Размышления об американо-иранском противостоянии

Президент США Дональд Трамп не хочет начинать войну с Ираном. Как сообщила в четверг 16 мая на своем сайте газета «Нью-Йорк таймс», об этом он заявил в среду исполняющему обязанности министра обороны США Патрику Шанахану на секретном брифинге в Белом доме. По данным источников издания, брифинг был проведен после получения данных американской разведки, согласно которым Вооруженные силы Ирана провели погрузку ракет на небольшие суда в Персидском заливе. По мнению некоторых представителей американской администрации, Тегеран ведет подготовку к нанесению ракетного удара по боевым кораблям США или их союзников. Согласно публикации, Трамп твердо заявил, что не хочет военного столкновения с Ираном. Хозяин Белого дома в четверг выразил надежду на то, что конфликт между США и Ираном не перерастет в войну. «Надеюсь, что нет», — сказал он журналистам в Белом доме на вопрос, собирается ли Вашингтон воевать с Ираном. По мнению «Нью-Йорк таймс», президент США таким образом попытался положить конец публикациям американских СМИ о том, что его помощник по национальной безопасности Джон Болтон и госсекретарь Майкл Помпео решительно настроены развязать войну с Тегераном. И Болтон, и Помпео подталкивают Трампа к опрометчивому решению, утверждает, в частности, телекомпания Си-эн-эн. По данным источников «Нью-Йорк таймс», Болтон в частных беседах выражает разочарование нежеланием Трампа пойти на риск и добиваться более радикальных изменений на Ближнем Востоке. В понедельник «Нью-Йорк таймс» со ссылкой на источники в администрации сообщила, что США рассматривают возможность отправки вооруженных сил на Ближний Восток для сдерживания Ирана. По данным издания, 9 мая Шанахан представил план, предполагающий отправку 120 тыс. военных в страны Ближнего Востока. Мы уже сообщали, что это было дезинформацией, но и в нынешней публикации также допущена серьезная ошибка: ни один из представителей нынешней американской администрации не рассматривал всерьез сценарий превентивного удара по Ирану. Они просто использовали эту истерию в своей дипломатической активности. В этой связи интересны данные еще одной американской газеты. Некоторые представители администрации президента США Дональда Трампа уверены в том, что Иран готовится первым развязать войну с Соединенными Штатами. Об этом сообщила в четверг 16 мая газета «Уолл-стрит джорнэл». По данным ее источников, в администрации Трампа расходятся мнения касательно того, как интерпретировать заявления властей в Тегеране о том, что Иран находится на грани полномасштабной конфронтации. Некоторые полагают, что, исходя из данных американской разведки, власти Ирана были уверены в том, что США развяжут полномасштабный военный конфликт, и готовились к ответным мерам. Однако, как подчеркивает газета, среди представителей администрации американского президента также бытует мнение о том, что «Иран планирует или планировал нанести удар первым». В этой связи отметим, что американские газетчики стали жертвой словесной истерии, которые они во много сами и подогревают. В четверг 16 мая Трамп выразил надежду на то, что конфликт между США и Ираном не перерастет в войну. За день до этого  командующий иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР)  генерал Хосейн Салами заявил, что Тегеран находится на грани полномасштабной конфронтации с врагом. В воскресенье Салами заявил, что Иран нанесет США «удар в голову», если Вашингтон предпримет против Тегерана какие-либо силовые действия. 5 мая помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон сообщил, что США в качестве сигнала властям Ирана направят ударную группу ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и тактическую группу бомбардировщиков в зону оперативной ответственности Центрального командования ВС США (СЕНТКОМ), куда входят прежде всего Ближний Восток и Центральная Азия. Позднее было объявлено, что к этой группе присоединятся батарея зенитных ракетных комплексов Patriot («Пэтриот») и военно-транспортный корабль USS Arlington («Арлингтон»). Как заявили в Пентагоне, подобный шаг является «ответом на свидетельства повышенной готовности со стороны Ирана к проведению наступательных операций против сил США и американских интересов». Эти все реальные военные приготовления, которые, как теперь становится известным, были предприняты после того, как американские средства спутниковой разведки засекли погрузку ракетных боеприпасов на катера. Снова отметим, что в данном случае этот нюанс был использован американской администрацией (а не одним лишь Дж.Болтоном) для того, чтобы поднять градус дискуссии в рамках своего стремления убедить Брюссель в необходимости выхода из СВДП. Что собственно и было предпринято М.Помпео на последнем по времени саммите ЕС, но принесло очень ограниченные результаты.  Что это за ракеты, на какие катера они погружались, вышли ли эти катера после этого в море, остается под завесой  секретности. От себя заметим, что атака ракетными катерами авианосной группы является делом неблагодарным. По всей видимости речь в данном случае о гипотетической атаке иранцев на нефтяные танкера, но опять же рискнем  предположить, что такие меры реально возможны только в случае атаки американцев против иранских судов.  В любом случае ситуация безусловно «выдыхается», и мы сейчас наблюдаем уже остаточные явления взаимной истерии, в которой главным призом является сохранение или ликвидация де-юре СВПД. Вот собственно и вся подоплека вопроса.

