Смогут ли алжирские военные провести президентские выборы?

Алжирские власти пытаются снизить накал народных протестов путем увеличения социальных выплат. Делается это для того, чтобы провести президентские выборы в более спокойной обстановке, чем сейчас, когда страна охвачена массовыми протестами.

Среди заявленных мер – распределение жилья среди нуждающихся с 1 ноября текущего года, повышение в 2.5 – 7 раз пособий и пенсий.

Об этих мерах алжирское правительство заявило в течение последней недели. Например, в 7.5 раз вырастут студенческие стипендии и некоторые другие социальные выплаты. Правда, студенты АНДР не спешат это праздновать и прекращать свои выступления.

Следует оговориться, что речь идет о повышении настолько мизерных выплат, что это не приведет к расцвету их благосостояния, поскольку сейчас стипендии в среднем составляют 400 динар (менее 4 долларов) и даже в увеличенном размере до 3 тысяч динар (около 25 долларов) прожить на них невозможно.

Также в 2.5 раза повышаются пенсии инвалидов с 4000 до 10 000 динар (с порядка 35 до почти 90 долларов).

Оппозиция называет эти меры «популистскими», заявляя, что власти страны тем самым воспроизводят «практику режима свергнутого президента Абдельазиза Бутефлики, который в течение последних 20 лет постоянно прибегал к такого рода популистским мерам, чтобы купить социальный мир и избежать восстаний».

Отчасти эти оценки можно считать справедливыми, поскольку, во-первых, безотрадное положение 200 тысяч алжирских инвалидов в результате радикально не изменится, а во-вторых, остальные пенсионеры этой надбавки не получат.

В свою очередь, критикуются и заявления о готовности предоставить «нуждающимся жилье». На это представители оппозиции напоминают властям, что они до сих пор не выполнили заявленные ими проекты льготного выделения квартир.

В этих условиях представители «уличной» оппозиции в очередной раз заявляют властям, что выборам должен предшествовать уход всех прежних функционеров. Только в этом случае, по их мнению, возможно будет гарантировать соблюдение необходимых гражданских и политических свобод.

Менее радикальные либеральные деятели предлагают компромиссный вариант, при котором прежние функционеры могут остаться на своих местах, но они должны в этом случае «отказаться от подавления народной воли» и на практике доказать свою готовность следовать демократизации страны.

И, как заявили представители так называемой «группы 20» (неформального общественно-политического объединения, позиционирующего себя либерально-демократическим), в противном случае власти «рискуют проведением президентских выборов без предварительного национального консенсуса разжечь народное недовольство и усугубить кризис легитимности власти. Это решение может служить предлогом для того самого иностранного вмешательства, против которого мы так решительно выступаем».

Впрочем, алжирские военные прекрасно помнят, что бывает, когда в стране устраиваются действительно прозрачные и независимые выборы, как того требует оппозиция.

В таких условиях страна продолжает готовиться к президентским выборам, намеченным на 12 декабря.

Не случайно, что до сих пор настоящая оппозиция не выдвинула своих кандидатов на пост главы государства. И, несмотря на распространяемые провластными источниками данные, согласно которым ожидается участие в выборах более десятка оппозиционных кандидатов, как отмечают сами оппозиционеры, из заявленных более чем полутора сотен претендентов на эту должность, нет никого, кто реально мог бы доказать свою оппозиционность.

Следует заметить, что у оппозиции есть люди, способные бросить реальный вызов в борьбе за пост главы государства, но ее представители не спешат выстраиваться стройными колоннами для участия в ней.

Так, по словам бывшего главы правительства страны Мулуда Хамруша (1989-1990), которого считают «отцом демократических реформ», начатых после октябрьских событий 1988 г., на настойчивые предложения его сторонников поучаствовать в этом, он ответил отказом, «пока не произойдет реальное изменение условий работы и жизни в стране». По его словам, «даже если меня изберут президентом, я ничего не смогу сделать в нынешних условиях. Так что я предпочитаю не обманывать вас. Я уже сегодня знаю, что будет. Поэтому я должен вам сказать, что даже если меня изберут президентом, я ничего не смогу сделать в нынешних условиях. Вы в это время будете требовать от меня отчета. Я не привык играть в лицемерие и лгать людям».

