О проблеме безработицы среди молодёжи на Ближнем Востоке

Одной из структурных социальных проблем в странах Ближнего Востока является высокий уровень безработицы среди молодёжи. Это, пожалуй, самый высокий уровень по этому показателю в глобальном масштабе на протяжении последних 30 лет. Разумеется, важнейшим катализатором этого процесса является серия затяжных вооруженных конфликтов, которыми регион охвачен уже несколько десятилетий. Но не только. Проблема молодёжной безработицы здесь носит массовый характер и по причине отсутствия надлежащих экономических условий и благоприятного экономического климата для реализации программ и стратегий. При этом основная масса безработных в молодёжной среде относится к аграрному сектору и в более широком смысле — сельским районам. В традиционных экономиках стран Ближнего Востока, не охваченных пока четверной промышленной революцией, сельское население по-прежнему представляет значительную долю занятых (от 30 до 50%), и вносит большой вклад в национальный ВВП (в некоторых странах до 15- 20%).

В опубликованном в июне 2019 года экспертами Международного фонда сельскохозяйственного развития (ИФАД) докладе о развитии сельских территорий в мире проблема безработицы среди молодежи на Ближнем Востоке выделена в числе главных угроз экономической дестабилизации в регионе. По мнению экспертов ИФАД, для создания благоприятных условий занятости и обеспечения рабочих мест для молодёжи в странах Ближнего Востока, одной лишь разработки и внедрения соответствующих стратегий недостаточно. Эти стратегии должны быть подкреплены широкими экономическими инициативами и возможностями, позволяющими молодёжи в сельских районах активно и прикладным способом применять эти инструменты на практике. Соответственно, когда экономические возможности в странах ограничены – а это увы типичная картина для большинства стран региона, причем не только охваченных конфликтами  – программы развития для молодежи в аграрных районах оказываются неэффективными и бесполезными. Иными словами, недостаточно просто разработать целевую программу по сокращению безработицы, необходимо внедрить ее в конкретный местный контекст и знать четко механизмы, которые позволят той или иной программе заработать в полную силу.

К сожалению, экономических стимуляторов и рыночных механизмов для претворения в жизнь вышеназванных стратегий за последнее время в ближневосточном регионе так и не было создано. Помимо войн и конфликтов, главным сдерживающим фактором является жесткое государственное регулирование, обусловленное особенностями консервативной политической культуры и традиционным общественным укладом в этих странах. Кроме того, высокая ориентированность на экспорт энергетических ресурсов, монополизированных государством и используемых в качестве главного источника государственных доходов, блокирует развитие аграрного сектора и других альтернативных секторов экономики. Это в свою очередь сужает инвестиционные возможности и интересы в сельских районах и препятствует созданию новых рабочих мест, а также внедрению современных технологий и инноваций, позволяющих повысить конкурентоспособность и привлекательность сегментов занятости в аграрных районах страны, и перефокусировать усилия с чисто производственных отраслей на более перспективные и современные ниши, которые могли бы мотивировать и интегрировать сельскую молодежь и способствовать ее удержанию от миграции в города или в другие страны за пределы региона в поисках стабильного дохода.

Как результат – на протяжении последних десятилетий государствам Ближнего Востока, так и не удалось добиться ощутимого прогресса: разработанные при содействии международных организаций многочисленные программы по созданию рабочих мест и генерированию дохода в сельских регионах не привели к улучшению экономических условий и возможностей для молодого поколения и не стали триггером для полномасштабной экономической трансформации сельского общества в этих странах. Частный сектор, международные инвесторы и финансовые институты по-прежнему испытывают серьезные проблемы и препятствия для работы в аграрных регионах ближневосточных стран. Государственный контроль, жесткое законодательное регулирование и ограничительные меры со стороны муниципальных властей сдерживают эти усилия. Начавшаяся было в конце 1980-х гг. либерализация экономики во многих странах Ближнего Востока не была претворена в жизнь в полном масштабе, и в итоге аффилированные с государством структуры и институты смогли получить наибольшие преимущества, а открытая конкуренция так и не состоялась. Возникшие на этой волне крупные игроки местного частного сектора в странах региона по-прежнему тесно связаны с правящей властью и плотно регулируются государством. Другим сдерживающим фактором стал стремительный демографический рост в странах региона за последние 30 лет, который привел к значительному увеличению доли молодежи, усилил внутреннюю конкуренцию в этом сегменте занятости и сузил экономические возможности. Темпы создания новых рабочих место явно не поспевают за темпами роста населения, что создает перекосы и ведет к социальным взрывам и протестам в молодежной среде. Фактор безработицы – наряду с продовольственной проблемой и целым рядом других социальных вызовов – стал катализатором волны т.н. “арабских революций” которые прокатились по региону в течение последнего десятилетия.

