О политических баталиях вокруг проблемы послевоенного восстановления Сирии

Сирийское правительство не получит от США ни доллара помощи на реконструкцию страны до тех пор, пока поддерживаемые Ираном формирования не покинут ее территорию. Об этом заявил в среду 11 октября госсекретарь США Майкл Помпео, выступая в неправительственном Еврейском институте за национальную безопасность Америки. «В ООН мы призывали к консенсусу относительно того, что Иран и подконтрольные ему силы не должны сохранять присутствие в Сирии. Ответственность за вывод иранских сил из страны лежит на сирийском правительстве, которое несет ответственность за его присутствие там. Мы ясно дали понять: пока Сирия не добьется полного вывода поддерживаемых Ираном сил, она не получит ни единого доллара от США на реконструкцию», — сказал Помпео. На фоне этого  17 октября поступили сообщение, что администрация президента США Дональда Трампа разработает план, согласно которому могут быть введены санкции в отношении российских и иранских компаний, работающих над восстановлением Сирии. Об этом сообщил во вторник телеканал Эн-би-си. По сведениям его источников, данная стратегия предполагает «придание особого значения мерам политического и дипломатического характера с целью вытеснения Ирана из Сирии путем оказания на него давления в финансовом отношении». В числе положений плана «отказ в помощи на восстановление тем районам, где присутствуют иранские и российские силы», а также «введение санкций в отношении российских и иранских компаний, работающих над восстановлением Сирии». В материале констатируется, что конечная цель Вашингтона — «вытеснение военных Ирана и подконтрольных им сил из страны». Как отмечается, новая стратегия не включает в себя прямое нанесение США ударов по иранским силам и подконтрольным им отрядам. При этом, американские военные сохранят возможность «наносить удары по иранским силам, если посчитают, что находятся под угрозой». Один из источников телеканала отметил, что Вашингтон публично по-прежнему будет заявлять, что цель США в Сирии заключается в борьбе против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ — прим. ТАСС). Вместе с тем, «Белый дом и Госдепартамент будут прилагать больше усилий для противодействия Ирану, оказывая на него давление в сфере экономики и дипломатии». В материале отмечается, что Трамп ранее выступал за вывод американских сил их Сирии, однако его мнение изменилось под влиянием американских официальных лиц и представителей государств-союзников США. Они якобы убедили хозяина Белого дома в том, что вывод сил не согласуется с его попытками «проявить жесткость в отношении Ирана». По сведениям Эн-би-си, в администрации полагают, что из-за ужесточения санкций США в отношении Ирана Тегерану становится труднее оплачивать деятельность подконтрольных ему шиитских милиций. Ранее представители Евросоюза и США неоднократно заявляли, что начнут оказывать помощь восстановлению Сирии только после «политического перехода». Такую формулировку использовал, в частности, 7 сентября постпред Франции при ООН Франсуа Делаттр, выступая на заседании Совета Безопасности по Идлибу. Такую же позицию высказала и постпред США при ООН Никки Хейли. Она подтвердила, что Вашингтон «не видит смысла вкладывать деньги налогоплательщиков для помощи режиму [президента Башара] Асада». В этой связи надо отметить несколько ключевых аспектов сложившейся ситуации, которая связана с восстановлением Сирии и возвращением беженцев. Сейчас, говоря об этой теме, надо четко отдавать себе отчет в том, что США, страны Запада и аравийские монархии перешли к новому этапу попытки свержения режима Асада и замены ее на более нейтральную с точки зрения присутствия в орбите российско-иранского влияния фигуру. Делаться это предполагается исключительно путем организации т.н. «политического перехода», то есть организации выборного процесса на основе новой конституции. Ровно таким образом, и никаким иным американцы и их союзники планируют полностью трансформировать развитие ситуации в Сирии в соответствии со своими интересами. И соответственно ровно по такой схеме планируется и ликвидировать в Сирии российское и иранское влияние. Именно в такой последовательности. Жупелы Вашингтона в отношении оправдания своего военного присутствия в Сирии последовательно менялись с тезиса «борьбы с ИГ» на ликвидацию «иранского влияния», хотя в основе всех действий Вашингтона лежит ликвидация именно российского присутствия. Именно этот момент (но никак не иранцы, которые  в одиночку безнадежно проигрывали ситуацию в Сирии в свое время и точно так же они ее проиграют без российской поддержки) вынудил американцев войти в Сирию и Ирак и начать предпринимать какие-то осмысленные действия в отношении ИГ. Именно этот момент заставляет американцев оставаться в Сирии. И никакой Иран, который в риторике США приобретает характер «маниакального синдрома» на все случаи жизни, в данном случае ни при чем. Одновременно огорчим американцев: санкции в отношении Ирана очень в малой степени повлияет на боеспособность лояльных им шиитских милиций за рубежом. По крайней мере, так обстояло дело в предыдущий период  санкционного давления, когда они были всеобъемлющими и проходили под эгидой ООН. Тем более, ситуация будет обстоять так сейчас, когда санкционное давление США явно имеет много «дырок». Но самое главное: за такое иранское присутствие сейчас выступает Москва, поскольку это позволяет в очень серьезной степени решать две серьезные задачи: геополитическую — таким образом поддерживается стратегический союз между Москвой и Тегераном  в рамках серьезного центра силы в регионе и единого антизападного фронта; и вторая, в большей степени тактическая — нивелируется дефицит военной силы правительственных сил. Шиитские милиции играют важную роль в тыловой охране коммуникаций, высвобождая для Дамаска необходимые силы  для серьезных наступательных операций. К тому же ливанцы из «Хизбаллы» практически всегда являются «наконечником копья» в подобного рода операциях. В этой связи отметим, что все надежды западных стран и Израиля на то, что Россия будет настаивать на выводе ливанцев из Сирии не оправдались, а после недавнего инцидента с российским самолетом электронной разведки Ил-20 эта тема вообще отложена «в долгий ящик».

