Израильские сторонники американской «сделки века»

Американский план ближневосточного урегулирования, именуемый «сделкой века», остается предметом острых дискуссий в Израиле и за его пределами.

Противостояние двух подходов

В каком-то смысле этот план стал еще одним политическим водоразделом между двумя транснациональными политическими лагерями. Среди его противников – члены нынешней версии «красно-зеленого альянса» — европейские и американские левые радикалами, радикальные исламисты и панарабские националисты всех мастей. Среди открытых и «латентных» сторонников – классические либералы и умеренные консерваторы в Западном мире и значительная часть умеренных прозападных арабских и мусульманских режимов.  И если первый лагерь все еще задает тон на международных площадках, включая Генассамблею и некоторые функциональные подразделения ООН, внешнеполитические институты Евросоюза, и ряд  региональных организаций Третьего мира, то вторые определяют национальную повестку дня растущего числа ключевых стран, реально определяющих экономическую ситуацию в своих регионах и мире в целом.

Во многих странах мира все еще утверждают, что они обеспокоены проблемами палестинских арабов, заметил Майкл Оппенгеймер, профессор международных отношений Центра глобальных проблем Университета Нью-Йорка. «Однако эта тема перестала быть жизненным вопросом даже для [режимов] стран, которые некогда относились к ней таким образом. И более того, стала досадной помехой для многих стран, особенно государств Персидского залива, которые в продвижении палестинского вопроса некогда были в первых рядах. Но он более не имеет решающего значения для их дипломатии или достижения национальных интересов». Не случайно, что многие страны проамериканского саудовского блока открыто или де факто поддержали инициативу американской администрации, разработанную в тесной координации с Израилем, Эр-Риядом и его союзниками.

Последним по времени заявлением такого рода стало прозвучавшее 13 февраля 2020 года выступление госминистра по иностранным делам Королевства Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейр (Adel al-Jubeir), в котором он отметил наличие «позитивных элементов в мирном плане Трампа, которые могут послужить основой для переговоров». В МИДе КСА отметили, что они «ценят» усилия президента США и призывают к началу прямых переговоров между Израилем и палестинскими арабами. Отметив при этом, что коль скоро «палестинцы считают, что план Трампа им не подходит мы не можем вести переговоры от их имени». Существенно более определенной была позиция в поддержку нового «Плана США по ближневосточному урегулированию» эмира Бахрейна – ближайшего союзника КСА. И очень может быть, считает эксперт Иерусалимского института безопасности и стратегии Иегошуа Красна (Joshua Krasna) «что поддержка Бахрейна – это “пробный шар” для саудитов. Если план будет продвигать удовлетворительно, Саудиты смогут позитивно скорректировать свой подход».

В любом случае, подобная перестановка сил едва ли не радикальным образом меняет статус всех фракций палестинских арабских элит – и радикальный националистов из ФАТХ/ООП, официально управляющих порождением Осло – Палестинской национальной администрацией (ПНА) за Западном берегу р. Иордан (в израильской терминологии – Иудея и Самария), и тем более окопавшихся в секторе Газа радикальных исламистов из движения ХАМАС. Чрезвычайно показательным в этом смысле выглядит мнение едва ли не одного из некогда наиболее горячих сторонников прежней «парадигмы Осло», премьер-министра Великобритании в 1997-2007 гг. и спецпредставителя «квартета коспонсоров ближневосточного мирного процесса» (США, ООН, Россия и ЕС) Тони Блэра, ныне возглавляющего Институт глобальных изменений.

«Есть тысяча вещей, которые Израиль мог бы сделать для палестинцев. Но правда в том, что палестинское государство состоится не ранее, чем произойдет фундаментальное изменение в стратегии их элит», – пишет Блэр в статье, опубликованной влиятельной газетой Christian Science Monitor. «Сегодня уже трудно кого-то убедить в том, что сектор Газа под контролем ХАМАСа, и Западный берег, контролируемый ФАТХом, могут стать заслуживающими доверия партнерами в соглашении о создании своего государства. Поэтому любому израильскому премьер-министру будет трудно принять его, а любому президенту США – поддержать его создание. Стратегия комплекса жертвы, достойной сочувствия, не привет их к получению государства. В реальном мире все резолюции, жесты поддержки и риторические заявления солидарности, почти ничего не значат. Политическое единство палестинцев на основе, совместимой с мирным сосуществованием с Израилем, является предпосылкой успеха».

