Подготовка к президентским выборам бьет по легальной алжирской оппозиции

Официальное определение в качестве кандидатов на пост президента АНДР пяти человек способно решительно переформатировать алжирское политическое поле.

В первую очередь речь идет о так называемой алжирской легальной оппозиции, роль которой ранее упорно разыгрывали многие бывшие функционеры правящего режима вроде Али Бенфлиса, также оказавшегося в заветном списке из «пяти А» (имена всех зарегистрированных кандидатов – Белаид, Бенгрина, Бенфлис, Михуби и Теббун – начинаются на «А»).

Напомним, что этот человек, занимавший пост премьер-министра при президенте Абдельазизе Бутефлике, в последние годы заявлял о себе как о видном оппозиционере, жестко критиковавшем власти АНДР за различные упущения.

Весной текущего года он поддержал народное оппозиционное движение «Хирак» («Хватит!») и открыто заявив, что вернется в выборное политическое поле лишь после ухода всех действующих функционеров правящего режима.

Однако неожиданно для многих неискушенных наблюдателей теперь он совершил крутой политический разворот, выбрав участие в выборах как «единственный путь к спасению», несмотря на солидарное решение абсолютного большинства оппозиционных лидеров воздержаться от этого.

Разумеется, его решение было воспринято большинством оппозиционеров как «предательство» и сейчас его имя осыпается проклятиями как «манипулятора». Который, дескать, пытается «по заданию начальника штаба Вооруженных сил  АНДР генерала Ахмеда Гаида Салаха развалить протест».

Между тем, сам Бенфлис даже в таких условиях пытается сохранить серьезное выражение лица и продолжает заявлять о своей оппозиционности, которая, судя по всему, нацелена лишь на спойлерство в отношении главного ожидающегося фаворита выборов – еще одного бывшего алжирского премьера Теббуна.

Между тем, «стабильные» оппозиционеры, не занимавшие руководящих постов в алжирском руководстве при президенте А.Бутефлике, не находят ничего необычного в таком его поведении, указывая, что все заявленные кандидаты – в той или иной мере бывшие функционеры правящего режима или во всяком случае, его люди.

Следовательно, подобное поведение Бенфлиса становится последним стимулом для алжирской улицы, что оппозиционеры не могут быть бывшими представителями власти.           

Заметим, что в официальном рейтинге кандидатов лидирует Абдельмаджид Теббун, собравший в свою поддержку 104 тысячи подписей избирателей.

Для самих алжирских наблюдателей это является неожиданностью, поскольку у экс-премьера нет политической партии, на которую можно было бы при этом опереться, чтобы заручиться такой поддержкой и в столь короткие сроки.

Заметим, что этот классический бесцветный чиновник в преклонном возрасте (17 ноября ему исполнится 74 года), пусть и высокого ранга, не обладает необходимой популярностью, хотя и пытается выставить себя «народным кандидатом».

Правда, ему будет трудно разыграть карту жертвы клана Бутефлика и забыть многие эпизоды, предшествующие его увольнению в августе 2017 г., включая участие в борьбе за ресурсы.

Во всяком случае, он и Бенфлис являются основными кандидатами, тогда как остальные считаются аутсайдерами, играющими роль политических спойлеров.

Так, еще один «оппозиционер» Аззедин Михуби, позиционирующий себя «органическим интеллектуалом», реально не является ни тем, ни другим. Будучи представителем второй по значимости «партии власти» RND (Национальное движение за демократию), этот человек не может похвалиться какими бы то ни было реальными достижениями.

Занимая должности директора национального радио, министра культуры, государственного секретаря и пресс-секретаря правительства, по свидетельству алжирских источников, всюду он оставлял беспорядок в управлении, сопровождаемые жалобами его подчиненных. Также за время его руководства в Министерстве культуры произошло несколько серьезных скандалов, в том числе и относительно использования ресурсов.

Между тем, чтобы создать видимость участия оппозиции в этом спешно разыгрываемом политическом спектакле, алжирские власти смогли привлечь к выборам «легальных» исламистов.

Заметим, что властям пришлось потрудиться, чтобы найти на эту явно не самую почетную роль кандидата. Так, все сколько-нибудь заметные и «ручные» исламисты отказались пойти на это.

В итоге роль исламского оппозиционного кандидата придется сыграть Абделькадеру Бенгрина, главе микроскопической партии «Эль-Бина».

Важно отметить, что у классических религиозных консерваторов его упоминание в связке с политическим исламом вызывает смех. Занимая пост министра туризма еще при военной хунте (1997 – 1999 гг.), этот человек впоследствии «всплыл» в роли защитника исламских ценностей в специально созданной «ручной» партии MSP («Движение общества за демократию»).

Местным жителям он запомнился дешевым популизмом в своих выступлениях и особенно ярыми нападками на своих бывших боссов, которые, правда, уже находятся за решеткой. Не случайно, что знающие российскую политическую специфику алжирцы называют его «своим Жириновским». Сходство это дополнительно подчеркивается его манерой общения и неоднократным самопровозглашением президентом Алжира.

И, наконец, еще один популист, пятый кандидат, Абдельазиз Белаид, 10 лет занимавший кресло депутата национального парламента, который, как и остальные кандидаты на пост президента, не выступают за демонтаж действующего политического режима, чего добивается оппозиция.

Между тем, подобное использование представителей «легальной» оппозиции даже в случае успешного проведения президентских выборов может привести к ее фактической ликвидации и решительно переформатировать политическое поле страны.

Дело в том, что после тех примеров поистине удивительной политической проституции того же Али Бенфлиса и Ко верить такой «оппозиции» и голосовать за нее будут разве что в офисах правительственных учреждений, а к появлению на выборах и вообще в политике любого человека, ранее занимавшего пост во власти, нелояльные к правящему режиму люди будут относиться как к «зачумленному».

В этом случае власти могут как минимум на долгое время лишиться легальной оппозиции как одного из рычагов политических манипуляций и управления страной.

Иными словами, политическое пространство для действующих властей АНДР в условиях усугубляющегося финансово-экономического кризиса продолжает сужаться, представляя для них все более осязаемую угрозу.

Однако без переманивания на свою сторону кандидатов вроде Бенфлиса власти рисковали еще больше. Благодаря этому маневру они рассчитывают как минимум отвлечь часть протестующих с улицы на выборы и обеспечить тем самым поддержку основному кандидату от «партии власти» в лице Теббуна.

Вопрос лишь в том, сколько реальных оппозиционеров последуют за им и подобным ему кандидатами?

Ответа на него осталось ждать немного. 12 декабря – день президентских выборов – покажет, что и чего стоит в алжирской политике.

55.81MB | MySQL:105 | 0,523sec