Современный сепаратизм в Иране

Исламская Республика Иран многонациональная страна. В ней проживает более 30 народов и народностей, которые сохраняют свои этнические особенности – язык, традиции и религию. Политика государства в вопросе иранских этнических групп крайне осторожна. В иранском законодательстве и в целом официальной риторики отсутствует понятие национальных меньшинств. Вместо этого активно используется формулировка религиозные меньшинства – христиане, зороастрийцы и иудеи. Подобный подход, естественно, связан со стремлением иранского руководства избежать сепаратистских и национальных конфликтов внутри многонационального государства. Основой для такого подхода служит тот факт, что практически все народы и народности принадлежат к иранской общности, имеют общее иранское происхождение, на чем и строится национальная идея ИРИ.

Тем не менее, полностью избежать сепаратистских движений не удается. В различных уголках Ирана, особенно в приграничных районах, где ощущается влияние соседних государств, существуют очаги сепаратисткой угрозы. К этой группе относятся азербайджанцы (азери, азари), курды, арабы, белуджи.

 

Азербайджанский сепаратизм

Иранские азербайджанцы проживают в северо-западных провинциях ИРИ – Восточный и Западный Азербайджан, Ардебиль и отчасти Зенджан. Большинство из них этнические иранцы –азери(азари), однако в результате исторических событий они тюркизировались в плане языка и культуры, а отчасти и смешались с пришлым тюркским элементом. Вопрос об их численности крайне спорный. Многие турецкие и азербайджанские источники утверждают, что число иранских азербайджанцев составляет 30 млн. Однако, эти цифры не выдерживают никакой критики, т.к. это треть общего населения Ирана, в то время как население всех четырех провинций вместе составляет лишь  9 млн, включая местных курдов и персов. В целом, на всей территории Ирана, согласно данным переписи 2016 года, проживает около 16,5 млн азари.

Согласно отчету Госдепа 2015 года, этнические азербайджанцы, численность которых составляла около 13 млн человек, хорошо интегрированы в правительство и общество, не исключая верховного лидера. Тем не менее, азербайджанцы сообщали, что правительство дискриминировало их, запрещая азербайджанский язык в школах, издеваясь над азербайджанскими активистами или организаторами, изменяя географические названия Азербайджана. Азербайджанские группы также заявили, что ряд азербайджанских политических заключенных были заключены в тюрьму за пропаганду культурных и языковых прав для азербайджанцев. Правительство обвинило некоторых из них в «восстании против исламского государства».

Существуют различные политические и общественные организации, которые по мере своей радикальности эти организации выступают за автономию и широкие права в составе Ирана, независимое государство или объединение с Азербайджанской Республикой, а в пантюркистском идеале – вхождение в великое тюркское государство. Вооруженной борьбы с иранским режимом группы не ведут, но они оказывают поддержку курдским боевикам. Наиболее радикальные из них даже примкнули к террористической группе «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) в Сирии и Ираке.

Большое влияние, а также поддержку, в том числе и финансовую, этим группам оказывают правительства Турции и Азербайджана с помощью спецслужб. На территории этих государств проходят собрания и конференции сепаратистских организаций, распространяется их литература и лозунги, и пр. Официальный Тегеран неоднократно выражал свое недовольство действиями соседних государств, однако стороны избегают прямых конфликтов. Что касается Азербайджанской Республики, то именно посредством иранских азери, Баку пытается вовлечь Иран и в карабахский конфликт. Представители азери в правительственной структуре оказывают давление на руководство, требуя поддерживать сторону Баку в противостоянии с Ереваном, но властям удается сохранять нейтралитет и взвешенную позицию.

Иранское руководство полностью контролирует ситуацию. Пресекаются попытки массовых акций и протестов, проводятся аресты активистов, контролируется общественно-политическая активность лидеров организаций. Что касается соседних государств, то у Ирана есть свои рычаги давления на внутреннюю ситуацию в этих странах, такие как шиитский фактор в Азербайджане и этнические конфликты в Турции, которые позволяют ИРИ сохранять баланс сил.

 

Курдский сепаратизм

Курдский вопрос и проблема курдского сепаратизма является внутренней угрозой не только для Ирана, но и для всех стран, в которых проживают курды – Турция, Ирак, Сирия. Ирак, единственное государство, где курды смогли получить автономию. Иран же единственная страна, где термин Курдистан имеет правовую силу и обозначает одноименную провинцию. По численности курды составляют 7-10% населения. Однако одной из главных проблем курдов, не позволяющих им добиться своих целей ни в одном из названных государств, несмотря на поддержку Запада, отсутствие единства. Действуют многочисленные курдские партии и организации с разными целями и идеологиями, ни одна из которых не может взять на себя лидерство над всеми курскими объединениями.