Не вызывает удивления, что в Израиле, где тема внешней политики и безопасности является главным политическим водоразделом в обществе, публикация американского мирного плана стала фактором серьезного политического размежевания и оживлённой полемики. Ее главными критиками, как мы отмечали в предыдущем тексте, выступили лидеры, депутаты и активисты левых и леворадикальных партий, разочарованные тем, что американский план окончательно хоронит последние по времени интерпретации «доктрину Осло». Предполагающую безусловное право палестинских арабов на создание суверенного государства, целиком занимающего территорию между «Зеленой чертой» (линией разведений войск по итогам Войны за независимость, или первой арабо-израильской войны 1947-1949 гг.) и рекой Иордан, где должны быть демонтированы, по этой версии, все еврейские населенные пункты. Со столицей, включающей весь Восточный Иерусалим и большую часть Старого города.

Если сюда добавить также требование «возвращения» на территорию Израиля и/или право на компенсацию почти 5,5 млн т. н. «палестинских беженцев и их потомков», то эти параметры и были набором тех самых «предварительных условий», которые позволяли глава ПНА Махмуду Аббасу (Абу Мазену) бесконечно саботировать переговорный процесс. Ибо имея от бывшего президента США Барака Обамы практически полный «карт-бланш», Абу Мазен объяснял именно неготовностью израильского правительства априори принять  эти (по определению неприемлемые для любого руководства страны) требования свое нежелание вернуться к столу прерванных 2008 году палестино-израильских переговоров об «окончательном урегулировании».

Нетрудно заметить, что план Трампа, снимая эти предварительные условия с повестки дня, почти полностью меняет – пусть и на символическом уровне – парадигму политического процесса, полностью дезавуирует обамовский «карт-бланш», и во многом подрывает последнюю надежду Абу Мазена на то, что «ключ» от завершения векового арабо-израильского конфликта все еще находится у него в кармане.

Причем, формальным основанием этого переворота являются не сугубо политические, а идейные и правовые аргументы. Примером стало процитированное в Jerusalem Post определение Джейсона Гринблатта, одного из главных создателей американского плана ближневосточного мира. Он считает, что территории за «Зеленой чертой», можно называть Западным берегом или Иудеей и Самарией, но считать их «оккупированными территориями»  является неправдой (false term). Равно, по его мнению, некорректным является использование и политически окрашенного, термина «поселенцы» и «поселения», которые следует «называть тем, чем они являются: городами и поселками. А живущие там люди – не поселенцы, а израильские граждане».

В рамках такой логики, как мы отмечали в предыдущих статьях, «сделка века», акцентирует вопросы безопасности вместо подхода левых политиков «мир любой ценой». Из чего следуют остальные параметры американского плана: отказ от идеи «границ 1967 года» в пользу традиционного подхода «защищаемых рубежей» (defensible borders) израильских умеренных правых и центристов, и согласие на создание палестинского государства с «пониженным суверенитетом» и лишенном территориальной непрерывности. С сохранение за ЦАХАЛом (Армией обороны Израиля) всей ответственности на территории и воздушным пространством между рекой Иордан и «зеленой чертой».

В Палестинское государство, согласно этому плану, помимо сектора Газы (который должен быть демилитаризован и изъят из под контроля террористических группировок радикальных исламистов), войдут арабские анклавы Иудеи и Самарии (в международной терминологии – на Западном берегу р. Иордан), и примыкающие к ним районы, в сумме составляющие территории так называемых зон А и В. То есть, районы, где сегодня проживает 97% палестинских арабов, находящийся под полицейским и/или полным административным контролем ПНА.

В свою очередь, Израиль сможет распространить свой суверенитет над примерно половиной зоны С, находящейся сегодня под полным военным и административным контролем Израиля, включая примыкающие к «Зеленой черте» т.н. «большие поселенческие блоки» (фактически – пригороды и города-спутники Тель-Авивской агломерации и иерусалимской столичной метрополии). И практически лишенную арабского населения Иорданскую долину, которая таким образом, становится восточной границей еврейского государства. Вторая половина зоны С, а также некоторые из суверенных территорий Израиля, находящихся внутри «Зеленой черты» — арабские города «треугольника» в Южной Галилее и несколько анклавов на юге Негева, которые будут соединены дорогой с сектором Газы. Взамен Израиль получает право аннексировать 15 «укоренившихся» еврейских поселков, расположенных внутри территорий, отведенных под палестинское государство. Таким образом, в составе Израиля войдут территории, на которых проживает более 80% еврейского населения Иудеи и Самарии.

