Алжир меняет углеводородное законодательство

Народные протесты в Алжире могут еще больше усилиться в результате принятия 13 октября нового «углеводородного» закона, меняющего в лучшую сторону для иностранных компаний условия работы на местном рынке.

Заметим, что ничего действительно революционного в произошедшем нет. Ведь ключевая основа прежнего законодательства в виде главного правила работы в сфере энергетики  АНДР – «51/49» — сохраняется.

Оно подразумевает обязательное участие в проектах зарубежных компаний алжирских структур. Причем последние должны иметь в них контрольный пакет акций – 51 %.

Однако согласно новому закону меняется ряд других важных условий работы. Среди них – снижение налоговой ставки (разные источники называют различные цифры с разлетом значений до 23.37 и даже до 23.7 % при том, что алжирская оппозиция называет этот момент «непрозрачным», поскольку-де власти не публикуют точные данные по снижению «энергетических» налогов, что дает основания для «широких злоупотреблений»). Кроме того – получение возможности более свободно распоряжаться заработанной прибылью, включая ее вывод в оффшорные зоны.

Данный закон был утвержден на заседании Совета министров, на котором председательствовал исполняющий обязанности президента страны А.Бенсалах.

Согласно официальному коммюнике Совета министров, пересмотр закона об углеводородах касается, в частности, контрактных и налоговых аспектов правового режима, регулирующего сектор углеводородов. Кроме того, как говорится в заявлении правительства, «новые положения позволят усилить экономическую, финансовую и техническую роль государственной компании Sonatrach, единственной национальной компании, монопольно подписывающей контракты с инвесторами, и ведущей трубопроводный транспортный бизнес».

На последнем замечании следовало бы остановиться подробно, поскольку на Западе и в частности, в Европе, действуют энергетические хартии, направленные на подрыв монополий иностранных энергетических компаний и разделение сфер добычи, продажи и транспортировки углеводородов. В свое время это создало немалые сложности в работе российского «Газпрома». Будут ли в данном случае сделаны послабления для Sonatrach? Если да, то и у Москвы появится основание требовать пересмотра отношения к ней по условиям работы на энергетическом рынке.

Также разъясняются причины, вынудившие пойти на такие изменения – это «события, происходящими на внутреннем и на внешнем уровнях, включая уменьшение объема производства и рост внутреннего потребления».

В противном случае, как открыто признается в данном документе, «сохранение нынешнего правового режима поставит нас в положение структурного дефицита между Национальным предложением и спросом с 2025 года».

Также указывается, что власти АНДР сохраняют полный контроль над добычей нефти и газа, «поскольку национальное богатство является собственностью алжирской нации, которое следует использовать в своих интересах оптимально».

В этой связи также подчеркивается, что законопроект направлен главным образом на «восстановление привлекательности национальной горнодобывающей отрасли в свете жесткой конкуренции на международном уровне и привлечение иностранных компаний, владеющих передовыми технологиями и финансированием, необходимыми для развития добычи углеводородных ресурсов».

Показательно, что в тот же день под председательством Бенсалаха Совет министров утвердил Законопроект о финансах-2020, тесно привязанный к доходам от реализации на внешнем рынке углеводородов.

Так, в коммюнике алжирского правительства говорится, что он был разработан в рамках возвращения к строгому рациональному бюджетному процессу, посвященному оздоровлению финансовых ресурсов для сохранения имеющихся у страны накоплений без ущерба для социального характера государства.

В этих общих чертах доходы бюджета прогнозируются на уровне 6 239.7 млрд динаров (51.758 млрд долларов), что на 7.7% меньше, чем в 2019 г., из-за снижения налогов на добычу углеводородов и прочих налоговых послаблений, которое, как ожидается, составит в 2020 г. 2200.3 млрд динаров (18.251 млрд долларов) против 2714.5 млрд динаров (22.517 млрд долларов) в 2019 г. (на 23.7 %).

Между тем, принятие данное законопроекта способствовало активизации действий оппозиции по всей стране. Так, утром 14 октября на протестные акции вышли не только  представители традиционных «оппозиционных» районов, особенно национальных, но и многие работники самой компании Sonatrach.

Они жестко критикуют законопроекты о финансах 2020 и о углеводородах, осуждая «приватизацию богатств страны». Общая суть сделанных в связи с этим заявлений представителей оппозиции – «Этот закон, если он будет принят, отдаст наши недра иностранным компаниям. Это беспрецедентное экономическое преступление, которое это готовится совершить правительство».

По их мнению, «правительство Бедуи не имеет прерогатив или легитимности для принятия столь чувствительных для всей страны законов».

Одновременно демонстранты обвиняют власти АНДР в «продаже алжирских интересов пяти иностранным компаниям». Не случайно, что на их транспарантах особенно часто встречаются лозунги, враждебные последним, например, «Total убирайся!», «Halliburton, Алжир не продается!», «Эмираты, сколько вы заплатили за этот позор Алжира?»

На это следует заметить, что у Алжира нет выбора – его власти должны хоть как-то сделать работу иностранным компаниям на своей территории более привлекательной, чтобы добиться получения их инвестиций для поддержания своей стагнирующей стратегической энергоотрасли.

И это вне зависимости, кто управляет АНДР. Однако оппозиция искусственно раздувает страсти, пытаясь поднять плохо разбирающееся в экономико-финансовых вопросах население против «грабежа» своей страны.

Разумеется, скорее всего, принимающие этот закон лица могли получить от вполне определенных компаний «откаты». Имеют ли эти подозрения право на жизнь – мы увидим при проведении в 2020 г. новых тендеров.

Но, как уже говорилось выше, у Алжира нет физического выхода. В противном случае через 5 – 6 лет его экономика может рухнуть.

До сих пор местная бюрократия избегала реформировать энергетический сектор и в итоге пришла к тем плачевным результатам, которые наблюдаются сегодня. А сегодня повысившие свои ставки в управлении страной военные пытаются запоздало исправить ситуацию половинчатыми запоздалыми решениями.

Вопрос, сможет ли страна в условиях ожидающегося в 2020 г. сокращения доходной части бюджета дотянуть до того момента, когда иностранные инвестиции реально заработают. А это произойдет вряд ли ранее 2022 г.

С другой стороны, вряд ли следует ожидать лавинообразного взрыва интереса к алжирскому энергетическому рынку, который мог произойти в случае отмены «правила 51/49».

В свою очередь, руководству российских энергетических компаний также следует учесть все риски, в том числе и непрекращающуюся активность оппозиции, которая способна если не привести в будущем к отмене (пересмотру) подобных соглашений, то заметно затруднить их реализацию.

52.77MB | MySQL:104 | 0,349sec