Оценки китайских специалистов инцидента с танкерами в Оманском заливе

Как сообщают китайские источники 13 июня 2019 г. в период с 06:12 до 07:00 произошли подрывы неустановленных взрывных устройств, установленных на правых бортах нефтеналивных танкеров Kokuka Courageos и Front Altair, которые проследовали из порта погрузки в Объединенных Арабских Эмиратах (на нефтяном терминале Abu-Dhabi National Oil Company) через Ормузский пролив.  На момент подрыва оба судна находились в Оманском заливе, а именно в 130 км от порта погрузки и в 45 (по другим данным в 14) км от побережья Исламской Республики Иран.

По данным открытых источников известно, что первый танкер был построен в 2010 г. и при длине 170 м в его емкостях возможно перевозить до 19349 тонн жидкого груза.  Данный танкер ориентирован на перевозку продуктов переработки нефти, в частности метанола. По данным зарубежных источников, танкер Kokuka Courageos выполняет рейсы под флагом Панамы, компания судовладелец зарегистрирована в Сингапуре, а фактическим арендатором является японская компания Kokuka San(g)yo. По данным китайских источников, на поверхности борта данного танкера было установлено два взрывных устройства конусообразного типа (конструкция обусловлена необходимостью формирования кумулятивной струи для пробития корпуса), однако по неизвестным причинам сработало только одно – установленное ниже палубной надстройки в районе машинного отделения. Согласно показаниям капитана танкера незадолго до взрыва над судном кружило несколько беспилотных летательных аппаратов.

Второе судно, пострадавшее от подрыва подобных устройств, танкер Front Altair (построен в 2016 г., длина 251,8 м, водоизмещение 109 894, вместимость емкостей 75000 тонн) находится во владении чартерной норвежской компании Ocean Energy, осуществляет плавание под флагом Маршалловых островов и перевозит сырую нефть в страны Юго-Восточной Азии.

Известно, что рассматриваемое судно получило большие повреждения. Кроме того, экипаж не смог грамотно организовать тушение собственными силами. По данным китайских источников, грузополучателем аравийской нефти является тайваньская национальная нефтяная компания CPC. Оценочная стоимость утраченного груза составляет около 30 млн долл. США.

Следует отметить, что первыми о данном инциденте сообщили иранские журналисты, а именно телевизионный канал Al-Alam. Подобная оперативность в освещении «чувствительного события» указывает на то, что официальному Тегерану не выгодно проводить подобные рискованные акции в условиях экономической блокады и высокой готовности официального Вашингтона провести ограниченную военную операцию (ракетно-бомбовый обстрел с участием ВМС и ВВС), которую практически не поддерживают руководители стран-членов НАТО.

Китайские обозреватели сообщают, что капитаны наливных судов подали сигналы тревоги, которые получили практически все суда и управления портов стран региона, однако наибольшую оперативность проявили подразделения береговой охраны ВМС Ирана, которые прибыли из пункта базирования в порту Бандар-э-Жаск, провели спасательную операцию для экипажей двух танкеров суммарной численностью 44 человека. Так, с танкера Kokuka Courageos был спасен 21 моряк, а с Front Altair еще 23 человека (11 русских, 11 филиппинцев и 1 грузин), которых доставили для временного размещения в порт Бандар-Аббас (место расположения одной из крупнейших военно-морских баз ВМС ИРИ).

Следует отметить, что власти Омана и ОАЭ практически не оказали помощи экипажам, терпящим бедствие, а эскадренный миноносец УРО 5-ого флота ВМС США «Бэйнбридж» (бортовой номер 96) осуществлял визуальное наблюдение за ситуацией. Достоверно известно, что экипаж американского военного корабля провел сбор данных о действиях иранских военных моряков, которые не только спасли экипажи танкеров, но и сняли с борта Kokuka Courageos взрывное устройство, визуально похожее на магнитную мину типа MD1-7A.

В первые несколько часов источники в разных СМИ сообщали, что танкеры якобы подверглись торпедной атаке, однако, как показывает анализ, при попадании двух или трех тяжелых торпед типа Н-6 калибра 533 мм иранского производства в подводную часть таких судов вероятность быстрой гибели судна и даже экипажа гораздо выше, чем при подрыве устройств, размещенных на борту, и значительно выше ватерлинии.

Китайские аналитики выделяют следующие аспекты данного происшествия.

Во-первых, уже 14 июня 2019 г. государственный секретарь США Майкл Помпео заявил, что с высокой степенью вероятности ответственность за подрыв двух нефтеналивных танкеров несет Иран, однако достоверных доказательств своим словам он не привел, поскольку полагается только на данные оптического наблюдения, поступившие с «Бэйнбриджа». Обозреватели китайских специализированных изданий отмечают, что это уже не первая попытка официального Вашингтона сделать Иран «крайним» за действия, которые могут быть совершены по заказу самих США или их региональных союзников. В данном аспекте китайские специалисты опираются на данные о подрывах четырех нефтеналивных танкеров, находившихся на внешнем рейде нефтяного терминала Фуджайра в Объединенных Арабских Эмиратах.

Западные и аравийские специалисты единогласно возложили ответственность на ВМС ИРИ, которые применили подразделение боевых пловцов, установивших взрывные устройства на надводной части судов или в районе ватерлинии. Примечательно, что в большинстве случаев подрывы не привели к утечке нефтепродуктов, а лишь нанесли незначительный ущерб корпусам судов, который можно достаточно оперативно устранить в сухом доке соответствующих размеров.

Кроме того, версия о действиях боевых пловцов не выдерживает критики, поскольку ВМС ИРИ не располагают современными подводными транспортными средствами, позволяющими доставлять диверсантов на дальность более 12 миль. Всего на вооружении подразделений боевых пловцов ВМС ИРИ есть четыре типа подводных транспортных средств, которые не позволяют ориентироваться под водой в ночное время и безопасно выполнять задачу на значительном удалении от базового корабля.

Китайские специалисты склонны полагать, что взрывные устройства в обоих случаях устанавливали иностранные военные специалисты – боевые пловцы из подразделений специального назначения ВМС США, в рамках выполнения установки военно-политического руководства страны о формировании из Ирана «образа угрозы стабильности мировой энергетики». Данная версия вполне правдоподобна, поскольку взрывные устройства были поставлены с расчетом на создание психологического эффекта, но не реальной экологической катастрофы в регионе.

Во-вторых, события с танкерами, в частности с Kokuka Courageos произошли   в начале второго дня официального визита премьер-министра Японии Синдзо Абэ, который прибыл с официальным визитов в Исламскую Республику Иран спустя 40 лет после установления отношений между Токио и Тегераном. Конечно, руководитель японского государства приезжал в Тегеран с несколькими задачами, в том числе подтвердить готовность продолжать сотрудничество в области поставок углеводородного топлива при условии, что руководство Ирана пойдет на переговоры с США на условиях Д.Трампа.

В-третьих, подрывы четырех танкеров в ОАЭ и еще двух в акватории Оманского залива отделяет практически месяц. С учетом характера повреждений и района событий прослеживается заинтересованность еще одного «регионального игрока» — Королевства Саудовская Аравия — руководство которого заинтересовано в таких искусственных мерах краткосрочного подъема стоимости барреля нефти на мировых биржах, с целью извлечения дополнительной выгоды и восполнения национального бюджета.

42.66MB | MySQL:87 | 0,714sec