Напомним, что в мае 2018 года Трамп объявил об одностороннем выходе Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. В ноябре были восстановлены антииранские санкции, включающие запрет на закупку нефти. СВПД был заключен в 2015 году и ограничивал ядерные разработки Тегерана в обмен на отмену санкций Совбеза ООН и односторонних ограничительных мер США и ЕС. Президент Ирана Хасан Роухани 8 мая с. г. заявил, что Тегеран принял решение прекратить выполнять обязательства по двум пунктам СВПД. Они касаются остановки на 60 суток продаж имеющегося у Ирана обогащенного урана и тяжелой воды в другие страны. По словам Роухани, право на это дают Тегерану статьи 26 и 36 ядерного соглашения. Кроме того, Иран ожидает, что в течение 60 дней другие участники сделки примут меры для его сохранения и выполнения обязательств.

В этой связи есть смысл видимо вернуться к реальным оценкам американского разведобщества в отношении возможных ответных мер Ирана против санкционного давления. По их выводам, эти ответные шаги  скорее всего будут состоять из серии кибератак на американские и израильские цели. Хотя прямой военный ответ Ирана маловероятен, американские компании и гражданские лица в регионе все равно должны учитывать эту возможность. Посольства Ирана, разведывательные сети и прокси-группы дают ему возможность глобального охвата в рамках формирования ответных шагов, хотя такие действия более вероятны на Ближнем Востоке. Усиление санкционного давления на Иран означает, что Соединенные Штаты увеличивают риск того, что Тегеран ответит агрессивно против государственных и военных целей США, а также против представителей частного сектора. Но на сегодня безусловно, что Иран предпринимает очень взвешенные шаги по выходу из СВПД 2015 года в ответ на новое усиление санкционного давления. Это позволяет Ирану принять ответные меры против нового давления, сохраняя при этом возможность новых переговоров. Но если Иран выйдет за рамки этих стратегических рамок, у него будет ряд вариантов ответных мер. При рассмотрении таких вариантов возмездия он должен также учитывать, что чрезмерно сильное возмездие в отношении Соединенных Штатов или их региональных союзников может спровоцировать более широкий военный конфликт. В этой связи американцы отмечают, что Иран имеет широкий спектр вариантов возмездия, за исключением военного удара, которые он с большей вероятностью использует против Соединенных Штатов, а также против союзников США на Ближнем Востоке, таких как Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Его наиболее вероятный ответ, скорее всего, будет с использованием кибер-возможностей, которые он неуклонно развивал (при содействии китайцев, кстати) и уже использовал для проведения в последние месяцы  все большего числа кибератак против американских компаний. Такого рода возмездие предлагает Тегерану некоторое правдоподобное дистанцирование государственных органов от такой деятельности, позволяя ему максимально минимизировать шансы на немедленный военный ответ США. Предыдущие нападения были направлены против компаний в Соединенных Штатах, Европе, Израиле и в государствах Персидского залива, включая Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты. Что касается физических мер воздействия, то Иран может предпочесть преследовать или задерживать американцев, особенно лиц с двойным гражданством. Если отношения с Европой продолжат ухудшаться, европейцы также могут оказаться под этой угрозой. Вот этот сценарий мы рискнем назвать наиболее маловероятным, даже после истечения 60-дневного ультиматума. Тегеран будет продолжать стараться поддерживать коммуникации с Брюсселем вне зависимости от его реакции на этот ультиматум и перспектив запуска системы альтернативных расчетов.  В наиболее вероятном, но наиболее экстремальном сценарии иранские разведывательные службы, вооруженные силы или подконтрольные иранцам группировки могут атаковать персонал США, компании, гражданских лиц или объекты и, возможно, принадлежащие израильтянам компании.  Военные и коммерческие суда также могут подвергаться риску целенаправленных преследований или нападений, особенно в Персидском заливе. Неизвестные нападавшие предположительно напали на четыре коммерческих танкера у побережья эмиратского порта Фуджейра в результате инцидента, который Объединенные Арабские Эмираты охарактеризовали как саботаж. Нет никаких твердых указаний на то, что инцидент связан с Ираном, но неназванные официальные лица США указали, что иранские прокси-группы могут быть вовлечены а инцидент. Снова «вероятности» и отсутствие реальных данных.

