Великобританию ждёт рост браков по принуждению с детьми в мусульманских общинах на фоне выхода из карантина

Великобританию ждёт рост браков по принуждению с несовершеннолетними в мусульманских общинах на фоне выхода страны из карантина. Такой прогноз в конце мая сделали активистки феминистской Организации по правам иранских и курдских женщин (Iranian and Kurdish Women’s Rights Organisation, IKWRO), базирующейся в Соединённом Королевстве. IKWRO провозглашает своей миссией защиту женщин с Ближнего Востока и Афганистана от убийств чести, браков по принуждению, детских браков, женского обрезания и домашнего насилия. Поддержка включает юридическую защиту, тренинги и консультирование.

«Сейчас, когда школы закрыты и действует запрет на передвижения, многие дети, входящие в группу риска, не контактируют с профессионалами, которые могли бы заметить тревожные сигналы и направить таких детей в социальные службы для защиты», — цитировала британская газета «Гардиан» основательницу организации Диану Намми в статье от 18 мая.

Добавим, что карантин, вызванный мировой пандемией нового коронавируса, и введённые в связи с ним ограничения вроде запретов на авиаперелёты в ряд стран, очевидным образом нарушили планы многих семей, живущих в Великобритании, но до сих пор придерживающихся норм не современного, а традиционного общества, в которых имеет значение этическая оценка исключительно по шкале честь-позор. Чтобы «не опозориться» перед теми, кто остался на исторической родине, такие семьи часто заключают браки между своими детьми и детьми родственников. Впрочем, нередки эпизоды, когда один из супругов (в подавляющем большинстве случаев мужчина) может быть старше другого на 10-30 лет. Помолвки могут заключаться, когда ребенку ещё не исполнилось и 5 лет. Согласия, конечно, ни у кого не спрашивают.

Поскольку в Европе подобные варварские традиции, мягко говоря, не поощряются, большое количество таких браков заключается за границей. Чаще всего речь идёт о странах мусульманского мира, десятки миллионов выходцев из которого сегодня проживают в Западной Европе. Поэтому запрет на авиаперелёты нарушил планы многих из тех, кто хотел сыграть свадьбу ребенка на Востоке после окончания рамадана или, скажем, на Навруз. Однако сделать это, к сожалению, до сих пор можно и в Европе, так что опасения активисток IKWRO совсем не беспочвенны.

Усугубляются они, по словам самих правозащитниц, тем, что более половины департаментов в Англии и Уэльсе, ответственных за соцподдержку детей, просто не в состоянии адекватно отреагировать на такие инциденты, поскольку не ведут соответствующих записей и наблюдений. Удивительно, но несмотря на то, что общины выходцев из традиционных обществ в большом количестве живут в Соединённом Королевстве ещё с середины ХХ в., а истории убийств чести, браков по принуждению и других варварских практик вроде женского обрезания регулярно попадают в национальную прессу, в 20-х гг. XXI века многие соцработники до сих пор попросту не подготовлены к тому, чтобы иметь дело с дискриминацией и ущемлением прав детей на почве чести и бесчестия, наивно веря, что практически при любом сценарии кризиса лучшим выходом из него является как можно скорее вернуть ребенка в семью.

Жертвой одной из таких ситуаций в возрасте 15 лет стала Нора Катеб из семьи выходцев из Алжира. «Как только у меня начались месячные, мама запретила мне гулять с друзьями, забрала мои джинсы и заставила носить хиджаб. Мне сказали, что когда мне исполнится 16, меня увезут в Алжир, где у нас родственники. Я боялась, что семья заставит меня выйти замуж, причинит мне вред или и вовсе убьет», — цитирует девушку «Гардиан».

Катеб сбежала из дома, после чего к ситуации подключились соцслужбы, которые, как показало развитие событий, оказались не готовы иметь дело со спецификой семьи. «Я не чувствовала, что они понимают опасность, которая мне угрожала, они только повторяли «скоро ты будешь дома» и слушали только мою семью». Случай Норы Катеб можно признать одним из самых лёгких, в то время как многим девушкам из мусульманских семей повезло гораздо меньше. К примеру, активистке организации Freedom United Пайзи Махмуд и ее сестре, которых несовершеннолетними насильно выдали замуж, в результате чего сестра Пайзи была убита своим мужем.

«Социальные работники в большинстве своем замечательные люди, которые заботятся о защите детей, но некоторые не знают основ, и отсутствие соответствующего обучения является большой проблемой. Некоторые даже не знают о системе защитных постановлений судов по бракам по принуждению, которые призваны воспрепятствовать родителям вывести ребенка за границу для принудительного брака», — говорит Сельма Байу, независимый адвокат по делам о домашнем насилии, помогающая IKWRO.

Статистика по 2018 г., опубликованная государственным Подразделением по бракам по принуждению (Forced Marriage Unit) показывает, что из 1764 зарегистрированных случаев в 574 (порядка 33%) жертвами были несовершеннолетние. Статистика за 2019 г. должна быть опубликована в ближайшее время. Высокие показатели преступлений чести, в том числе и браков по принуждению с участием несовершеннолетних, традиционно фиксируются полицией в городах Брадфорд и Бирмингем, где уже давно живут одни из самых больших в Великобритании мусульманских общин. Так, в 2018 г. полиция Уэст-Йоркшира (графства, где расположен Брадфорд) зарегистрировала 348 инцидентов, связанных с браками по принуждению и ещё 184, в которых фигурировали эпизоды насилия на почве чести-бесчестия. В Уэст-Мидландс (где расположен Бирмингем) за тот же период было зафиксировано 188 эпизодов «насилия чести» и 34 брака по принуждению.

Но ни городской совет Брадфорда, ни городской совет Бирмингема не регистрируют детей, подвергающихся риску, что просто немыслимо для городов со столь представительными этно-религиозными общинами выходцев из традиционных обществ. «Первый в Англии (в Бирмингеме) приговор по делу о браке по принуждению, утвержденный в 2018 г., свидетельствует, что даже когда в ситуацию вовлечены службы защиты детей, это ужасное преступление все равно может быть совершено», — говорит Иван Балаше (Ivan Balhatchet), председатель Совета руководителей национальной полиции (National Police Chiefs’ Council). Тогда женщина обманом вывезла в Пакистан свою несовершеннолетнюю дочь, чтобы насильно выдать ее замуж за 34-летнего племянника ее отчима, а британские соцслужбы, вовлеченные в ситуацию в семье задолго до случившегося, никак не попытались этому помешать.

Хотя Соединённое Королевство уже на протяжении минимум 7 десятилетий регулярно имеет дело с преступлениями чести и браками по принуждению, законодательство, позволяющее наказывать за такие браки, было принято в стране лишь в 2014 г. после многолетней кампании правозащитных организаций. А число приговоров, первым из которых стало решение суда в Уэльсе, до сих пор можно пересчитать по пальцам одной руки, несмотря на сотни случаев, ежегодно фиксируемых полицией.

Все это свидетельствует о том, что британские семьи выходцев из традиционных обществ до сих пор живут не по британским законам, а по законам или скорее традициям, зачастую даже негласным, по которым жили и их предки, однажды иммигрировавшие в Соединённое Королевство. А британские власти за более чем вековую историю взаимоотношений с этно-религиозными общинами на своей территории так и не научились взаимодействовать с ними с учётом всей специфики этих общин и делают первые робкие шаги в этом направлении только сейчас, в первой четверти XXI в.

52.74MB | MySQL:107 | 1,929sec