Турецко-американские отношения. Часть 5

Продолжаем анализировать издание «Турецко-американские отношения» — самую свежую и полную книгу, посвященную взаимодействию Турции со своим «образцовым партнёром».

Часть 4 нашего обзора доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=71619

Продолжаем рассмотрение Главы 2 книги, которая озаглавлена как «Турецко-американские отношения в историческом процессе» и, в частности, статью Экрема Яшара Акчая под заголовком «Турецко-американские отношения в период правления Партии справедливости и развития».

Разумеется, ключевыми вопросами является то, насколько президент Реджеп Тайип Эрдоган является прозападным / проамериканским политиком (о чем неоднократно говорят его оппоненты, подчеркивая, что он «тщательно скрывает свои взгляды») и насколько современная политика Турции следует в русле США?

Напомним, что мы остановились на том, что в декабре 2002 года США активно готовились ко вторжению в Ирак и высокопоставленная американская делегация прибыла в Анкару. В то время премьер-министром страны был Абдуллах Гюль – один из основателей Партии справедливости и развития и соратник Реджепа Тайипа Эрдогана.

3 декабря в Анкару прибыли заместитель министра обороны США Пол Вулфовиц и бывший посол США в Турции Марк Гроссман. Американские официальные лица обратились к Турции за поддержкой в ходе операции в Ираке. При этом, как сообщается турецким изданием, ими было обещано, что США окажут содействие Турции в вопросе вступления в Европейский Союз, а также в вопросе Кипрского урегулирования (заметим, что, как минимум, по первому вопросу влияние США является ограниченным, не сказать – потенциально раздражающим европейцев, как вмешательство в их внутренний вопрос и политику – В.К.).

Очень часто можно слышать в связи с позицией Турции по Ираку в 2003 году о том, что Турция проявила «принципиальную позицию» и отказала США.

Об этом очень любят рассуждать турецкие граждане в контексте того, насколько немедленно после прихода ко власти в Турции Партии справедливости и развития, Турция пересмотрела свою политику на Ближнем Востоке и сказала свое решительное «нет» «американцам и сионистам». Турецкая пропаганда сейчас именно так преподносит эту историю и говорит о ней, как о поворотной точке для Турции в регионе. Однако, по факту, та точка стала поворотной, но не для Турции, а для США – в части того, на кого страна делает ставку в регионе. Турция, в один момент, выпала из американской обоймы, но проявила настойчивость в том, чтобы в неё вернуться. Конкретизируемся…

Почеркнем, что ситуация изнутри выглядит несколько иначе, да и голосований в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции по поддержке со стороны Турции действий США в Ираке было не одно, а два. Чаще всего можно слышать лишь только про одно голосование.

О чем, собственно, идет речь?

На первом этапе, США высказали заинтересованность в том, чтобы использовать турецкие морские порты, аэропорты и базы для атаки на Ирак. Как сообщается изданием, на этот счет между двумя странами был начат торг. 6 февраля 2003 года в ВНСТ был передан законопроект, который предусматривает возможность отправки в Турцию американских военнослужащих для осуществления разведки и координации. Этот законопроект был принят в Меджлисе 302 голосами против 193 голосов. Соглашение между Турцией и США было подписано 8 февраля и вступило в силу 10 февраля 2003 года.

Результатом этого соглашения стало то, что была достигнута договоренность о модернизации и использовании морских портов Искандерун и Мерсин, а также аэропортов Инджирлик, Афьон, Чорлу, Диярбакыр, Сабиха Гёкчен (Стамбул) и Батман. Как указано, при необходимости, другие порты и аэропорты могли быть открыты для американского использования в рамках операции в Ираке.

Про это голосование вспоминают не слишком часто, а когда вспоминают оно считается, вроде как, второстепенным, по сравнению с голосованием следующим.

А следующий этап заключался в том, что США захотели использовать сухопутную территорию Турции вдоль турецко-иракской границы для проведения военной операции в Ираке.

На эту тему американцы начали переговоры с турецкой стороной и по итогам переговоров было решено (!), что военный персонал и техника, следующие в Северный Ирак, смогут использовать турецкую сухопутную территорию. Подчеркнем ещё раз: такое решение было принято в ходе турецко-американских переговоров, был подготовлен законопроект, и он был передан на рассмотрение и утверждение в ВНСТ.

То есть, ни о какой воле, явленной новым руководством Турции в рамках проявления солидарности с иракским народом и против американского империализма (все это регулярно в Турции можно слышать по поводу голосования 2003 года – В.К.) не может быть и речи. Стороны договорились между собой и это принципиальный момент.

За законопроект, поданный на рассмотрение в турецкий Меджлис, проголосовало 264 человека, против этого законопроекта – 250 депутатов, а ещё 19 депутатов воздержалось. Достигнув простого большинства при голосовании, законопроект не набрал нужного квалифицированного большинства и, таким образом, оказался отвергнутым турецкими парламентариями.