Согласившись на подобную схему, а также взяв на себя и реализовав в течение четырех лет обязательства по ликвидации инфраструктуры террора, борьбе с коррупцией и проведению глубоких социальных и управленческих реформ, палестинские арабы смогут получить государство в пакете с 50 млрд долларов капиталовложений в развитие экономики и социальной сферы в этом государстве и общинах их диаспоры. (Последние, согласно экономической части плана, теряют наследственный статус «беженцев», и должны быть интегрированы в качестве полноценных граждан в странах их пребывания. А сама тема «права на возвращение палестинских беженцев и их потомков» полностью снимается с повестки дня).

Именно эти параметры, как бы ни развивались события, а не вариации повторяющих требования ООП положений «арабской мирной инициативы», на которых ранее настаивали страны саудовского блока и «квартет коспонсоров ближневосточного мирного процесса», становятся основой дальнейшего дипломатического диалога, и во многом задает его рамки. «Вне всякой связи с тем, какой из планом урегулирования реализуется на практике, — завершает свои рассуждения на эту тему Тони Блэр, — палестинцы должны изменить стратегию своего поведения. Иначе, будут продолжаться модели последних десятилетий, когда каждое новое предложение, которое они будут получать, будет для них хуже предыдущих».

В этом есть и определенная ирония: режим «предварительных условий» для возобновления двухсторонних переговоров, на котором последние 12 лет настаивали лидеры ПНА, ныне возвращается к ним «бумерангом», причем в самом неудобном для них варианте. Что, по сути, подтверждает мнение упомянутого проф. Оппенгеймера: «не стоит заблуждаться в том, что это мирный договор. Это отражение реалий на местности, свое рода соглашение, которое подписывают в конце войны, где есть очевидные победители и проигравшие».

Позиция израильского мейнстрима

В итоге, несмотря на наличие в американском плане ряда разочаровывающих израильтян ограничений и проблематичных условий и для Иерусалима, основная часть израильских политиков, членов информационно-аналитического сообщества и представителей общественности, принадлежащие по взглядам к наиболее широкой части местного политического спектра – от левого до правого центра – встретили этот план с немалым энтузиазмом.  Большая часть этой публики полагает, по мнению израильских экспертов, что «с точки зрения Израиля, этот план в основном, дает ответ на базовые опасения израильтян, и обращается к мейстриму израильской политики». То есть, именно к тем группам, где сегодня находится и ядро потенциальных избирателей партий, чьи лидеры реально претендуют на то, чтобы возглавить израильское политическое руководство.

Большую часть этого сегмента покрывают сегодня основной корпус депутатов и активистов двух ведущих кандидатов на роль партии власти – правящей правоцентристской партии Ликуд и конкурирующего с ней блока центристских и левоцентристских партий «Кахоль-лаван». Чьи лидеры, соответственно, действующий премьер-министр Биньямин Нетаньяху и его конкурент за этот пост в ходе идущей сейчас избирательной кампании в Кнессет Бени Ганц, по мнению некоторых обозревателей, «буквально соревнуются» в выражении поддержки плана Дональда Трампа (характерно, что президент США посчитал нужным обсудить этот план с каждым из двух политиков, поочередно встретившись с ними в Белом Доме за день до публикации «сделки века»).

Нетаньяху, вернувшись из Вашингтона, объявил о намерении представить на рассмотрение правительства законопроект об аннексии Иорданской долины, Ганц в тот же день объявил о готовности его блока предложить Кнессету утвердить декларацию о поддержке «сделки века в целом». Похоже, что его устраивала именно такая, довольно расплывчатая формула, без того акцентирования деталей, которые могли бы вызвать серьезные и опасные накануне выборов разногласия в блоке, под крышей которого собрались сторонники разный идеологических взглядов. Включая правоцентристов из партии «Телем» Моше «Буги» Яалона, центристов из партии самого Ганца «Хосен» и левоцентристы из партии Яира Лапида «Ешь атид», с примкнувшими к ним, по разным причинам, бывших сторонников левых и леворадикальных партий. Тем более, что судя по опросу, проведенного Институтом изучения демократии (ИИД) накануне публикации американского плана, в этом смысле имеет намного меньше проблем: создание палестинского государства, в том или ином виде, готовы были поддержать 65%  тех, кто голосовал за «Кахоль-лаван» в сентябре 2019 года.

