Кувейт: проблемы реформирования экономики и рынка труда

По оценке американских аналитиков, Кувейт, как и другие государства-члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), стоит перед проблемой проведения необходимых и болезненных реформ на фоне угрозы того, что пиковый спрос на нефть пройдет где-то в ближайшие пару десятилетий. Несмотря на обильные запасы углеводородов и относительно малочисленное население Кувейта, которые составляет всего 4 млн человек (из них только 30%  являются подданными Кувейта), его экономика в чрезвычайной степени  (около 90% доходов бюджета) зависит от доходов от нефти и газа. Хотя его соседи по ССАГПЗ сталкиваются с аналогичными проблемами, ситуация в Кувейте иная, так как социальный контракт страны гарантирует кувейтянам гораздо более обширные преференции в виде субсидий и дотаций, а недовольство населения теми или иными непопулярными реформами имеет по сравнению с иными странами Персидского залива несравненно более вескую степень влияния на правительство. Поэтому, опасаясь вызвать гнев своего населения, правительство Кувейта переложило сейчас основное бремя реформ на экспатриантов, уволив тысячи иностранных сотрудников из ключевых министерств и других структур государственного сектора. На сегодня экономика Кувейта страдает от высокого дефицита квалифицированной местной  рабочей силы и чрезмерной зависимости от государственных, а не частных расходов, которые обеспечивают  экономический рост. Одной из самых больших проблем страны является сумма, которую бюджет тратит на субсидии и преференции кувейтянам — пережиток того времени, когда сравнительно слабая королевская семья пыталась купить лояльность своих подданных, особенно влиятельных торговцев и политических деятелей  в период перехода к экономике, основанной целиком на экспорте нефти.  Еще одним пережитком этих попыток выстроить некую сбалансированную систему социального контракта является парламент Кувейта. На сегодня это единственный законодательный орган в ССАГПЗ, который имеет право отправить в отставку кабинет министров.  Однако эта относительная степень демократии замедляет попытки реформ, поскольку законодатели, которые коренным образом зависят от настроений своих избирателей, активно сопротивляются любым мерам жесткой экономии, что практически невозможно в соседних государствах Персидского залива с их слабыми или несуществующими парламентами. В результате у кувейтского правительства не было иного выбора, кроме как возложить основное бремя экономических реформ на  многочисленных иностранных рабочих.