Примечательно, что первые курдские восстания начались не в провинции Курдистан, а в Западном Азербайджане в 1940-х годах. Правительство Ирана никогда не применяло такой же уровень жестокости по отношению к своим курдам, как Турция или Ирак, но всегда неуклонно выступало против любого выражения курдского сепаратизма. В отличие от других ближневосточных стран с курдским населением существуют сильные этнолингвистические и культурные связи между курдами и персами, как иранскими народами. Примечательно, что многие курды в Иране не проявляют интереса к курдскому национализму, особенно курды-шииты, которые отвергают идею автономии, предпочитая прямое правление из Тегерана. Иранская национальная идентичность ставится под сомнение главным образом в периферийных курдских суннитских регионах.

Наиболее активную борьбу с иранским режимом ведет Партия свободной жизни Курдистана (Partiya Jiyana Azad a Kurdistanê — PJAK). Организация была создана в 2004 году под сильным влиянием турецко-курдской Рабочей партии Курдистана (РПК), хотя некоторые лидеры отрицают их связи. PJAK  основала базы в горах Кандиль на границе между Ираком и Ираном. PJAK — единственная курдская организация, которая за последнее десятилетие организовала вооруженную борьбу против иранского режима. Только по официальным данным за годы конфликта (с 2004) погибли сотни боевиков, представителей ВС и мирных граждан. PJAK имеет проблемные отношения с региональным правительством Иракского Курдистана, поскольку нет формализованного соглашения, регулирующего их присутствие на территории автономии. Воинственная деятельность PJAK привела к широким иранским военным интервенциям в Северном Ираке, от которых сильно пострадало гражданское население пограничных районов. Число столкновений между иранскими силами и сторонниками PJAK значительно сократилось после того, как организация объявил о прекращении огня в сентябре 2011 года. Тем не менее, периодические столкновения продолжаются. В партийной программе говорится, что PJAK стремится «добиться радикальной демократии и иметь возможность создать демократическую конфедерацию в Восточном Курдистане».

Как сообщается в докладе Джеймстаунского фонда за 2008 год, у PJAK было от 2000 до 3000 вооруженных мужчин и женщин. Согласно источникам внутри самой организации, PJAK состоит не только из иранских курдов. Высокопоставленный член партии заявил, что PJAK включает как курдских, так и не курдских членов — как из Ирана, так и из остальной части Курдистана — а также иностранных добровольцев.

Среди всех иранских курдских партий PJAK пользуется наибольшей популярностью среди населения, и единственная, которая имеет влияние в шиитских районах в Иранском Курдистане, что подразумевает, что курды-шииты начали фокусироваться на своей этнической принадлежности, а не на религиозной. Напомним, что одним из первых решений Барака Обамы на посту президента США, было включение PJAK в список террористических организаций.

Что касается других курдских партий, как Демократическая партия Иранского Курдистана, Комала и пр., то они пытаются вести идеологическую борьбу с иранским режимом. Находясь так же на территории Ирака, они ведут свою пропаганду при помощи СМИ и ТВ, однако, широкой поддержки иранских курдов не имеют.

 

Белуджский сепаратизм

Белуджи представляют собой полукочевой этнический массив, территориально проживающий на территории провинции Систан и Белуджистан. Противостояние центральной власти для данного этноса – в некотором роде традиция, еще в Средневековье они неоднократно упоминаются как разбойники. В новейшей истории особенно остро белуджская проблема стояла в Пакистане – в 1974-77 гг. правительству страны приходилось проводить против белуджских боевиков полноценные общевойсковые операции. В Иране проблема белуджского этнического сепаратизма граничит с проблемой сепаратизма религиозного , т.к. белуджи – сунниты, в то время ,как большинство населения Исламской Республики Иран – шииты. Нельзя забывать и о социальных предпосылках вооруженной активности белуджей – ведь провинция Систан и Белуджистан – самая слаборазвитая, бедная и пустынная в Иране. При этом она – крупнейшая по территории.  Плохо охраняемая 1100-километровая граница с Пакистаном (где уже не раз проходили белуджские восстания) и с Афганистаном, где белуджи неуправляемы из Кабула, транзит наркотиков, доступность оружия, безработица среди молодёжи также добавляют опасности центральным властям. Ограничительные меры в культурной сфере, проводимые Тегераном и направленные на запрет пропаганды национализма и сепаратизма, также рассматриваются местными националистами как попытки удушения самобытной культуры белуджей. Репрессии против их идеологов подаются как преследования по конфессиональному признаку или сознательное уничтожение «интеллигенции» белуджей. Наиболее активной белуджской вооруженной организацией на данный момент является  «Джундалла» («Солдаты Бога», также известная как «Движение народного сопротивления Ирана»). Данная группа повстанцев в регионе Белуджистан (провинция Систан и Белуджистан), была создана 20 апреля 2003 года и начала свою вооруженную борьбу в 2005 году. Состоит из мусульман-суннитов. В 2010 году ее лидер, Абдолмалек Риги, был арестован и казнен.