Таким образом, в основе предстоящих международных баталий на сирийской площадке будет так называемое политическое урегулирование и попытки противостоящих сторон организовать этот процесс по собственному сценарию. Это означает, что эта ситуация становится патовой. При этом на сегодня российская дипломатия угодила в свою собственную ловушку, ранее всячески искусственно педалируя создание новой конституции Сирии и торопя на этом направлении специального представителя ООН по Сирии Стаффана е Мистуру. Теперь российские дипломаты также торопливо отыгрывают назад. Постоянный представитель России при ООН Василий Небензя предложил потерпеть тем странам, которые искусственно навязывают сроки создания сирийского конституционного комитета. «Мы как и другие партнеры хотим, чтобы формирование комитета произошло как можно скорее», — заявил высокопоставленный дипломат в среду на заседании Совета Безопасности (СБ) ООН по Сирии. «Эти сроки искусственно нагнетаются, но погоня [за ними] в данном случае контрпродуктивна», — подчеркнул постпред.  Кроме того, он обратился к коллегам в СБ с вопросом, почему в таком случае «не ставятся сроки в урегулировании других кризисов — палестино-израильского, в Ливии, в Йемене». «Давайте и там также горячо требовать установления дедлайна, не сообразуясь ни с интересами сторон, ни со сложившейся ситуацией», — сказал Небензя. По его мнению, для заслуживающего доверия процесса должно быть согласие всех сторон, а «это занимает время, так что придется потерпеть». Ранее в среду заместитель постоянного представителя США при ООН Джонатан Коэн заявил на заседании Совбеза, что Вашингтон выступает за безотлагательный созыв комитета по разработке новой конституции Сирии. По его словам, формирование конституционного комитета в ноябре «не является поспешным или несвоевременным». «Сейчас возникла уникальная возможность для выработки [формулы] политического урегулирования, поэтому проволочка чревата катастрофой», — указал Коэн. Решение о создании конституционного комитета, который выработает рекомендации по внесению поправок в конституцию республики, было принято на Конгрессе сирийского национального диалога, прошедшем в Сочи 30 января. 29 сентября «малая группа» стран по Сирии (Великобритания, Германия, Иордания, Саудовская Аравия, США и Франция) во главе с США потребовала от спецпосланника генсека ООН Стаффана де Мистуры ускорить созыв в Женеве заседания конституционного комитета и отчитаться о прогрессе перед СБ ООН не позднее 31 октября. В свою очередь Дамаск и Москва выступили против попыток западных стран установить искусственные сроки создания этого органа.

