиняться турецким требованиям уже начался. И в этой связи основным испытанием для сочинских соглашений станет именно решимость и практические действия Анкары в рамках преодоления этого негативизма со стороны  сторонников «Джебхат ан-Нусры» и уйгуров.

Вторым препятствием для реализации сочинских соглашений по Идлибу, по оценке американских экспертов, станет позиция  основных союзников Москвы в лице Тегерана и  Дамаска в рамках оспаривания этой сделки. Несмотря на публичную поддержку достигнутых соглашений, Тегеран и Дамаск совершенно однозначно полагают их лишь оттяжкой по времени в рамках варианта по безусловной военной зачистки провинции. Стремясь разрушить сделку и ослабить отношения России с Турцией, сирийское правительство могло бы с помощью Ирана начать стычки с повстанческими силами или даже начать собственные атаки в регионе под предлогом реагирования на удары дислоцированных там экстремистских группировок. Все эти моменты означают, что насилие и нестабильность будут продолжать расширятся в регионе, даже без перспективы серьезного наступления правительственных сил на Идлиб в среднесрочной перспективе.

51.26MB | MySQL:85 | 0,536sec