Действующим лидером группы признан Мухаммад Захир Балуч. Согласно отчетам Госдепа США, целями «Джундаллы» является признание культурных, экономических и политических прав белуджей правительством ИРИ и распространение информации о бедственном положении в Белуджистане посредством насильственных и ненасильственных акций. Группа традиционно действовала по всей провинции Систан и Белуджистан, в на юго-востоке Иране и регионе Белуджистан Афганистана и Пакистана.

Главными целями сторонников «Джундаллы» изначально были члены иранских служб безопасности, особенно КСИР, и другие представители власти, но постепенно группа расширила свои цели, включив в них и гражданских лиц. Нападения «Джундаллы» унесли сотни жизней. Их кампания использования силы  была основана на самопровозглашенной цели: защита этнических белуджей и иранских мусульман-суннитов от государственных репрессий.

После смерти Риги деятельность «Джундаллы» была в упадке из-за серии внутренних расколов, и появился ряд других повстанческих групп в Белуджистане, таких как «Харакат-е Ансар-е Иран» («Движение партизан Ирана», HAI) и «Джеиш аль-Адль» («Армия правосудия», JAA) — два самых активных повстанческих формирования. Члены разных групп переходят из одной в другую. В результате массового перехода членов «Джундаллы» в «Джеиш аль-Адль», ряд экспертов посчитали последнюю преемником «Джундаллы». Группу возглавляет Абдулрахим Мулазаде, который использует псевдоним Салах ад-Дина аль-Фаруки. По сравнению с «Джундаллой» новое поколение боевиков Белуджистана демонстрирует большую степень идеологической радикализации, а также более широкое использование интернета. Сегодня они все активней используют антишиитскую риторику и разыгрывают именно религиозную карту. Кроме того, «Джейш аль-Адль» стремится интернационализировать свою кампанию против Тегерана и привлечь суннитов к своему делу. Правительство ИРИ ведет активную борьбу против вооруженных повстанцев. Столкновения между иранскими военными и боевиками происходят в провинции довольно часто. Провинция находится под особым контролем и попасть туда иностранным гражданам крайне проблематично.

 

Арабский сепаратизм

Арабский сепаратизм относится к движению в западной части иранской юго-западной провинции Хузестан, которое стремится создать отдельное независимое государство от того, что арабы определяют как «иранскую оккупацию». Борьба часто определяется как этно-религиозный спор между преимущественно арабами (2-3 % населения ИРИ) из западной части Хузестана и иранским шиитским правительством.

В Хузестане проживают многие этнические группы, в том числе бахтиари, иранские арабы, народ кашкай, коренные персы и армяне. Большинство арабов в Хузестане — мусульмане-шииты. Однако, существует распространенное заблуждение, что арабы Хузестана сунниты. Об этом часто вспоминают, когда в провинции происходят беспорядки или акции протестов. Теракт в Ахвазе 22 сентября  вновь стал поводом для поднятия этой темы. Даже среди иранского населения распространено подобное ложное представление об иранских арабах. Как городские, так и сельские арабы Хузестана смешиваются с персами, тюркскими народами и лурами, которые также живут в провинции и часто вступают в брак с ними. Однако арабы считают себя отдельной этнической группой, которая подвергается дискриминации.

С 20-х годов прошлого века арабы западной части Хузестана неоднократно поднимали мятежи. С изменением шахского режима на теократическую республику, хузестанское восстание 1979 года стало одним из всенародных восстаний, разразившихся после иранской революции. Беспорядки были вызваны требованиями об автономии. Восстание было эффективно подавлено иранскими силами безопасности, в результате чего более двухсот человек с обеих сторон погибли. Осада иранского посольства 1980 года в Лондоне была инициирована арабской сепаратистской группой в качестве ответной реакции на иранские репрессии в Хузестане после восстания в 1979 году. Первоначально выяснилось, что террористы хотели автономии для Хузестана, а позже они потребовали освободить 91 своих единомышленников, содержащихся в иранских тюрьмах.

Группа «Аль-Ахвазия» или «Арабское движение за освобождение Ахваза» (Arab Struggle Movement for the Liberation of Ahwaz (ASMLA)), которое взяло на себя ответственность за теракт в Ахвазе, было создано в 1999 году Хабибом Джабр аль-Ка’би. Группа уже не раз устраивала теракты и нападения на сотрудников иранских сил безопасности на территории провинции. Беспорядки и столкновения между вооруженными группами и силами безопасности происходят перманентно.