Он предупредил своих сторонников, что не хочет давать им «напрасные иллюзии. Нет смысла заниматься химерами, поскольку ответственность надо брать на себя целиком от начала и до конца. Вы меня потом будете за это спрашивать и я не смогу сказать вам, что ничего не смог сделать. Я всегда говорил, что надо требовать от меня ответственности как от руководителя. Я был первым просившим отчитаться через год после того, как возглавил правительство. Я не могу дать вам согласие выдвинуть меня сейчас. Это возможно, но при изменении условий. Дверь моя остается открытой, она никогда не будет закрыта и надежда остается. Я активист. Пока горизонты закрыты, но если мне представится возможность спасти Алжир, я сделаю это без колебаний».

Заметим, что это происходит за два месяца с небольшим до проведения выборов главы государства.

Для власти такое отношение к голосованию служит тревожным предзнаменованием, поскольку протестующие способны миллионными толпами отправиться 12 декабря не на избирательные участки, а на улицы и площади.

Не случайно, что глава «военной партии» начальник штаба Вооруженных сил АНДР генерал Ахмед Гаид Салах не устает выступать с устрашающими заявлениями по отношению к оппозиции.

В серии своих выступлений он не устает нападать не только на оппозицию, но и на прессу. Причем не только на алжирскую, но и «иностранную», в частности, на зарубежные СМИ, которые, обсуждая новости о предстоящих 12 декабря текущего года президентских выборах, указывают, что якобы Ахмед Гаид Салах уже определил кандидата, который, согласно его указаниям, и должен победить уже в первом их туре. В этой связи он потребовал от прессы «большей объективности». Ахмед Гаид Салах считает, что информация о поддержке армией кандидата в президенты является частью «пропаганды, распространяемой бандой… злоумышленников. Мы утверждаем, что только народ будет выбирать следующего президента, а национальная армия никого не поддерживает, и это обязательство, которое я принимаю перед Аллахом, Отечеством и историей». Он указал, что часть этой «банды» в лице С.Бутефлики, А.Б.Тартага и М.Медьена уже «справедливо» осуждена за участие «в заговоре против государственной власти и власти Национальной народной армии».

Учитывая тот факт, что равнозначное с ними наказание получила и лидер парламентской Трудовой (Рабочей) партии Луиза Ханнун, соответствующие «намеки» со стороны Ахмеда Гаида Салаха явно обращены и к политической оппозиции. И все это заставляет задуматься о продолжении репрессий и преследований не только представителей прежних конкурирующих кланов, но и в целом оппозиции. Ахмед Гаид Салах прекрасно понимает, что в случае своего поражения он составит кампанию отправленным им за решетку С.Бутефлике и Ко, а интересы защищаемой им военной корпорации также пострадают. Потому в данном случае подавление вероятных выступлений, пусть и без массовых насилий, является вполне реалистичным сценарием развития событий.

Впрочем, многое будет зависеть от действий самой оппозиции, которая способна пойти на жертвы и сознательно спровоцировать военных на проявления избыточной жестокости.

Тем более, что им будет сложно остаться в стороне, если в день голосования и предшествующие ему дни миллионы алжирцев вновь выйдут на улицы. И чем многочисленнее будут такие акции, тем сложнее Ахмеду Гаиду Салаху будет доказать миру демократичность происходящего и провести в президентские дамки своего кандидата.

Причем сложность задачи заключается в том, что убедительная победа ему нужна уже в первом туре и вряд ли кто-то поверит всерьез тому, что «кандидат партии власти» победил с «перевесом Бутефлики» в более чем 90 процентов голосов при параллельно происходящих уличных столкновениях.

Вот потому-то и явно нервничает Ахмед Гаид Салах, отлично знающий дела армейские, но до сих пор мало искушенный в проведении избирательных кампаний, что требует серьезных навыков и соответствующего опыта, которых у него нет.

Именно в таком ключе и следует рассматривать его громкие, но истерично параноидальные заявления, демонстрирующие страх генерала и неуверенность перед неотвратимо надвигающимися событиями.

52.48MB | MySQL:112 | 0,303sec