В результате, как подчеркивается турецким изданием, сорвался план о размещении на территории Турции 62 тыс. военнослужащих, 255 самолетов и 65 вертолетов для их использования в операции против Ирака. Как отмечается турецким изданием, Турция, таким образом, воспрепятствовала созданию на территории Северного Ирака независимого государства. Однако, как указывают авторы издания, такая позиция Турции осложнила турецко-американские отношения.

Справедливости ради, ещё раз подчеркнем, что принципиальной позиции турецкого руководства по отказу американцам в использовании своей территории для атак на Ирак не было. «Принципиальность» в действиях турецкой стороны возникла позже, в качестве некоего «политического мифа», который отлично укладывается в нынешние образ или бренд турецкой власти – борцов с западным империализмом и голоса Ближнего Востока, который вынуждены слушать на Западе ввиду «возвращения Турции» в активную международную политику.

Принципиальной позиции не было, поскольку был подготовлен законопроект, и он был передан на утверждение в Меджлис. И, если абстрагироваться от особенностей турецкого законодательства в части, касающейся квалифицированного большинства, то получится, что и Меджлис, пусть с небольшим перевесом, но поддержал законопроект. Другой вопрос, что этого было мало для процедуры утверждения документа.

Опять же: можно даже говорить о том, что турецкое руководство было изначально против этого шага, но «хитро обставило» этот отказ, нажав на «нужные рычаги» в Меджлисе, чтобы законопроект не прошел. Что нельзя считать до конца исключенным вариантов. Все же в 2003 году ПСР пришли во власть с большим перевесом в Меджлисе. И вполне вероятно, что они недостаточно уверенно чувствовали себя для того, чтобы бросить открытый вызов американской администрации. Поэтому сделали его из-под полы.

Однако, когда говорят о принципиальной позиции, то в ней должен быть и серьезный элемент публичности, когда принципиальная позиция доводится до партнёра. А здесь все выглядит так, что США никто не отказал, просто «не повезло» в ВНСТ. Согласимся, что это – совсем другая постановка вопроса, чем если бы вопрос просто не был бы поставлен на голосование в Меджлисе. Тем более, если учесть то, что за этим последовало. А последовало следующее.

Как отмечается в издании, США не оставляли своих попыток по тому, чтобы продвинуть этот вопрос в Турции или же, без Турции, реализовать «план Б». 14 марта 2003 года Р.Т.Эрдоган занял пост премьер-министра страны. И, как пишет турецкое издание, с целью улучшить отношения между Турцией и США был подготовлен новый проект документа для утверждения в ВНСТ. Проект был внесен на рассмотрение в ВНСТ 20 марта. Но, невзирая на то, что он был принят 306 голосами «за», США в тот же день начали бомбардировки Ирака (без привлечения уже Турции).

Как отмается турецким изданием, после того, как проект законопроекта об использовании американцами турецкой территории для своих атак на Ирак был отвергнут со стороны ВНСТ 1 марта 2003 года, американцами, в качестве региональных союзников, стали рассматриваться не турки, а курды. В особенности, Турцию обеспокоил ввод пешмерга в регионы Северного Ирака – традиционного проживания туркоман.

Отдельно стоит отметить эпизод 4 июля 2020 года, когда группа турецкого спецназа была задержана в районе Сулеймании со стороны американцев и им на головы были одеты мешки. Это вызвало гнев у турецкой публики и всплеск антиамериканских настроений. Более того, гнев этот – настолько силен, что, до сих пор, этот инцидент не забыт – его регулярно вспоминают в перечне «прегрешений» американцев перед своим партнёром.

Согласно всеобщему мнению, таким образом, через публичное унижение турецких военнослужащих, американская сторона выразила свою реакцию на то, что законопроект 1 марта 2003 года не прошел. Впрочем, как мы уже отметили, другой законопроект успешно прошел через турецкий Меджлис 7 октября 2003 года. Однако, как отмечается турецким изданием, это стало уже и не столь важным. Просто потому, что США начали реализовывать план своей военной кампании в Ираке, который не предусматривал участия в нем Турции и это вызвало цепочку дальнейших событий, которые привели к тому, что Турцию сегодня нельзя рассматривать в качестве «опорной базы» американцев на Ближнем Востоке.

Как подчёркивается изданием, голосование 1 марта 2003 года, когда ВНСТ отвергло проект «американской резолюции» по Ираку, нанес глубокий урон военно-политическим контактам между США и Турцией, который невозможно оказалось исправить в короткий отрезок времени.

В частности, как заявил заместитель министра обороны США Пол Вулфовиц, голосование в турецком Меджлисе показало, что Вооруженные силы Турции заняли недостаточно лидерскую позицию по данному вопросу.

Более того, как заявил заместитель министра обороны США, после того, как Турция, должным образом, не оказала поддержку США в Ираке, значение и базы Инджирлик на территории Турции для США заметно снизилось. Как он указал, открытие новой страницы сотрудничества между Турцией и США будет основываться на позиции Турции по Ираку, Ирану и Сирии.