Серия взрывов произошла в Ахвазе и других городах Ирана в конце 2005 года и в начале 2006 года, в чем правительство обвинило суннитские арабские сепаратистские группировки Хузестана.

Протесты, известные среди протестующих как «День ярости» 15 апреля 2011 года в вспыхнули в честь годовщины волнений 2005 года в Ахвазе и в ответ на региональную «арабскую весну». Протесты продолжались 4 дня и привели к тому, что 12-15 протестующих были убиты, многие ранены и арестованы. 1 сотрудник службы безопасности был убит,  еще один ранен. Преследование арабской политической оппозиции продолжалось в виде арестов и казней. Четыре жителя Ахваза были казнены в июне 2012 года в связи с беспорядками 2011 года. В 2013 году вновь были проведены взрывы в Ахвазе, организованные «Арабским движением за освобождение Ахваза (ASMLA)

Последние по времени крупные акции протестов в Ахвазе и других городах провинции Хузестан произошли в марте-апреле 2018 года. Акции получили название «Восстание достоинства». В июле серия протестов была вызвана нехваткой и загрязнением питьевой воды, а также безработицей. Тогда официальный Тегеран обвинил США в попытках создать беспорядки и нарушить безопасность внутри страны. «Нападение происходит после того, как кампания, поддерживаемая США, вызвавшая волнения в иранских городах, потерпела неудачу. Усилия, известные как проект «Жаркое лето», стремились поднять общественное недовольство по поводу нехватки воды и электроэнергии в условиях затяжной засухи»,- пишут иранские СМИ.

Существует несколько партий иранских арабов в изгнании, однако ни одна из них не смогла создать единый фронт. Некоторые из них выступают за вооруженное сопротивление, а другие верят в ненасильственные действия. Большинство из них претендуют на всю провинцию Хузестан, как они называют Аль-Ахваз или Арабистан, хотя некоторые определяют Арабистан, как территорию вдоль побережья Персидского залива до Ормузского пролива. Являются ли эти взгляды популярными или даже приняты среди большинства иранских арабов, неясно. Заместитель губернатора Хузестана Рахим Фазилатпур заявил, что «Аарабские мученики Хузестана», Народно-демократический фронт арабских народов Аль-Ахваза (AADPF) и Партия арабского возрождения Ахваза (AARP) получили поддержку со стороны британских и американских правительств в совершении терактов в июне 2005 г.

 

Что касается официально признанных религиозных меньшинств, то их положение в стране достаточно стабильное. В частности армянская община пользуется широкими правами. Армяне имеют свои частные школы, в которых помимо общей образовательной программы изучают армянский язык, литературу и историю. Они имеют свои национальные территории, где есть церкви, магазины, мастерские, жилые комплексы. Государство помогает сохранять исторические памятники, принадлежащие армянской общине. Тем не менее, многие иранские армяне стремились покинуть исламскую страну и перебраться в США или другие западные страны под предлогом угнетений на религиозной почве. После прихода Дональда Трампа к власти в США отток граждан Ирана в Америку резко прекратился. Поэтому последние годы одним из главных направлений миграции иранских армян стала историческая родина Армения. В Иране действуют три епархии Армянской Апостолькой Церкви в Тебризе, Тегеране и Изфахане. Учитывая, что армяне признаны в качестве религиозных меньшинств, то связь с государством осуществляется именно посредством епархии. Армяне имеют два представителя в Междлисе от севера и юга, как условно разделяется армянская община. Существуют определенные сложности. Например, в случае судебных разбирательств иранские суды зачастую принимают решение в пользу иранцев, и пр.

К евреям у ИРИ похожая политика. Власти Ирана заверяют, что не имеют никаких претензий к еврейскому народу, а лишь к властям Израиля – сионистскому режиму. Правительство периодически выделяет средства еврейской общине на строительство или ремонт национальных больниц, синагог и пр. Евреи имеют своего представителя в Меджлисе. Многие евреи Ирана сохранили разные говоры и диалекты иврита, однако дети хотят в государственные школы, но им разрешается не посещать занятия в субботу.  Аналогичная картина и у ассирийцев и зороастрийцев. Они имеют представителей в Меджлисе, свободно исповедуют свою религию.

Запрещенной религией в Иране является лишь бахаизм, несмотря на то, что это наиболее многочисленное религиозное меньшинство ИРИ (около 350 тысяч). Иранское руководство считает их неверными. Бахаистам запрещено получать высшее образование в государственных вузах, запрещается заниматься определенными видами деятельности (прибыльными), занимать высокие должности. После Исламской революции 1979 года они подвергаются преследованию, сотни из них были убиты, арестованы или изгнаны из страны.

52.76MB | MySQL:104 | 0,320sec