К вопросу о современной политике Турции в Ливии. Часть 5

Турецкая Республика, на исходе второго десятилетия правления Реджепа Тайипа Эрдогана и его Партии справедливости и развития (ПСР), перешла к активным действиям на международной арене, с использованием инструментов жесткой силы. Продолжаем анализировать книгу, которая вышла под заголовком: «Ливийский кризис: политика региональных и глобальных акторов».

Это – первое столь солидное издание по ливийской проблематике, изданное Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV). Как всегда, в случае Фонда, мы имеем дело с плодом авторского труда, написанного по, пожалуй, самой животрепещущей турецкой теме коллективом серьезных экспертов — в прошлом или даже в настоящем, действующих политиков и бюрократов.

Продолжаем анализ второй главы книги, которая озаглавлена как «Политика региональных государств в отношении (ливийского) кризиса». В частности, разбираем статью «Вмешательство в ливийский кризис Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии: политика игнорирования народной воли». Авторами этой статьи стали Мухиттин Атаман (Университет политических наук Анкары) и Мехмет Али Карадуман (ассистент исследователя Фонда SETA).

Предыдущая часть анализа доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=72025

Напомним, что мы остановились на той парадоксальной ситуации, при которой официально поддержанное со стороны ООН Правительство национального согласия (ПНС) Ф.Сарраджа в Триполи пользуется наименьшей поддержкой со стороны региональных и глобальных игроков. Самыми крупными спонсорами соперника ПНС – Халифы Хафтара и его Ливийской национальной армии (ЛНА) турецкими авторами издания называются ОАЭ и КСА. Причем, турецкие авторы материала прямо говорят о том, что обе страны действуют в русле американо-израильских интересов.

Тому, какая поддержка и как именно она оказывается Халифе Хафтару со стороны ОАЭ и КСА, посвящен раздел статьи под заголовком «Стратегии по оказанию поддержки Хафтару со стороны ОАЭ и Саудовской Аравии».

Начинают турецкие авторы с того, что видение ситуации в регионе со стороны ОАЭ и КСА приводит две ближневосточные монархии к мысли о необходимости блокирования эффективных демократических режимов на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье (переводя на русский язык, речь идет о защите теократиями своего будущего в стремительно меняющемся Ближнем Востоке, который предпринимает попытки демократизации; ну и, если пойти чуть дальше, чуть ли не главным демократическим государством в регионе является Турецкая Республика, наряду с Государством Израиль – В.К.).

Что характерно, по словам турецкого издания, Халифа Хафтар и сам хотел принять участие в ливийской революции 2011 года, однако, «местная динамика» выключила Х.Хафтара из революционного процесса.

Как отмечается турецкими авторами, ни тогда, ни сейчас Халифа Хафтар не располагает возможностями к тому, что стать независимым политическим игроком. Однако, ему удалось заручиться поддержкой со стороны региональных и глобальных держав.

В результате этой поддержки, Х. Хафтару удалось установить контроль над значительной частью территории страны и даже дойти до предместий Триполи. Более того, Х.Хафтару удалось установить контроль над Сиртом, который отмечается особо турецкими авторами, в качестве одного из трех крупнейших городов Ливии и одного из важных центров ливийской революции.

Тот факт, что это Х.Хафтару удалось сделать в относительно короткий промежуток времени, по мнению турецких авторов, является наглядным свидетельством того, что он заручился уже поддержкой не только региональных, но уже и глобальных держав. Однако, невзирая на всю эту массированную поддержку Х.Хафтару со стороны влиятельных спонсоров, ему не удалось взять Триполи и установить над страной свой единый контроль.

В свою очередь, законному Правительству национального согласия, признанному со стороны ООН, оказали свою поддержку Турция и Катар.

Оказанная ими военная и политическая поддержка привела к тому, что провалились все ожидания в отношении дальнейшего развития ситуации в стране (не устанем повторять про похожесть кейсов Сирии и Ливии и про очевидное использование турками сирийского опыта в России для своих действий в Ливии – В.К.).

Самую резкую реакцию действиям Турции и Катара продемонстрировали ОАЭ и КСА. Именно они организовали осуждение Турции со стороны Лиги арабских осударств.

В коалицию, оказывающую поддержку Халифе Хафтару, наряду с ОАЭ и КСА, как отмечается турецким изданием, вошли такие страны, как Египет, Франция и Россия. Они отстаивают интересы Х.Хафтара на всех возможных международных площадках: военных, экономических и политических.

Далее авторы пытаются дать конкретику относительно объемов помощи, выделяемой Халифе Хафтару со стороны его международных спонсоров. Однако, как можно заметить из приведенного ниже, фактов у турецких политологов – не то, чтобы очень много.

Как отмечается турецкими авторами, ОАЭ и КСА обеспечили отправку в Ливию контингента из 5 тысяч суданских наемников из состава сил, воюющих в Йемене против хоуситов. Как и в случае с Йеменом, финансовое бремя на себя взяли ОАЭ и КСА.