Напротив, проблемой Нетаньяху было правое крыло Ликуда, члены которого, подобно лидерам и активистам радикально правых партий, не приемлют идею палестинского государства в каком-либо его виде. Причем, они могли рассчитывать на поддержку немалого числа «ликудников», лишь 33% из которых, согласно упомянутому опросу ИИД, были готовы согласиться на провозглашение палестинцами своего государства, в случае если этот план будет содержать такую идею. Понимая подобную ситуацию, израильские акцентированно-правые в последние дни усилили давление на правительство, требуя от него выполнения неоднократного обещания Нетаньяху о включении в состав суверенного Израиля Иорданской долины еще до выборов.

Этого требуют, например, представители право-религиозных поселенческих кругов, которые развернули палатку протеста напротив канцелярии премьер-министра в Иерусалиме, а 13 февраля на площади Царфат в Иерусалиме, состоялся организованный Советом еврейских поселений, в котором приняли более тысячи человек, требовавших немедленной аннексии Иорданской долины и еврейских поселков в Иудее и Самарии. Председатель Совета Давид Альхайяни на митинге заявил: «Спустя 71 год после создания государства и 52 года после начала поселенческого движения мы все еще вынуждены бороться за свое существование».

В этих условиях некоторые лидеры правящей партии пытаются среди ее сторонников поддерживать уверенность, что, если палестинцы (что скорее всего так и есть) откажутся от сделки, это позволит осуществлять лишь устраивающие большую часть фракций нынешнего израильского руководства части плана, игнорируя все остальное. И, не исключено, что по крайней мере часть партийных лидеров сами верят в такой вариант. Среди них, например,  находится член военно-политического кабинета правительства Израиля, министр алии и интеграции Йоав Галант. Выступая на недавней годичной конференции Тель-Авивского Института исследований национальной безопасности, Галант уверенно заявил, что Израиль спокойно может принять содержащееся в плане США требование о создании государства для палестинских арабов, ибо речь, идет, по его мнению, о простой «семантике».

В какой мере сам Нетаньяху разделяет подобные соображения, неочевидно. С одной стороны, он продолжал какое-то время убеждать лидеров еврейских поселенцев Иудеи и Самарии, что он заинтересован аннексировать часть территорий за «Зеленой чертой», даже если в Вашингтоне будут выступать против этого решения. С другой стороны, некоторые комментаторы полагают, что тот факт, что «сделке века» все же оставляет идею создание палестинского государства на повестке дня, не создает для него особой проблемы. Среди них — известный израильский политолог Эфраим Инбар, не раз консультировавший Нетаньяху и выполнявший его деликатные поручения в США и Европе:

«Несмотря на то, что Нетаньяху всегда рассматривался как человек, который выступал против территориального компромисса и решительно выступал против Осло, он фактически находится на «левом крыле» своей партии Ликуд. Еще во времена администрации Обамы Нетаньяху весной 2014 года был согласен на план (госсекретаря США) Керри, в том числе отказаться от суверенитета в обмен на военный контроль над долиной реки Иордан. Мое мнение что он был готов и готов сейчас на территориальный компромисс с палестинцами. И если они будут вести себя адекватно, Нетаньяху не прочь, как я слышал, за хорошую сделку отдать им даже больше земли. (Понятно, что в его глазах «хорошая сделка» выглядит иначе, чем в понятиях палестинцев). Факт, что он принял план Трампа, вместе с идеей палестинского государства, которая в него включена. И он [Нетаньяху] плотно работал с американцами над этим планом и принимает его, хотя это может нанести ущерб его политической базе.  Это их совместный план, Иерусалим-Вашингтон».