По данным американских экспертов, физическое возмездие со стороны Тегерана или даже просто возобновление обогащения урана может спровоцировать военный удар по Ирану. Соединенные Штаты почти наверняка возглавят любой такой рейд, но могут быть задействованы и вооруженные силы Израиля, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Бахрейна. Любое военное нападение на Иран может спровоцировать региональную войну, которая приведет к существенным нарушениям на всем Ближнем Востоке, поставит под угрозу судоходные маршруты через Красное море и Персидский залив и серьезно скажется на мировых рынках нефти. Вот такой сценарий является наиболее маловероятным. О малой вероятности начала Ираном крупномасштабных боевых действий против военных и государственных целей указанных выше стран мы уже говорили. Но также подчеркнем, что никаких рейдов (да и еще в таком «пестром составе»: участие в одной коалиции арабов и израильтян исключено по определению) не будет и в случае начала Ираном обогащения урана, что, кстати, допускается условиями СВПД. Этот момент будет использоваться американцами в рамках своей пропаганды по сколачиванию единого мнения в отношении негативной иранской политики у «прогрессивного международного сообщества». То есть, прежде всего у той же Европы, с которой американцы планирует создать в данном случае единый фронт в ООН. Любой превентивный удар по иранским целям означает начало реализации иранцами уже физических ответных мер. А этого американцы стремятся избежать любой ценой. Отсюда и повышенная дипломатическая активность, включая беспрецедентные контакты с российской стороной; отсюда — демонстративное наращивание в разумных мерах своей авианосной группы; отсюда — и попытка испугать европейцев страшными терактами в Ираке. При этом американцы так испугали европейцев, что часть стран стразу же свернула все свои тренинговые программы иракских военных.

Американские эксперты развивают эту тему охотно. По их данным, посольства Ирана, разведывательные сети и доверенные лица дают ему фактический глобальный охват в случае начала кампании террора и саботажа, хотя в некоторых местах такое возмездие является более вероятным. Наиболее очевидным является сам Иран; его силы безопасности там и раньше преследовали десятки иностранцев. Иранские многочисленные прокси-группы по всему Ближнему Востоку могут совершать нападения или похищения: на палестинских территориях, в Йемене, Ираке, Бахрейне, Сирии или в Ливане через «Хизбаллу». 14 мая удары беспилотников по нефтяным объектам Саудовской Аравии со стороны спонсируемых Ираном хоуситов вынудили власти временно приостановить прокачку нефти. Хотя неясно, направлял ли Иран эти атаки, они демонстрируют охват иранских прокси. За пределами Ближнего Востока раскрытые недавно заговоры в Соединенных Штатах и Европе показывают, что Иран также имеет возможность координировать нападения в западных странах. В этой связи напомним, что тогда речь шла о преследовании иранскими разведслужбами активистов арабского меньшинства в Хузестане, которые перед этим осуществили при финансировании КСА открытые теракты в отношении парламента Ирана и сотрудников КСИР. Но это мелочи.  Существует также риск того, что прокси-силы могут действовать независимо и нанести удар автономно от указания из Тегерана. Иран помогает своим доверенным лицам финансовой и технической поддержкой, но не обязательно руководит их повседневной деятельностью. Снова натяжка — их «повседневная деятельность» не включает в себя проведение такого рода резонансных терактов, которые могут осложнить внешнеполитическую стратегию Тегерана. А атаки американских или европейских целей безусловно сейчас идут вразрез с такой стратегией.

51.51MB | MySQL:101 | 0,359sec