Институциональная слабость местного гражданского общества, частного сектора и предпринимательства, и закрытость ближневосточных экономик от внешних инвесторов не позволили адекватно среагировать на эти вызовы. Сельские районы, где экономические возможности по объективным причинам оказались гораздо более ограниченными, оказались в наибольшей степени подвержены этому воздействию. По данным международных организаций, уровень безработицы среди молодежи в сельских районах в странах Ближнего Востока оказался на порядок выше, чем в городах. В среднем по региону, этот показатель в сельских районах превосходит городские районы в четыре раза. По мнению экспертов Международной организации труда, (МОТ), в испытывающих структурный кризис экономиках, где промышленная индустрия и сфера услуг не растут, процесс поглощения сельской безработной молодежи этими секторами крайне затруднен, поэтому по показателю безработицы наблюдается заметный перекос в сторону села. Именно эти тенденции сейчас происходят во многих странах региона, где экономический рост в неаграрных секторах крайне замедлился, в том числе по причине волатильности цен на энергетические ресурсы – основной движущей силы экономического развития многих ближневосточных стран и прежде всего локомотивов развития региона – Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта и Катара.

Закрытость и инертность экономических систем в странах Ближнего Востока привела к еще одной очевидной диспропорции: на волне проваленной либерализации финансово-экономического сектора инициативы трансформации сельских районов также оказались нереализованными. В итоге аграрное производство во многих странах региона сегодня характеризуется низкой эффективностью и производительностью и не позволяет удовлетворять собственные продовольственные потребности. Как итог – многие арабские страны являются уже длительное время нетто-импортерами продовольствия, что сдерживает модернизацию и расширение аграрной отрасли и блокирует создание новых рабочих мест даже исключительно в производственной нише, не говоря уже о перспективах создания продовольственных цепочек и систем полного цикла, то есть от производителя к конечному потребителю, где потенциал генерирования рабочих мест и источников дохода был бы существенно выше.

Разумеется, в низкой эффективности аграрного производства в этих странах повинна не только закрытость экономических систем, но и объективные внешние факторы, в первую очередь присущий всему региону дефицит возобновляемых водных ресурсов (на орошение и мелиорацию), что в последние годы еще более усугубляется климатическими катаклизмами. Примечательно, что в среднем по региону на душу населения приходится 550 кубометров возобновляемых водных ресурсов в год, что в семь раз меньше, чем в другом непростом регионе – странах Африки южнее Сахары. Не говоря уже о более благополучных остальных регионах в глобальном масштабе.

Все эти факторы в совокупности привели к хронически высоким показателям безработицы среди молодежи в странах Ближнего Востока. Эта проблема имеет общегосударственную значимость, и только выявление истинных причин и истоков проблемы и создание широких экономических возможностей и стимуляторов может стать эффективным решением проблемы. С учетом особенностей арабского традиционного общества, как представляется, автоматическое копирование западной либеральной модели обречено на провал. Опыт конца 1980-х гг. наглядно это продемонстрировал. Необходим более адресный подход, основанный на симбиозе и разумном балансе либеральных экономических стратегий и механизмов социальной политики и социальной защиты населения (характерной для восточного общества и политической культуры). В любом случае, особенные условия, в которых пребывает сегодня молодежь сельских районов стран Ближнего Востока, должны быть признаны и адресованы должным образом. Эта категория населения в ближайшей перспективе продолжит расти динамичными темпами с учетом демографических тенденций в странах региона. А в связи с эскалацией вооруженного конфликта во многих странах региона, эта категория потенциально сформирует основной конгломерат новой волны внутренне перемещенных лиц и мигрантов в соседние страны региона. Соответственно, важным пробелом является отсутствие доступа сельской молодежи к программам профессионального образования, переквалификации и переподготовки, которые могли бы повысить адаптируемость молодежи к быстро меняющимся обстоятельствам и быстрее интегрировать их в рынки и трудовые отношения.

44.83MB | MySQL:115 | 1,075sec