В этой связи  совершенно очевидно, что проблему коллективного участия в восстановлении сирийской экономики надо рассматривать исключительно только лишь как одно из направлений борьбы международных сил на этом новом направлении. По оценке ряда  российских экспертов, ситуация с восстановлением сирийской экономики в настоящее время напоминает поговорку «Пока одни говорят, другие делают» (то есть, американцы и их союзники блокируют этот процесс, а российская сторона наращивает такие операции). В этой связи они говорят о том, что еще 12 июля этого года, в ходе конференции, собранной в Брюсселе противниками Дамаска, министр иностранных дел Саудовской Аравии Адиль аль-Джубейр заявил, что власти королевства намерены выделить значительные средства на восстановление северо-восточных территорий Сирии, освобожденных от ИГ коалицией, возглавляемой США. Цель данного заявления была очевидна сразу: морально поддержать сепаратистов из созданной Соединенными Штатами. «Генеральной администрации автономных районов Северной и Восточной Сирии». 17 августа посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне разместило на своем интернет-сайте сообщение о том, что 100 млн долларов на возрождение социально-экономической инфраструктуры уже выделены. Американский Госдепартамент активно распиарил это заявление и посодействовал размещению на лентах саудовских информагентств комментариев на тему того эффекта, который будут иметь саудовские вложения для противодействия влиянию ИГ. Однако информационный выстрел оказался холостым. Ни одно официальное лицо из Саудовской Аравии так публично и не подтвердило какое-либо выделение средств для восстановления Восточной Сирии. Сами Соединенные Штаты тратить деньги на подобные цели отказываются в принципе. В итоге «освобожденные районы» и в первую очередь Ракка до сих пор лежат в руинах. Население голодает и протестует, а ячейки ИГ регулярно проводят террористические акты. Но это не совсем так. Из вышеизложенного тезиса полностью совпадает с реальностью только то, что саудовцы очень сильно сомневаются в необходимости своего финансового участия в этом процессе, хотя обещанные 100 млн долларов они 18 октября с.г. и выплатили Так что ни о каком «холостом выстреле» речи не идет. Но 100 млн это капля в море, а саудовцы платить постоянно не готовы, и в этом корень их расхождений с американцами. Ткм более, что в ситуации с делом Хашогги подвисла политическая судьба главного архитектора политики КСА на сирийском направлении наследного принца Мухаммеда бен Сальмана.  В этой связи обратим внимание на следующее сообщение. Администрация президента США Дональда Трампа приняла решение прекратить оказание финансовой помощи по восстановлению северо-западных районов Сирии. Об этом сообщила неделю назад телекомпания Си-би-эс, ссылающаяся на неназванных «официальных лиц США». По их словам, «это было межведомственное решение, ставшее итогом оценки ситуации на северо-западе Сирии, которая продолжалась в течение нескольких недель после указания Трампа пересмотреть все программы оказания содействия» этой арабской стране. Большая часть северо-западных районов Сирии после разгрома боевиков террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) сейчас контролируется правительством президента Башара Асада, отметила Си-би-эс. Но там же находится и провинция Идлиб, «все еще контролируемая оппозиционными силами, куда перебрались примерно 3 млн беженцев со всей страны, погруженной в гражданскую войну»,- заметила телекомпания.  Прекращаемые программы были призваны стабилизировать обстановку в данных районах, укрепить позиции местных властей, содействовать их противостоянию экстремистам, поддерживать независимую прессу, образовательные проекты, создание правоохранительных сил, подчеркнула Си-би-эс. Северо-западный регион стал первым в Сирии, от которого отворачивается, за исключением оказания гуманитарной помощи, администрация Трампа. Телекомпания приводит слова представителя Госдепартамента, который подтвердил, что «сейчас пересматриваются программы оказания помощи Сирии на общую сумму 200 млн долларов». «Высвобождаемые от прекращения содействия северо-западным районам средства будут перенаправлены на усиление поддержки, оказываемой в северо-восточных районах Сирии», — пояснил он. Как указал в апреле на министерской встрече в Торонто стран-членов «Группы семи» (Великобритания, Германия, Италия, Канада, США, Франция и Япония) представитель Госдепартамента высокого ранга, «США не считают, что какая-либо помощь по восстановлению должна направляться в районы, контролируемые режимом Асада». То есть, совершенно осознанно вся материально-техническая поддержка американцев сейчас направляется именно в те районы, которые они плотно контролируют.  И делается это в рамках создания там альтернативных от Дамаска полугосударственных структур. И в этой связи основой самофинасирования такого образования будут как раз те нефтяные месторождения, которые находятся в Дейр эз-Зоре. При этом американцы забывают о том, что торговать этой нефтью местные сунниты или курды будут все равно с областями, которые контролируют сейчас правительственные силы. Больше просто не с кем. И в данном случае, совершенно непонятно, почему эти практические соображения американцев  вызывают возмущение российской стороны.  Москва в такой ситуации будет делать ровно то же самое. Она же не настаивает на своем участии в восстановлении той же Ракки. Глупо это делать в нелояльных себе областях.  Эта ситуация совершенно четко сигнализирует нам о том, что Сирия сейчас фактически делится на две части с условно российско-иранской и американской зоной влияния с одновременным блокированием любого осознанного процесса принятия новой конституции и проведения всеобщих сирийских выборов. Если представить обратное, то это будет означать только то, что Москва добровольно встала на путь своего политического и военного ухода из Сирии. Отсюда рискнем предсказать, что дальнейшая тактика российской стороны в этой ситуации будет заключаться именно во всяческом затягивании этого процесса.  Тем более, с учетом предстоящей отставки Стаффана де Мистуры  со своего поста «по личным причинам». В этой связи надо оставить в сторону разговоры об участии западных стран в совместных усилиях по восстановлению сирийской экономики и четко для себя осознать, что этого не будет. По крайней мере, до тех пор, пока у власти в Сирии находится Башар Асад и люди из его ближнего круга. Или, если еще проще, до тех пор, пока в Сирии развернуты российские военные базы. Надо готовится жить и работать в условиях фактического раздела Сирии на долгосрочную перспективу и пользоваться этой ситуацией для наращивания участия российской капитала в стратегических областях сирийской экономики, не забывая при этом о привлечении к этому процессу тех же китайцев и иранцев.

52.54MB | MySQL:102 | 0,627sec