Кроме того, согласно лишь только тем официальным заявлениям, которые были сделаны со стороны Турции, в Ливии, на стороне Халифы Хафтара, сражается приблизительно 2 – 2,5 тыс. наемников российской ЧВК «Вагнер».

По словам турецких автором, демографические особенности ОАЭ и КСА не дают им возможность непосредственной отправки своих контингентов в Ливию. Они оказывают Х.Хафтару технологическую поддержку. Как и в случае с Йеменом, по замечанию турецких авторов, ОАЭ и КСА удалось сформировать эффективный консорциум в Ливии, оказывающий Х.Хафтару поддержку через ополченцев и наемников. Более того, как указывается турецкими авторами, в Турции считается, что за финансированием войны ЧВК «Вагнер» в Ливии стоят именно ОАЭ.

Следующий раздел статьи посвящен тем причинам / мотивам, которые двигают ОАЭ и КСА в плане поддержки Халифы Хафтара в Ливии.

Начинают турецкие авторы, собственно, с того замечания, которое нами уже было сделано выше.

Речь идет о том, что ОАЭ и КСА пытаются воспротивиться той волне изменений, которая прокатывается по Ближнему Востоку. В этом смысле, турецкие авторы упоминают открыто появившихся на политической арене Ближнего Востока и Северной Африки, после событий так называемой «арабской весны», «Братьев-мусульман» — начиная с Туниса и далее в других странах региона.

Процесс демократизации, по их словам, начал распространяться и на эти две страны – ОАЭ и КСА – однако, тем его удалось «встретить» рядом предпринятых мер, включая меры политического, военного и экономического характера.

Кроме того, турецкие авторы призывают не забывать о салафитах-мадхалитах, которые распространяют КСА влияние на Ливию. Они, с одной стороны, воюют на стороне Халифы Хафтара, а, с другой стороны, серьезным образом, осели в Триполи.

Волна перемен достигла и ОАЭ. В этой связи, турецкое издание говорит о партии «Аль-Ислах», которую обвиняют в связях с «Братьями-мусульманами», а также о 94 задержанных в стране активистах этого движения.

Турецкие авторы проводят логическую связь между требованиями народов ОАЭ и КСА демократизации жизни в своих странах и между возможностью дальнейших требований по демократизации уже самой системы власти – читай свержения существующих монархий. И, как они пишут, само по себе, это является уже достаточно веской причиной для того, чтобы оказывать помощь Халифе Хафтару в Ливии – помощь политическую, финансовую и военную.

Главным для ОАЭ и КСА является, разумеется, не сам по себе Халифа Хафтар, а те цели, которые преследуют эти страны – продолжение своего автократического правления. В этом смысле, совершенно неважна личность конкретного актора. Принципиальным является лишь то, каковы цели этого актора и каким образом он управляет процессами, развивающимися в стране. То есть, поддержка оказывается этими странами тем акторам, которые по своему «видению» совпадают с позицией ОАЭ и КСА.

Как отмечается турецкими авторами, Халифа Хафтар является проводником видения ОАЭ и КСА в регионе. Здесь проводится аналогия с режимом А.Ф.ас-Сиси в Египте, также поддержанным указанными странами. Сегодня египетское правительство и территория страны используются ОАЭ и КСА для того, чтобы оказывать помощь Халифе Хафтару.

Помимо отстаивания своих собственных интересов, действия ОАЭ и КСА, направленные на поддержку Халифе Хафтару, работают на интересы ряда региональных и глобальных игроков. В числе их, турецким автором, прежде всего, указываются такие страны, как США, Израиль и «европейские государства». Достаточно любопытным является то утверждение турецких авторов, что эти силы не заинтересованы в том, чтобы в мусульманском мире были демократические режимы.

С другой стороны, как отмечается турецкими авторами, режимы ОАЭ и КСА своим нынешним положением обязаны «глобальным силам». А, следовательно, эти страны чувствуют себя «ответственными» за то, чтобы удовлетворять потребности западных держав.

Необходимость поддержания крепких отношений с западным миром, как пишется турецкими авторами, является ещё одной причиной, по которой ОАЭ и КСА оказывают свою поддержку режиму Хафтара в Ливии.

Операция Халифы Хафтара по установлению контроля над нефтяными месторождениями Ливии повлияла на «внешний мир». Как отмечается турецкими авторами, в конце концов, нефть имеет для мира и, в особенности, для Западных стран жизненную важность.

При этом автор кавычит следующую мотивацию американцев и европейских держав – «Обеспечение регионального мира и безопасности». И якобы именно с этой целью на территории Ближнего Востока и Северной Африки у США и европейцев на протяжении долгих лет существуют военные базы и там размещаются крупные воинские контингенты. И они работают скоординированным образом со своими региональными союзниками. Целью Запада является оказание поддержки тем региональным силам, которые будут служить непрерывности реализации западных интересов в регионе.

Иными словами, как отмечается турецкими авторами, демократичность режимов в регионе для западных стран принципиальной не является. Принципиальным является возможность контроля над той или иной страной и территорией.

