О новых поворотах в политике США в отношении Ливии

С первых дней эскалации ливийского кризиса в начале 2019 года, причиной которому послужила неожиданная для внешнего мира, но вполне прогнозируемая экспертным сообществом военная операция командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара против ливийской столицы Триполи, американская администрация заняла крайне непоследовательную позицию.

С самого начала военной кампании Хафтара Вашингтон не стал занимать какой-либо четко выраженной позиции осуждения либо одобрения этого шага, стремясь сохранить некую свободу маневра и действовать гибко, дистанцируясь от двух полярных позиций. С одной стороны,  Государственный департамент США отчетливо был встревожен началом т.н. «освободительной операции» ЛНА против признанного ООН и международным сообществом правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа в Триполи. Особенно в контексте существенной эскалации вооруженного противостояния вокруг столицы Ливии в последние недели и приближения угрозы ее захвата. Эта позиция разделяется руководством американского внешнеполитического ведомства и рядом ведущих экспертов. Интерпретация этой позиции также понятна – военная экспансия ЛНА угрожает региональной стабильности и безопасности, грозит нарушить хрупкий баланс сил в регионе и спровоцировать новый миграционный кризис. С другой же стороны, ряд ближайших сподвижников и советников президента Д.Трампа советуют занять более прагматичный и гибкий подход, вполне себе реалистично оценивая шансы Хафтара на установления тотального контроля и влияния на всей территории Ливии.

Вышеназванные перепады в американской политике на ливийском направлении очень отчетливо обозначились на протяжении всего предшествующего этапа военной операции под руководством Халифы Хафтара против правительства в Триполи. В начале апреля с.г. госсекретарь США М.Помпео незамедлительно отреагировал и осудил военную операцию, призвав немедленно ее прекратить (последствий такой призыв, разумеется, не возымел никаких). Помпео также озвучил официальную позицию США в поддержку международно признанного правительства в Триполи и призвал воздерживаться от рискованных шагов. Однако уже спустя несколько недель состоялся известный телефонный разговор между президентом Д.Трампом и Х.Хафтаром, которому была высказана поддержка и оценена по достоинству его «значительная роль в противоборстве терроризму и защите ливийских национальных нефтяных ресурсов». Тут же США в унисон с Россией заблокировала в Совете Безопасности ООН проект резолюции с призывом к немедленному перемирию сторон. Примечательно, что на первый взгляд эмоциональное объяснение позиции американского президента (дескать, Трамп предпочитает опираться на сильных, харизматических лидеров для установления диалога и контроля в странах-сателлитах) имеет под собой более веские и прагматичные основания. Во-первых, Хафтар действительно контролирует сегодня большую часть территории страны и основные источники нефтедобычи. Кроме того, Хафтар является гражданином США, где проживал с 1990 по 2011 год. Также за его спиной поддержка важнейших региональных лидеров – Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта.

В июне текущего года американская позиция в отношении внутриполитического кризиса в Ливии вновь качнулась в противоположную сторону. По мнению ряда авторитетных экспертов, с этого момента вновь началось некое охлаждение во взаимоотношениях между Хафтаром и администрацией США, где мнение Госдепартамента снова превалирует и формирует официальную позицию. По итогам встречи в начале июня с руководством внешнеполитического ведомства США, заместитель председателя правительства в Триполи А.Майтиг заявил о том, что американская администрация подтвердила свою твердую поддержку правительства в Триполи как единственно законной и легитимной власти в стране.

Не стоит, однако, переоценивать важность данного заявления. Очевидно, что внешнеполитический курс Вашингтона в отношении Ливии продолжает курсировать под воздействием внутренних противоречий. В качестве наглядной иллюстрации этой непоследовательности – в июне с.г. группа делегатов палаты представителей США направила официальный запрос главе внешнеполитического ведомства М.Помпео с просьбой все-таки внести ясность в позицию США по динамично развивающемуся сегодня ливийскому вопросу.

Пока же ясно, что Вашингтон не намерен отказываться ни от одной из вероятных опций и будет продолжать контакты и консультации с каждой из противоборствующих сторон. Одновременно стремясь также наращивать свои посреднические усилия по их примирению по мере затягивания силовой операции Хафтара против Триполи и осознания бесперспективности силового решения ливийского кризиса. С другой стороны, пока силовая операция Хафтара поддерживается в политическом и финансовом плане региональными лидерами, рассчитывать на ослабление ее накала не приходится.

Справедливости ради, отметим что такая непоследовательность и внутренняя разобщенность по ливийскому вопросу присуща не только США, но и некоторым другим ведущим внешним игрокам на ливийском фронте. Даже Евросоюз, который в последние годы играет едва ли не более важную скрипку в ливийских делах и имеет прямое вовлечение в ливийский вопрос, чем Вашингтон, особенно по линии французской дипломатии, также страдает от внутренних противоречий. В то же время, CША как глобальный тяжеловес и ближайший партнер региональных лидеров арабского мира, имеет наибольшие возможности для оказания давления на ливийскую ситуацию и в частности на Халифу Хафтара, чтобы положить конец военному конфликту. Именно по этой причине, скорейшее обретение стабильности и предсказуемости американского курса на ливийском направлении может стать важнейшим гарантом урегулирования ситуации в этой стране.

42.39MB | MySQL:92 | 0,994sec