Почему глава МИД Омана так часто посещает Тегеран?

Международные и иранские СМИ обратили внимание  на то, что министр иностранных дел Султаната Оман Юсеф бен Алави, возвращаясь домой после  участия в ежегодном мировом экономическом форуме в швейцарском Давосе, в шестой раз за последние десять месяцев, и через пять дней после предыдущего визита,  «завернул» по пути в Тегеран.  Целью визита, на этот раз,  было объявлено ведение переговоров  с иранскими коллегами, в частности – министром иностранных дел ИРИ Мохаммадом Джавадом Зарифом, по вопросам безопасности судоходства в Ормузском проливе.  Сайты МИДов  Ирана и Омана сообщили и о том, что обсуждению подлежат и вопросы развития сотрудничества Омана и Ирана, пройдут консультации по вопросам обеспечения энергетической безопасности для нефтеналивного флота всех стран. Сообщая об этом,  аффилированное с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) иранское информационное агентство «Фарс» сомневается в том, что круг обсуждаемых вопросов ограничится только этим и предполагает, что глава оманского внешнеполитического ведомства, на самом деле,  выполняет посредническую миссию, своего рода челночную дипломатию,  между США и Ираном, и везет иранскому президенту послание его американского коллеги.  Эта миссия оманского дипломата, как считают СМИ, является секретной и ее хотели бы скрыть от внимания широкой общественности. Однако, замечает в своей информации по этому поводу  Reuters,  такую деликатную роль эта монархия Персидского залива выполняет не в первый раз и в силу достаточно продвинутых и конструктивных отношений как с исламским Ираном, так и Соединенными Штатами.  Важно и то, что Султанат Оман максимально возможно дистанцируется от любых политических разногласий и сохраняет свою нейтральную позицию в отношении региональных и мировых процессов. Об этом же пишет в своем аналитическом комментарии и агентство France Presse,  добавляя при этом, что Оман выполняет посреднические функции и в случаях трений между Ираном и его региональными партнерами. По мнению этого агентства, именно оманской дипломатии следует поставить в заслугу возможность усадить за один стол всех участников переговорного процесса по иранской ядерной программе, имевшего своим следствием достижение венских договоренностей.

Зачем именно сейчас нужно оманское посредничество? По мнению «Фарс», такие события последнего времени как ликвидация главы спецподразделения «Аль-Кудс» КСИР генерала Касема Сулеймани, ракетная атака мщения по американским объектам в Ираке, вхождение Ирана в пятую фазу снижения своих обязательств по СВПД,  объявление европейскими подписантами этого соглашения – Великобританией, Францией и Германией – состояния конфликта вокруг этого документа, что позволит Евросоюзу вновь ввести санкции против Ирана, — все это усложняет напряженность в отношениях между США и ИРИ. Однако заинтересован ли Тегеран в сближении позиций двух стран?  В этом плане обратим внимание на интервью главы иранского МИДа М.Д.Зарифа изданию Der Spiegel, где тот, отвечая на вопрос, будут ли продолжаться попытки выйти на переговоры с США после ликвидации К.Сулеймани, ответил следующим образом: «Нам не важно, кто в данный момент является хозяином Белого дома.  Нам важно, как он себя ведет.  Администрация Трампа может изменить свое отношение к нам, снять санкции, и вернуться за стол переговоров. Кстати, мы от них и не отказывались. Это они покинули переговоры. Они причинили нам большие страдания. Настанет день, когда они будут вынуждены возместить нам это. Мы подождем того дня».

Учитывая такую позицию иранского МИДа,  аналитики все более склоняются к мысли, что Юсеф бен Алави привез с собой в Тегеран послание Ирану от американского руководства, хотя шеф президентского офиса ИРИ Махмуд Ваези поспешил дезавуировать такую догадку, выдвинув свою версию вояжа оманского дипломата: «Обе наши страны расположены на противоположных берегах Ормузского пролива. Вот почему мы нуждаемся в диалоге, для того, чтобы обеспечивать и укреплять региональную безопасность, добиться подобного без переговоров и консультаций просто невозможно».

Что бы ни говорил Ваези, нынешний визит главы МИДа Омана в иранскую столицу и его переговоры с коллегой М.Д.Зарифом вполне укладывается в негласно проводимую Ираном политику наведения мостов с США. Об этом говорил еще год назад публично председатель  парламентской комиссии по иностранным делам и национальной безопасности Хешматолла  Фалахатпише, озвучивший мнение  о том, что  нужно найти возможность взаимопонимания между США и ИРИ. Для этого он инициировал учреждение «красного стола» для двустороннего диалога в какой-либо третьей стране. Такое предложение авторитетной парламентской комиссии было подвергнуто жестким нападкам со стороны фундаменталистского лагеря. Консерваторы вменили тогда в вину Фалахатпише предательство национальных интересов и игнорирование мнения религиозного лидера страны аятоллы Али Хаменеи, последовательно и категорически отрицающего возможности каких бы то ни было контактов с США.

Однако уже прошлой весной аналитики уверенно говорили о начале осуществления Оманом  посреднических функций с целью преодоления напряженности в ирано-американском  противостоянии.  СМИ ссылались на некое арабское информационное агентство из зоны Персидского залива, давшее информацию о том, что истинной целью тогдашнего приезда в Тегеран главы МИДа Султаната Оман и его встречи с иранским коллегой является выполнение посреднических усилий в налаживании диалога между США и ИРИ. Как и, вероятно,  в эти дни, глава МИДа Омана привез устное послание американского президента о том, что в Вашингтоне не хотели бы провокаций против контингента США в зоне Персидского залива, которые могли бы нанести ущерб или привести к людским  потерям.  Предполагалось, что миссия главы МИДа Омана была нацелена на нахождение возможностей  разрядки  напряженности в регионе, с упором на район Ормузского пролива.  Порукой этому, писали региональные СМИ, является то, что оманскому султану Кабусу (он скончался ранее в январе нынешнего года)  уже удавалось ранее достичь успеха в своих усилиях, а кроме того, он пользуется несомненным и непреходящим доверием иранского руководства.

Отметим в заключение, что  на Ближнем Востоке так же положительно расценивают и наработки покойного оманского монарха  в поиске путей  реального продвижения израильско-палестинского мирного процесса, как и более широкого круга вопросов в контексте достижения мира и стабильности на региональном уровне. Возможно, все это положительно скажется и на нынешней попытке хотя бы минимального нахождения точек мирного взаимодействия между двумя странами, уже более сорока лет находящихся в неослабевающей конфронтации.

55.74MB | MySQL:105 | 0,521sec