О политической ситуации в Йемене через 30 лет после объединения страны

22 мая в Йемене отмечался День единства — национальный праздник, знаменующий объединение севера и юга страны, которое произошло в этот день в 1990 году. 30-я годовщина этого события стала важной вехой, которую международное сообщество и сам Йемен по понятным причинам упустили из виду, поскольку страна разделена, как никогда ранее. Но это повод подвести некоторые итоги. Первый и главный — будущее международно признанного йеменского правительства  еще более неопределенно, чем когда-либо. Находящийся в изгнании президент Йемена Абд Раббо Мансур Хади выступил по этому случаю с телеобращением, в котором поклялся сохранить единство страны, несмотря на все попытки разделить ее. !Мы прилагаем все усилия для восстановления государства и прекращения переворота и восстания на севере и юге страны», — сказал он, имея в виду возглавляемое хоуситами правительство национального спасения (ПНС) в Сане и сепаратистский Южный переходный совет (ЮПС), который в настоящее время контролирует фактическую столицу Аден. Он также повторил, что Эр-Риядское соглашение о разделе власти с поддерживаемым ОАЭ ЮПС, которое существует только номинально, по-прежнему является доступным вариантом для выхода из кризиса. Однако факт состоит в том, что  международно признанное правительство А.М.Хади фактически  лишено своей внутренней легитимности и служит исключительно марионеткой Саудовской Аравии, которая полна решимости, но не в состоянии, поддерживать этот статус-кво. Проблема для Хади и его саудовских спонсоров заключается в том, что война в Йемене, которая бушует уже более пяти лет, принесла минимальные результаты с точки зрения свержения правительства хоуситов в Сане, но привела к серьезным репутационным потерям для самого Эр-Рияда с точки зрения  массовой гибели   гражданского населения и угрозы гуманитарной катастрофы. На сегодня хоуситы  восстановили свой контроль на севере страны; только Мариб пока формально  остается под контролем сил, условно лояльных А.М.Хади. Эксперты говорят о том, что поддерживаемое Саудовской Аравией ополчение исламистской партии «Ислах»  в настоящее время удерживает город в качестве своего оплота,  но его вероятное падение будет означать фактический переход севера страны под полный контроль хоуситов.  В этой связи отметим, что такой вариант развития ситуации кажется нам маловероятным, и не только по причине чисто военных причин. Начнем с того, что Мариб является основным источником поставок электроэнергии в ту же Сану и крупнейшим источником добычи нефти. И в данном случае между хоуситами и ислаховцами существует очевидный консенсус. Прежде всего в рамках разграбления и теми, и другими тысяч баррелей сырой нефти с месторождений Мариб и Шабве. В том же Марибе выручка за около 40 тысяч баррелей в сутки идет непосредственно в Саудовскую Аравию для обналичивания и выплаты зарплат чиновникам компании «Мариб ойл», а также вознаграждения  губернатору Мариба. При этом выручка за объем в 16 тысяч баррелей в сутки перечисляется хоуситам: это их доля за продолжение экспортной отгрузки нефти через терминал в Ходейде. «Мариб ойл» контролируется  вице-президентом  Али Мохсеном аль-Ахмаром и является монополистом   в области  транспортировки и распределения нефти в контролируемых правительством  районах и даже районах под контролем хоуситов. От раздела нефтяного пирога не остался в стороне и клан самого Хади. В частности, его сын Джалал Хади причастен к разграблению и последующей  продажи нефти на черном рынке из нефтепровода между Марибом и Шабвой.

На этом фоне утверждения аравийской коалиции (а она фактически после выхода из нее ОАЭ приказала долго жить) о том, что подконтрольные ей силы А.М.Хади контролируют большую часть страны, далеки от действительности. Реальность такова, что силы Хади контролируют менее густонаселенные и пустынные, хотя и более крупные по площади  территории в стране, в ряде которых активна АКАП. Кроме того, на юге страны участились открытые столкновения между ополченцами, поддерживаемыми формально партнерами по коалиции Саудовской Аравией и ОАЭ, что отвлекло внимание и ресурсы от борьбы с хоуситами.  Сравнение карт, показывающих плотность населения Йемена, с картами текущего конфликта позволяет понять, что большая часть йеменского государства фактически находится в руках «правительства хоуситов». Важно также отметить, что саудовцы теряют терпение и деньги, принимая у себя йеменское правительство в изгнании. Многие его чиновники, включая Хади, живут в квартирах или отелях в Эр-Рияде и Джидде за счет саудовского правительства. Первые признаки раздражения в КСА  были замечены в феврале, когда одна из саудовских правительственных газет предположила, что Эр-Рияд должен заменить Хади и его чиновников, потому что они стали «бременем» и строят заговоры против союзников из своих роскошных отелей. Растущий дефицит бюджета КСА и его сокращение  из-за резкого падения цен на нефть, а также влияние пандемии коронавируса на мировую экономику, возможно, теперь подталкивают Эр-Рияд к принятию непопулярных мер. Документ королевской канцелярии,  который непонятым образом попал  в социальные сети в этом месяце,  уведомил администрацию Хади о том, что саудовские власти больше не могут поддерживать его пребывание в королевстве финансово; расходы на проживание, по-видимому, покрываются до конца июня, после чего йеменским чиновникам придется покрывать свои собственные расходы самостоятельно. Примечательно, что официальные органы КСА эти утечки не дезавуировали. Это безусловно ясный сигнал серьезно больному (пять раз за последние пять лет он проходил лечение в США) и непопулярному президенту А.М.Хади.   Неясно, как долго саудовцы могут продолжать вести войну в Йемене и поддерживать марионеточную администрацию во главе с А.М.Хади. Как заявил несколько недель назад представитель хоуситов Мухаммед аль-Бухати, «легитимность Хади — это не более чем прикрытие для конкурирующих антихоуситских ополченцев, контролируемых иностранными государствами». В этой связи очевидно, что правительство Хади  висит на волоске,  и его сохранение сейчас обусловлено исключительно отсутствием у Эр-Рияда реального претендента на его место. Али Мохсен аль-Ахмар, как военный лидер местных «Братьев-мусульман», является неприемлемой фигурой для ОАЭ, что в КСА вынуждены учитывать в ситуации регионального партнерства и степени влияния Абу-Даби на ЮПС. К тому же Али Мохсен аль-Ахмар не стесняется брать деньги у заклятого врага КСА и  ОАЭ в лице Катара.

52.75MB | MySQL:104 | 0,471sec