О комментариях некоторых ливанских политиков относительно отношений этой страны с Сирией и Израилем

Конец января был отмечен несколькими событиями, важными с точки зрения изменения в позициях некоторых представителей ливанской элиты или, напротив, твердости или последовательности в позициях. Это касается отношений Ливана с Сирией, а также прогнозов возможного большого конфликта между Ливаном и Израилем.

Прежде всего, здесь необходимо упомянуть интервью генерального секретаря движения «Хизбалла» шейха Хасана Насраллы телевизионной компании «Аль-Маяддин», появившееся в эфире 26 января. Оно стало первым публичным выступлением Хасана Насраллы за два с половиной месяца. В связи с тем, что до этого лидер «Хизбаллы» выступал с телеобращением или интервью раз в неделю (реже в две недели), его долгое отсутствие стало предметом для различных спекуляций. По мнению некоторых экспертов, оно свидетельствовало о тяжелой болезни лидера «Хизбаллы». При этом говорилось об инфаркте, от последствий которого Хасан Насралла излечивался в Тегеране. Некоторые заговорили даже о каких-то обвинениях иранских спецслужб   против Насраллы в связи с якобы имевшим место присвоением нескольких десятков миллионов долларов, выделенных ИРИ на развитие вооруженных формирований «Хизбаллы». При этом совершенно игнорировалась, во-первых,  личность лидера «Хизбаллы» (не говоря о присущем ему аскетизме, генсек «Хизбаллы» для своих личных нужд всегда может использовать доходы от партийного бизнеса). Во-вторых, между Насраллой и его иранскими кураторами установился совершенно не тот формат отношений, который характерен для отношений между Мухаммедом бен Сальманом и Саадом Харири (этот формат был продемонстрирован в ноябре 2017 года во время домашнего ареста Харири в Эр-Рияде). Насралла является не только политическим деятелем, но и полевым командиром лояльных лично ему вооруженных формирований. Были даже некоторые наблюдатели, связывавшие отсутствие лидера «Хизбаллы» с тяжелой психологической травмой, полученной после разрушения Вооруженными силами Израиля четырех подземных туннелей на ливано-израильской границе.

Во время трехчасового интервью компании «Аль-Маяддин» лидер «Хизбаллы» поспешил развеять эти сомнения. Заодно он остановился на текущей позиции движения «Хизбалла» по отношению к конфликту с Израилем. В этом вопросе можно выделит несколько основных пунктов дискурса Хасана Насраллы. Во-первых, он признал наличие у движения «Хизбаллы» крупного ракетного арсенала. При этом, по словам ливанского политика, это современные ракеты большой точности поражения. Во-вторых, лидер «Хизбаллы» заявил о том, что его движение не будет провоцировать большой конфликт с Израилем, но ответит на израильскую агрессию, под которой подразумевается нападение Израиля на Сирию (в форме бомбардировок или ракетных обстрелов тех или иных объектов) или нападение на позиции вооруженных формирований движения «Хизбалла» в САР. В-третьих, по словам Насраллы, удар будет нанесен по объектам в глубине израильской территории, вплоть до аэропорта Тель-Авива, ядерного реактора в Димоне, хранилищ аммиака в Хайфе.

В-четвертых, лидер «Хизбаллы» заявил о том, что в случае военного конфликта вооруженные отряды возглавляемой им «Хизбаллы» войдут на территорию израильской Галилеи и будут вести там военные действия. Отвечая на вопрос интервьюера о туннелях, разрушенных израильской армией в ходе операции «Северный щит», Насралла отметил: «Неужели вы думаете, что мы планировали войти на территорию по этим четырем туннелям, каждый из которых может вместить только несколько десятков человек. Нет, мы будем входить по всей линии границы и даже с Голанских высот». В-пятых, лидер движения «Хизбалла» подчеркнул, что речь идет о большом военном конфликте, в котором задачей его партии будет сломить военную мощь Израиля так, чтобы впредь она не представляла угрозу ни для Ливана, ни для Сирии, ни для сектора Газа. Отвечая на вопрос о том, почему этот план не был приведен в исполнение ранее, Хасан Насралла отметил, что движение сопротивления было занято внутренними проблемами и военно-политическим конфликтом в Сирии. По мере стабилизации ситуации в САР военные отряды «Хизбаллы» освобождаются для выполнения других боевых задач. В-шестых, генсек «Хизбаллы» коснулся «сделки века», американского внешнеполитического проекта по установлению отношений между Израилем и рядом арабских государств. Он констатировал, что  осуществление данного проекта замедлилось в связи с внутриполитическими и внешнеполитическими проблемами наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана, являющегося его ключевым звеном. В-седьмых, лидер «Хизбаллы» коснулся ситуации на северо-востоке Сирии. По его мнению, новый формат отношений России с Турцией внушает оптимизм. В частности, он полагает, что Дамаск сможет вернуть территории к востоку от Евфрата мирным путем.