4 ноября 2004 года Джордж Буш-младший был избран президентом США на второй срок. В 2006 году между странами было подписано так называемое «Соглашение о совместном видении и структурированном диалоге по вопросу развития турецко-американского стратегического партнёрства».

Перечислим круг тех вопросов в регионе, по которому предполагалось развитие турецко-американского сотрудничества в регионе. Круг этот оказывается достаточно широким и включает: в целом, рост мира и стабильности на Ближнем Востоке, поиск решения по палестино-израильскому конфликту, содействие распространению демократии в регионе, обеспечение мира и демократии в Ираке, на основе принципа его территориальной целостности, решение Кипрского вопроса на основе норм ООН, рост энергетической безопасности, борьба с терроризмом, включая Рабочую партию Курдистана и её ответвления и проч. Отдельно, США подчеркнули свою поддержку Турции в вопросе её вступления в состав ЕС (подчеркнем то неизменное раздражение, которое поддержка американцев туркам в том вопросе, в котором те не являются стороной, принимающей и даже предопределяющей решение – В.К.).

В рамках подписанного между США и Турцией, сторонами был сформирован ряд совместных совещательных органов, включая Группу высшего уровня по обороне, Совместный совет по экономическому сотрудничеству, группу Рамочного соглашения по торговле и инвестициям и т.д.

Как подчеркивает издание, невзирая на достигнутые с Турцией договоренности, США не выполнили своих обязательств.

Здесь издание вспоминает террористический акт 7 октября 2007 года в Ширнаке, организованный со стороны Рабочей партии Курдистана. Как напоминает турецкое издание, в результате этой террористической атаки погибло 13 турецких военнослужащих.

После этой террористической атаки, ВНСТ дало полномочия Вооруженным силам Турции проводить трансграничные операции в Северном Ираке. Вслед за принятием этого документа, спикер Совета национальной безопасности США Гордон Джондро подчеркнул необходимость сохранения стабильности в Ираке. Указав на то, что виновные будут преданы суду, он одновременно подчеркнул и то, что переговоры по поводу возможной трансграничной операции Турции продолжаются. Он подчеркнул, что надо избежать ситуации, при которой возникнет угроза территориальной целостности Ирака.

Как указывается турецким изданием, именно эта ситуация (читай, США по отношению к Турции поступили не по-союзнически и не в духе новых турецко-американских договоренностей – В.К.) послужила началом того, что турецко-американское соглашение оказалось неуспешным.

22 июля 2007 года ко власти в Турции снова пришла Партия справедливости и развития. А 5 ноября состоялся визит президента Эрдогана в США. В ходе этого визита США обязались вместе с Турцией бороться с РПК, открыть воздушное пространство Ирака для Турции и предоставлять турецкой стороне разведывательные данные.

В свою очередь 4 ноября 2008 года в президентское кресло в США сел Б.Х.Обама. Как в ходе своей избирательной кампании, так и уже ставши президентом США Б.Х.Обама всячески подчеркивал то, что он не собирается быть прежним президентом, что он несет с собой перемены. В частности, речь шла о том, что Б.Х.Обама предпринял попытку исправить подпортившийся имидж США за рубежом – в частности, из-за той односторонней борьбы, которая была развернута американцами с терроризмом после терактов 11 сентября, шла в разрез с международным правом и была основана исключительно на силовых методах. Как объявил Б.Х.Обама, для борьбы с терроризмом он будет опираться не только на силовые, но и на дипломатические методы.

Как отмечается турецким изданием, после прихода ко власти в США Б.Х.Обамы в отношениях между Турцией и США «задули теплые ветра». В 2009 году Б.Х.Обама посетил две страны – Египет и Турцию. В ходе визитов, тот язык, который он использовал и, в особенности, его ремарки относительно того, что США не будут воевать с исламом, были встречены тепло и вызвали атмосферу повышенных ожиданий.

От себя заметим, что визит 2009 года был воспринят в Турции буквально с каким-то странным ликованием. Визит не просто назывался «историческим» (это клише сейчас используется к любому мало-мальски значимому визиту – В.К.), тогда этому визиту посвящалось буквально все эфирное время и полосы газет. В немалой степени здесь сказалось, кроме риторики 44-го президента страны, и его происхождение и то, что он Барак «Хусейн» Обама. В Турции посчитали это «добрым знаком» для исламского мира и для Турции. Впрочем, Б.Х.Обама не скупился на добрые слова в адрес Турции в ходе своего посещения, говоря о стране, как о мосте между Востоком и Западом, о стране, продвинутой в экономическом отношении, о важном члене НАТО, о правовом и современном государстве.

Мы не раз говорили о том, что Турция образца первого десятилетия 21-го века на Западе воспринималась весьма и весьма положительно. И стоит сравнить эту ситуацию с нынешним положением дел.

52.49MB | MySQL:103 | 0,629sec