Ещё одной причиной поддержки Халифы Хафтара со стороны ОАЭ и КСА турецкими авторами называется желание этих стран диверсифицировать свои экономики и уйти от нефтяной зависимости.

От себя заметим, что мы не раз писали о том, что те же ОАЭ с Дубаем и авиакомпанией Emirates являются мощным конкурентов Турции со Стамбулом и «Турецкими авиалиниями» за звание логистического хаба регионального значения. Причем, в самом широком смысле, — транзита пассажиров, грузов, концентрации у себя международного бизнеса, совместных предприятий, прямых иностранных инвестиций и технологий. То есть, Стамбул и Дубай являются прямыми конкурентами на этом рынке.

Собственно, о том же самом, но без прямого упоминания Турции говорит и это издание, посвященное ливийской проблематике.

Как в нем отмечается, Ливия – это страна, которая, в силу своего географического положения, имеет важное значение для региональной торговли. И это, по словам турецких авторов, также является ещё одной причиной, почему ОАЭ и КСА оказывают поддержку режиму Халифы Хафтара. Как указывается турецким изданием, установление ОАЭ контроля над ливийскими портами станет важным приобретением для эмиратской региональной экономической сети (на самом деле, верно и обратное: Турция поддерживает ПНС и Ф.Сарраджа с расчетом, в общем-то, на то же самое – на те приобретения, которые ей может дать установление контроля над территорией, имеющей важное стратегическое значение, тем более, поддержка в критический момент и когда на стороне ПНС нет, по сути, никого – это лишь повышает возможные выигрыш для турецкой стороны – В.К.).

Как напоминает турецкое издание, ОАЭ являются обладателями морских портов в четырех из семи стран, граничащих с Красным морем. Речь идет о Египте, Сомали, Йемене и Саудовской Аравии. Хотя, как указывается турками, значительная часть этих портов была получена в рамках торговых соглашений, но, допустим, те же порты в Йемене перешли под контроль ОАЭ с использованием военной силы.

Авторы, в очередной раз, возвращаются к мысли о том, что Ливия, в силу своего геостратегического положения, может стать важным элементом в экспансионистской политике ОАЭ в регионе. И, как отмечается турецкими авторами, элементом этой экспансионистской политики уже является создание ОАЭ за рубежом своих военных баз.

У ОАЭ наличествуют свои военные базы в Йемене, Эритрее, а также в Сомалиленде (у Турции – пока в Сомали и в Катаре, однако, очевидно, что де-факто уже и в Ливии – В.К,). Есть они у ОАЭ и в Ливии и эти базы, по словам турецких автором, используются для оказания помощи Халифе Хафтару.

Как отмечается турецкими авторами, ОАЭ и КСА, за последнее десятилетие, отметились серьезными шагами в целом ряде направлений на международной арене. В частности, ими упоминается следующее: эксплуатация морских портов, военные базы и геологоразведочные работы.

От себя заметим, кстати, то, что и сама Турция также идет по пути эксплуатации портов за рубежом. Только не морских портов, а аэропортов. Турция уже далеко не только строит критические объекты транспортной инфраструктуры за рубежом силами своих строительных подрядчиков, работающих по всему миру. Страна реализует заметные проекты по различным моделям государственно-частного партнёрства, включая и такую как «строй – эксплуатируй – владей» или, в английской аббревиатуре ВОО (Build – Operate – Own), что предполагает собственность над этим построенным за рубежом активом. Турецкая компания TAV, через которую, вольно или невольно для турецкого бизнеса, реализуется эта политика, является заметным игроком на этом рынке, можно даже сказать, что одним из лидирующих. Так что, если ОАЭ реализуют свою экспансионистскую экономическую политику с помощью расширения сети морских портов, находящихся в управлении страны, то сама Турция делает, ровным счетом, все то же самое, однако, идет по пути контроля над воздушным сообщением, пассажирскими и грузовыми потоками.

Что же до Королевства Саудовская Аравия, то важным инструментом влияния страны в мире является компания Saudi Aramco. Чистая прибыль этой компании, вплоть до настоящего дня, оценена турецкими авторами в 111 млрд долл. и, по этому критерию, она обгоняет такие компании, как Apple, Alphabet и Exxon Mobil. Эта структура оказывает влияние на нефтяные цены в масштабе всего мира и на мировые нефтяные потоки. В этом смысле, для КСА, по словам турецких авторов, особое значение имеет судьба ливийской Национальной нефтяной корпорации, которая, в настоящее время, контролируется со стороны ливийского Центрального банка и Правительства национального согласия.

Проводником упомянутой выше политики ОАЭ, направленной на установление контроля над морскими портами региона, является дубайская компания Dubai Port World (DP World). Эта компания сегодня эксплуатирует целый ряд важных, современных контейнерных портов в регионе Персидского залива, Африканского рога, Северной Африки и Ближнего Востока.

52.49MB | MySQL:103 | 0,498sec