Уточнения Дэвида Фридмана

В любом случае, первоначально казалось, что у Нетаньяху, и Галанта есть еще пространство для маневра, позволяющее балансировать между теми фракциями в обеих партиях, кто призывал к осторожности, и теми, кто требовал решительных действий. Так,  еще находясь в Вашингтоне, Нетаньяху, сообщил журналистам о согласии США на немедленную аннексию Израилем «дополнительных районов» Западного берега, прилегающих к поселениям, но одновременно пообещал, что распространение израильского суверенитета на эти поселения и районы потребует подготовительной работы, и «будет проходить постепенно, на втором этапе процесса, который наступит в свое время». А Бени Ганц вновь пообещал поддержать реализацию контуров американского плана – но после выборов в Кнессет 2 марта, предпочтя предоставить потенциальным избирателям и сторонникам его партии, пришедшим туда из разных сегментов политического спектра, самим интерпретировать смысл этого высказывания.  Наконец, оба политика имели еще один ресурс – возможность, при необходимости, «перевести стрелки2 на  юридического советника правительства Авихая Мандельблита, который решая, имеет ли право переходное правительство принимать столь далеко идущие, и возможно, необратимые решения, скорее склонялся к отрицательному ответу.

Но вскоре в игру вмешался новый фактор: поступившие из Вашингтона просьбы «не торопить события», дав американцам возможность утрясти этот проект с остальными участниками процесса, прежде всего, суннитскими союзниками США. Старший советник и зять Трампа Джаред Кушнер, более чем прозрачно намекнул в чем состоят ожидания администрации США в отношении действий правительства Израиля, заметив в интервью CNN вечером того же 28 января, что он «не верит, что израильское руководство утвердит [обещанные Нетаньяху] аннексии уже  в воскресенье 1 февраля». Все это поставило обоих ведущих израильских политиков перед дилеммой двух, одинаково непродуктивных шагов – пойти на дезавуирование собственные лозунги накануне выборов в Кнессет, или пойти на невозможный для них конфликт с Белым домом.

Выход на собственном примере, предложил посол США в Израиле Дэвид Фридман, человек из ближнего круга Дональда Трампа, который, подобно предыдущему послу США Дану Шапиро, члену команды прежнего президента Америки Барака Обамы, является не просто ретранслятором идей, но и активным со-разработчиком ближневосточной доктрины американской администрации. Первоначальные представления, в какую сторону направлен процесс, были озвучены Фридманом  сразу после пресс-конференции Д.Трампа 28 января 2020 года на приватной встрече с группой из более 20 влиятельных евреев  и христиан-евангелистов. Включая глав таких еврейских организаций, как Еврейская федерация Северной Америки, Конференция президентов главных американских еврейских организаций, the Orthodox Union, и Сионистская организация Северной Америки.  А также глав влиятельных христианских организаций США, таких как Тонни Перкинс, Джонни Мур, Ральф Рид и известный сторонник Трампа, пастор Роберт Джефрес.

На той встрече американский посол подчеркнул, что хотя план президента США «вроде бы призывает к решению по модели «двух государств для двух народов»», но его администрация не ожидает скорого создания палестинского государства. И фактически призвал к односторонней аннексии Израилем Иорданской долины, что, возможно, побудит палестинцев изменить своей негативной линии  и «в конце концов, тоже прийти, чтобы получить свой приз». Но буквально день спустя, Фридман выпустил уже более осторожное заявление – что прежде, чем Иерусалим сможет реализовать свои планы, должен быть создан израильско-американский комитет для обсуждения точных параметров предполагаемой аннексии, детальной «калибровки» концептуальной карты, и других подготовительных мероприятий, которые позволят сразу добиться признания [этих шагов администрацией США]».

Было понятно, что Фридман осторожно ретранслирует смену настроений в Белом доме, где рассчитывали на существенно более высокий уровень публичной поддержки предложений Трампа проамериканскими арабскими суннитскими режимами, чем это произошло на самом деле. А также посчитали нужным, на этом этапе, сфокусироваться на торпедировании усилий противников плана по его делигитимации на международных площадках. Подтверждение было получено 7 февраля, когда израильские СМИ процитировали архитектора мирного плана Трампа Джареда Кушнера, который призвал Израиль подождать с любыми шагами до выборов в Кнессет. И в любом случае, получить право приступить к аннексии поселений и долины реки Иордан не ранее, чем упомянутая совместная американо-израильская комиссия завершит «доработку концепции и подготовкой детальных карт территориального размежевания израильтян и палестинцев на Западном берегу». На что, по его мнению, уйдет «порядка пары месяцев». А параллельно с этой работой будут проводиться консультации с правительствами Европы и Ближнего Востока для дальнейшего разъяснения плана.

