О проблемах во взаимоотношениях между действующим афганским правительством и «Талибаном»

Считается, что последние по времени действия движения «Талибан» (запрещено в РФ) по «сокращению» военных операций путем объявления временного перемирия являются наиболее значительным событием в ходе длящихся полтора года переговоров между США и представителями движения в Катаре. Ссылаясь на неназванных представителей талибов, несколько международных СМИ сообщили на прошлой неделе, что движение может объявить о временном прекращении огня. Пресс-секретарь талибов в Дохе Сухейль Шахин позже заявил пакистанской газете Dawn, что боевики «согласились сократить военные операции за несколько дней до подписания мирного соглашения с США». Хотя от специального представителя США по примирению в Афганистане Залмая Халилзада до сих пор нет комментариев, шквал дипломатических визитов в Соединенные Штаты, Кабул, Исламабад и Доху в течение последних нескольких недель означает, что временная договоренность о прекращении 18-летней войны в Афганистане не за горами. Если временное прекращение огня будет согласовано, это сможет дать новую жизнь перспективе мирного урегулирования афганского конфликта. Однако при формулировании соглашения стороны рискуют столкнуться с рядом трудностей, которые могут помешать достижению конечной цели обеспечения прочного мира в Афганистане. В первую очередь риск представляет обостренная внутриполитическая обстановка в стране: после оглашения предварительных результатов выборов, в которых с минимальным опережением лидирует действующий президент Ашраф Гани, сторонники его главного оппонента Абдуллы Абдуллы устроили несколько масштабных протестов с требованием провести расследование работы Независимой избирательной комиссии. Считается, что длительная задержка с объявлением окончательного результата выборов президента в Афганистане была вызвана желанием избежать возможного удара в момент, когда талибы и Соединенные Штаты корректируют долгожданное мирное соглашение. Если США и талибы заключат соглашение  о поэтапном выводе американских войск из Афганистана, «Талибан» столкнется лицом к лицу с афганским руководством, и их совместной задачей станет формулировка принципов окончательного урегулирования афганского конфликта. В таком случае, неминуемо встает вопрос о том, кто будет доминировать на афганской стороне и продвигать вперед соглашение в состоянии внутриполитической неопределенности. При наиболее вероятном и, по всем признакам, наиболее практичном сценарии, Гани и Абдулла продолжат работать в формате правительства национального единства независимо от конечного результата. Но главный вопрос, который ставит в тупик многих в Кабуле и за его пределами, заключается в том, при каких условиях и как долго два соперника могут стоять плечом к плечу в отсутствие международного сообщества. В конце концов, они не были готовы встретиться с глазу на глаз даже в присутствии Соединенных Штатов и их международных партнеров. Помимо данных проблем существует и третья, возможно, более запутанная сторона афганского конфликта – талибы. Неизвестно, как и на каких условиях распределятся сферы влияния в Афганистане после вывода иностранных войск, но талибы, вероятно, являются наиболее влиятельной силой в решении данного вопроса, и, с точки зрения некоторых региональных и международных игроков движение «Талибан» будет играть решающую роль в установлении мира в Афганистане. Но будут ли они действовать в интересах мира? Возможное включение движения «Талибан» в процесс разделения власти в Кабуле вызывает обеспокоенность по двум основным причинам: стремление «Талибана» к власти и его радикальное мировоззрение. Едва ли талибы согласятся оказаться на втором плане и позволить нынешнему правительству продолжать управлять страной. В свою очередь, учитывая горький опыт правления талибов в середине 1990-х годов, ни одно афганское руководство с легкостью не согласится принять движение в качестве ведущей политической силы. Еще одним препятствием для успешного соглашения может стать необходимость разоружения талибов. Руководство движения будет обеспокоено вопросом перевооружения своих боевиков, если переговоры по выводу войск с афганским руководством о всеобъемлющем мирном соглашении не достигнут успеха. Афганскому правительству, с другой стороны, будет сложно доверить руководству движения «Талибан» параллельную армию. Нельзя игнорировать тот факт, что мир фактически признал право талибов быть партнерами в правительстве Кабула спустя почти 18 лет после их свержения. Однако это произошло не из-за значительных изменений в составе группировки или ее политическом курсе. Скорее, это произошло из-за осознания масштаба их военной мощи и совершаемого ими насилия. В наибольшей степени продолжению афганского конфликта способствовали не местные факторы, а региональные и международные аспекты. После заключения соглашения между США и талибами Афганистан рискует стать шахматной доской для своих более крупных и влиятельных соседей без твердых гарантий невмешательства. Это уже случалось и может произойти снова, если Соединенные Штаты выведут свои войска, не предоставив надежных гарантий того, что Пакистан, Индия и Иран не будут вмешиваться в афганские дела. В целом, если  оставить в стороне повсеместное беспокойство по поводу проблемы безопасности, можно утверждать, что пост-талибский Афганистан добился определенного прогресса: в частности, имеют место достижения в области прав человека и женщин, образования, осведомленности людей, инфраструктуры, ожидаемой продолжительности жизни, сокращения бедности, здравоохранения и в некоторой степени улучшение ситуации в сфере экономики. Таким образом, разногласия среди афганского руководства после вывода войск не только сведут на нет с трудом заработанные достижения, но и подтолкнут страну к новому конфликту. Чтобы его избежать, Соединенные Штаты и международное сообщество должны позаботиться о том, чтобы талибы не прибегали к насилию во время мирных переговоров с афганским руководством. Переговоры должны быть единственным средством поиска долгосрочного решения, даже если процесс занимает больше времени, чем изначально ожидалось. Во-вторых, афганскому правительству должно быть уделено должное место во внутриафганском диалоге (между талибами и остальным афганским руководством). Любые попытки со стороны талибов подорвать государственную власть могут создать проблемы и обесценить весь процесс. Региональные игроки, в частности, Пакистан, Иран и Индия, не должны оказывать влияние на внутриафганские мирные переговоры путем оказания  поддержки или противодействия той или иной стороне.

55.84MB | MySQL:105 | 0,364sec