Что касается отношений Ливана с Сирией, то здесь показательными были выступление министра иностранных дел республики Джебрана Басиля на экономическом форуме ЛАГ, прошедшем в Бейруте 20 января, а также блиц-визит в Дамаск, осуществленный представителем влиятельного клана Харири Бахой Харири. Экономический форум ЛАГ, к которому долго готовились в Бейруте, нельзя назвать успешным мероприятием. Уровень представительства большинства арабских государств был довольно низким. Наиболее высоким гостем на экономической конференции в Бейруте оказался эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани. При этом, по утверждению «злых языков», катарский монарх сделал все, отчасти используя возможности американцев, чтобы заблокировать участие в экономическом форуме глав других государств Персидского залива. Неучастие на должном уровне Египта в данном форуме объясняется проведенной до этого в Каире конференцией газодобывающих стран Восточного Средиземноморья. В конференции в Каире приняли  участие министр нефти и минеральных ресурсов АРЕ Тарик аль-Молла, министр энергетики Израиля Юваль Штайниц, министр охраны окружающей среды и энергетики Греции Гиоргос Статакис, министр энергетики, торговли и промышленности Республики Кипр Георгиос Лаккотрипис и министр энергетики и минеральных ресурсов Иордании Хала Адель аль-Завати, а также официальные представители Италии и Палестинской национальной администрации (ПНА). При этом эксперты и журналисты обратили внимание на то, что в данном форуме не приняли участие представители Ливана и Турции. Ливан имеет территориальные споры с Израилем из-за принадлежности 9-го блока нефтегазового месторождения. Что касается Турции, то ее правительство оспаривает ряд месторождений на шельфе Кипра, мотивируя это правами непризнанной Турецкой Республики Северный Кипр (ТРСК). Это накладывается на геополитическое соперничество между Турцией и Египтом.

Выступив перед гостями Форума, министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль подчеркнул необходимость интеграции Сирии в ЛАГ и общеарабские проекты. Он констатировал ненормальность ситуации, при которой  государство, стоявшее у истоков общеарабского единства, до сих пор находится в политической блокаде. Джебран Басиль и президент Ливана Мишель Аун пытались привлечь внимание арабских делегаций к проблеме сирийских беженцев в Ливане и получить финансирование со стороны богатых арабских государств для решения этой проблемы. Однако к серьезному результату эти старания не привели.

Сенсацией в политической жизни Ливана стала поездка в Дамаск старшего брата нынешнего ливанского премьера Бахааддина Харири. По сообщению англоязычной газеты Lebanon Debate, 22 января Баха Харири прибыл из Парижа в Бейрут на своем личном самолете, затем на нескольких автомобилях в сопровождении сирийского конвоя проследовал в Дамаск, где встретился с президентом Сирии Башаром Асадом. По мнению ливанских журналистов, речь на переговорах шла об инвестициях компаний Харири в сирийскую экономику под гарантии правительства. Дело в том, что Баха Харири сознательно не вмешивается в политику и ведет дела ряда семейных компаний. Отметим, что ведет более успешно, чем его младший брат с компанией Saudi Oger. При этом главный редактор газеты «Рай аль-йаум» Абдельбари Атван считает, что принцем Мухаммедом бен Сальманом и его командой Баха Харири рассматривается в качестве возможной замены его брата Саада, который своей нерешительностью и неумением выправить политическую ситуацию в Ливане вызывает все большее раздражение в Эр-Рияде.

52.51MB | MySQL:102 | 0,465sec