Кувейт крайне нуждается в иностранных инвесторах в рамках попыток диверсифицировать свою экономику, что сдерживается прежде всего общей нестабильностью в регионе. При этом Кувейт уже давно пытается защитить себя от экономических потрясений в остальных странах ССАГПЗ, отказываясь привязывать свою валюту к другим валютам стран Залива. (Действительно, Кувейт первым отказался от переговоров десять лет назад о создании общей валюты.) В силу своей потребности в иностранном финансировании Кувейт, таким образом, просто вынужден не только  содействовать поддержанию мира в регионе, но и пытаться минимизировать любые финансовые риски, обусловленные геополитической неопределенностью. Это объясняет, почему Кувейт сейчас пытается играть на Ближнем Востоке и на Аравийском полуостров роль посредника в мирных переговорах и дипломатической борьбе от Йемена до Палестины, а также выступая в качестве мостика  между своими геополитически мощными соседями, такими как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, и другими критическими государствами региона, такими как Иран и Ирак. На сегодня самой большой экономической проблемой Кувейта является соотношение государственных расходов и валового внутреннего продукта. В настоящее время этот показатель является самым высоким в ССАГПЗ из-за высокой заработной платы в государственном секторе, резкого роста расходов на субсидии и трансферты, а также повышенного уровня поддержки государственных предприятий. Эти расходы, в сочетании с экономическими потерями страны, вытекающими из-за низкой производительности труда на госпредприятиях, приводят к серьезному бюджетному дефициту. Он, по оценкам Международного валютного фонда, в течение следующих пяти лет составит до 100 млрд долл. США. Хотя Кувейт может похвастаться значительными ресурсами, включая свой суверенный фонд благосостояния — старейший в арабском мире и один из крупнейших в мировой экономике — он должен погасить большую сумму долга в ближайшие годы. Поэтому сейчас власти Кувейта лихорадочно ищут альтернативный способ финансирования своих усилий по структурной реформе, и прежде всего за счет оживления активности в частном секторе. В рамках решения этой задачи  правительство  сейчас сконцентрировалась на  одной из важнейших реформ — национализации труда. Эта программа, известная в просторечии как «кувейтская политика», направлена на увеличение доли кувейтян, работающих в частном и государственном секторах в течение первоначального пятилетнего периода. Правительство добилось определенного успеха в течение первого года (2017-2018 годы) программы, заместив 3000 иностранцев в государственном секторе на национальные кадры.  И эту тенденцию планируется всячески развивать: Министерство образования планирует уволить до 1000 иностранных сотрудников в следующем году, правительство также приняло недавний указ, который предусматривает, что только подданные Кувейта  имеют право работать таксистами  в аэропорту. Сейчас на обсуждении в парламенте находятся и другие законопроекты в этой сфере. Это прежде всего новый налог на заработную плату экспатриантов, который должен выплачиваться в случае перевода денег на историческую родину, а также предоставление государственному органу по трудовым ресурсам права более тщательного контроля за уровнем квалификации иностранных рабочих с целью минимизации уровня неквалифицированной рабочей силы. В этом году правительство Кувейта также ужесточило возрастные ограничения для иностранных преподавателей в системе высшего образования  в рамках необходимости сбалансировать потребность в высококачественных учителях в системе высшего образования с одновременным желанием открыть вакансии в этой сфере  для подданных Кувейта. Учитывая, что основной целью кувейтской политики является трудоустройство большего числа коренного населения на госдолжности, неудивительно, что эта программа оказалась популярной среди кувейтян. Правительство также с большой охотой делает акцент именно на «национализации труда», поскольку она политически гораздо менее рискованна, чем введение мер жесткой экономии. С одной стороны, правительство сталкивается с умеренной критикой общества  в рамках реализации программы по привлечению большего числа кувейтян в государственный сектор, благодаря позитивному отношению большей части населения  к трудоустройству  на таких должностях. Многие молодые кувейтяне рассматривают такую занятость, как наиболее оптимальный вариант, поскольку она дает возможность стабильной работы за более высокую заработную плату в государственном секторе, а не более низкооплачиваемой работы в частной компании, которая не обеспечивает гарантий долгосрочной занятости. С другой стороны —  правительство Кувейта «наступило на те же грабли», что и  саудовцы, когда развернули несколько лет назад широкую программу по фактическому принуждению частного сектора страны предоставлять подданным королевства приоритет в трудоустройстве по сравнению с иностранцами.  На сегодня недостатки этой программы побудили правительство отказаться от некоторых из ее положений. В частности, правительство приняло указ о предоставлении продолжительной трудовой  визы не только самим иностранцам, но и членам их семей.  Среди основных проблем надо отметить прежде всего то, что кувейтяне в значительной степени не имеют навыков, необходимых для многих профессий, которые экспатрианты занимают в секторах здравоохранения, образования и инженерии. В этой связи пришло осознание того, что страна по-прежнему будет вынуждено привлекать большое число квалифицированных иностранцев.  В данном случае мы имеем очевидную слабость национальной системы профессионального образования, которую невозможно преодолеть за несколько лет.  На сегодня уровень безработицы среди коренного населения минимален —  13 523 человек. Но курс на «национализацию» труда имеет оборотную сторону медали:  приток коренных кувейтян на места в государственном секторе в конечном итоге чревато перекосом в рамках баланса с частным сектором. При этом убедить коренное население активно заниматься частным бизнесом не получается. Учитывая такую ситуацию, именно иностранные рабочие будут нести основную тяжесть экспериментов кувейтского правительства по реформе рынка труда в ближайшие годы.

В этой связи аналитикам делаются следующие выводы.

— Хотя правительство Кувейта будет по-прежнему привержено диверсификации экономики страны и осуществлению структурных реформ, Кувейт, по всей видимости, будет затягивать сроки таких преобразований, поскольку нынешняя динамика нефтяных цен  снижают срочность осуществления жестких мер. При этом в рамках реализации программы схода с «нефтяной иглы» правительство будет стараться идти по пути плавного введения новых налогов и сборов и попыток дать толчок развитию частного сектора. Естественно, большая часть таких планов будет финансироваться из бюджета, что будет способствовать росту его дефицита.

— Поскольку сравнительно мощный парламент Кувейта выступает против мер жесткой экономии, правительство, вероятно, возложит бремя экономически болезненных реформ в основном на иностранных рабочих в стране. У правительства не будет другого выбора, кроме как найти правильный баланс между дальнейшим обременением экспатриантов и продолжением привлечения в экономику квалифицированных иностранных трудовых кадров.

— С учетом того, что кувейтяне тяготеют к занятости исключительно в государственном секторе, правительству будет трудно найти способы убедить своих подданных перейти на работу в частный сектор, что является общей проблемой для всех стран ССАГПЗ.

42.26MB | MySQL:87 | 1,038sec