А три дня спустя в таком же духе высказался и сам Дэвид Фридман, опубликовавший в своем микро-блоге 9 февраля однозначное предупреждение о том, что «Распространение израильского суверенитета на территории, которые американский мирный план предполагает включать в состав Израиля, будет возможно после завершения  топографической разметки совместной израильско-американской комиссией». Любые односторонние действия до завершения работы комиссии, предупредил Фридман, «ставят под угрозу реализацию всего плана и признание израильских действий Америкой».

Похоже, что для политического руководства Израиля именно такое решение может стать удобным выходом из вышеупомянутой дилеммы. Во всяком случае, Нетаньяху с готовностью ухватился за предложенный Кушнером и Фридманом сценарий. Объявив в ходе заседания правительства 16 февраля о делегировании своих представителей – министра туризма (и своего традиционного представителя на коалиционных переговорах) Ярива Левина, главу Совета национальной безопасности Меира Бен-Шабата, и. о. гендиректора Министерства главы правительства Ронена Переца и посла Израиля в США Рона Дермера в состав совместной американо-израильской комиссии. По сообщениям израильских СМИ, Нетаньяху поручил своим представителям «приложить максимум усилий для завершения работы по составлению карт и разметке границ на основе параметров «сделки века» в кратчайшие сроки, уделив особое внимание интересам государства Израиль в сфере безопасности».

При этом Нетаньяху отчасти удалось представить ситуацию таким образом, что вину за «отложенную» аннексию поселений и Иорданской долины целиком несет вашингтонская команда – и некоторые правые союзники Нетаньяху и Ликуда, оказались готовы, всерьез или пусть хотя бы внешне, принять это объяснение. Так, председатель Совета еврейских поселений Иудеи и Самарии, Давид Альхайяни, заявил в интервью The Washington Post, что «Кушнер воткнул нож в Нетаньяху в спину. Он запутал премьер-министра и вместе с ним – всех остальных. Он долгое время знал, что Нетаньяху хочет объявить суверенитет над Иорданской долиной и северным побережьем Мертвого моря – в течение прошлого года, он произносил это много раз. Джентльмены так себя не ведут».

С другой стороны, Фридман поспешил развеять политически непродуктивное для Нетаньяху ощущение, что его отношения с Трампом испортились. Выступая на специальном брифинге Иерусалимского центра общественной политики, возглавляемого многолетним приближенным и советником Нетаньяху проф. Дори Гольдом, Фридман уточнил, в что в его слова не содержалось «ни намека на угрозу» — США и Израиль, по словам американского посла,  «могут иметь расхождения о желательном времени осуществления того или иного действия, но очень быстро всем стало ясно, что мы едины в нашей стратегии».

Планы на завтра

Трудно на этом этапе сказать, как долго удастся израильским политикам поддерживать в общественном мнении в ходе идущей в стране избирательной кампании ту или иную желаемую для них версию событий. На этом этапе, публикация американского плана урегулирования арабо-израильского конфликта, и общественная полемика вокруг него, почти не повлияли на политический расклад. Обе ведущие партиии,  Ликуд и блок «Кахоль-лаван, выступающие за реализацию «сделки века», имеют согласно опросам, практически равный потенциал, и шанс на получение мандата на формирование будущей коалиции – чего после прошлых выборов ни та, ни другая не смогла сделать. В случае, если они и на этот раз попробуют разыграть сценарий формирования узких коалиций – соответственно, право-религиозной во главе с Ликудом или центристско-левой, во главе «Кахоль-лаван», с опорой на внешнюю поддержку арабских партий, каждая из потенциальных правящих партий будет иметь в такой коалиции критическую массу партнеров, выступающих, с разных позиций, против американского мирного плана.

Проблему решило бы широкое правительство национального единства, на создании которого всю прежнюю выборную кампанию настаивал глава «светской правой» партии «Наш дом – Израиль»Авигдор Либерман, без участия которого, как показали два предыдущих раунда выборов в Кнессет – в апреле и сентябре 2019 года ни Нетаньяху, ни Ганц также не в состоянии сформировать  правительство. Хотя сам Либерман пока осторожно-позитивно комментирует американский план, многие комментаторы уже отметили, что очень многие параметры «сделки века» являются чуть ли не буквальными цитатами из идей лидера НДИ и предвыборных платформ его партии разных лет.

Что является темой, достойной, на наш взгляд, специального и подробного разбора

52.81MB | MySQL:101 | 0,335sec