Проблемы деления территориальных вод Восточного Средиземноморья. Часть 4

Публичная демонстрация силы

Корабли ВМС Греции, Франции, Турции, а также США в рамках миссии НАТО (добавим к этому самолеты ВВС Турции, а так же Греции, Франции  и ОАЭ) маневрируют, правда пока не стреляет над небольшим участком Средиземного моря между Грецией и Турцией. В воздухе и на море уже произошло несколько столкновений, хотя и без жертв.

Министерство национальной обороны Турции опубликовало видео перехвата греческих F-16 в спорном районе к западу от Кипра. 6 греческих самолетов вылетели с базы на Крите. В воздушном пространство в спорном районе к югу от Антальи, им навстречу были подняты такие же самолеты турецких ВВС. Истребители двух стран преследовали друг друга в небе над островом Кастелоризо, немало напугав туристов, над головами которых и разворачивался этот спектакль. А в море столкнулись греческий и турецкий боевые корабли. Греция называет инцидент случайным происшествием, а Турция — провокацией.

Инцидент произошел на фоне военно-морских маневров, которые проводит в Восточном Средиземноморье, с одной стороны, Турция, а с другой, Греция и ее союзники — Кипр, Италия и Франция. В учениях, которые европейские страны начали неделю назад, участвуют греческие фрегат и вертолетоносцы, кипрский патрульный катер, итальянский фрегат и французской фрегат, вертолеты и три боевых самолета «Рафаль» , а так же прибывшие на Крит из ОАЭ истребители F-16. Как отмечают международные эксперты, подобного военного присутствия в Восточном Средиземноморье не было уже много лет.

И хотя командование западных вооруженных сил сообщило, что морские маневры были запланированы еще в марте, но всем ясно, что речь идет о демонстрации силы на фоне греческо-турецкой эскалации напряженности. Поводом к этому стало якобы вторжение Турции в эксклюзивную экономическую зону Греции к югу от одного из греческих островов, где турки проводят геологоразведку.

Брюссель принял сторону Греции и назвал действия Турции незаконными. Как заявил глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель Европейский союз готовит санкции против Турции в связи с эскалацией напряженности между Турцией и Грецией из-за разведки газа в спорном районе Восточного Средиземноморья.

Очень воинственно в данном вопросе ведет себя Франция, посчитавшая, что Турция изначально затронула ее экономические интересы в данном регионе Средиземноморья. Германия и ряд других стран ЕС пока не особо поддерживают французскую тактику демонстрации силы в ответ на новый курс Анкары. США и ФРГ пытаются удержать партнеров по НАТО от прямого столкновения, а Турция заявила, что готова к диалогу, но это невозможно, пока Греция ставит условия.

Так что же вдруг произошло в этой части Средиземного моря, что заставило вмешаться в застарелый конфликт между Греций и Турцией, еще как минимум десяток стран региона,  включая уже упомянутых Францию, Италию, Германию, Кипр, а так же еще и Египет, Ливию, ОАЭ и естественно Израиль.

Остров раздора

Яблоком раздора оказался скалистый греческий островок Кастелоризо, расположенный буквально в 2 км от побережья Турции, причем, что до ближайшей крупной греческой территории, острова Родос – порядка сотни километров, и 580 километров от материковой Греции. У острова с населением около полутысячи человек – бурное боевое прошлое.

Во время войны греков за независимость от Османской империи, остров, населенный греками оставался под османским господством до Первой мировой войны, когда здесь происходили бои Антанты с турками. До 1945 года Кастелоризо принадлежал Италии (вместе с островами Додеканеза – Родосом и другими), и во время Второй мировой вновь стал ареной боев. Здесь высаживался британский десант, остров бомбили самолеты Люфтваффе, он был под немецкой оккупацией.

Греции остров вернулся лишь в 1947-м и стал особым приобретением, как в области туризма с гротами, дорическим акрополем и рыцарским замком, так и геополитическом ракурсе. Ведь остров площадью меньше десятка квадратных километров дает Греции возможность претендовать на морскую зону площадью 40 тысяч кв. км, фактически отрезая от Турции солидный кусок ее исключительной экономической зоны на морском шельфе.  Турция же признает контроль греков лишь над 6 морскими милями территориальных вод вокруг острова. Поэтому турецкое геологоразведочное судно и зашло в акваторию южнее Кастелоризо, которую греки считают своей исключительной экономической зоной, а турки своей.

В принципе понимая «спорность» своих действий, Турция на всякий случай послала геологоразведочное судно «Оруч Рейс» в сопровождении пяти военных кораблей. Греческий флот естественно начал сопровождать «незаконно вторгшуюся» турецкую группу, в результате чего и произошло столкновение кораблей.

Французский интерес и израильский газ

В январе премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Кипра Никос Анастасиадис подписали соглашение о строительстве подводного трубопровода EastMed для транспортировки газа с израильских месторождений, через Кипр и Грецию  в Европу. Предполагается, что он может покрыть 4% спроса на газ на европейском рынке. Турция оказалась исключена из регионального сотрудничества и поэтому  EastMed воспринимается в Анкаре как прямой конкурент «Турецкого потока». Подписав меморандум с Ливией,  Турция фактически закрыла путь для газопровода, который должен пройти между Кипром и Грецией, объявив эту территорию своей морской зоной.

В принципе, цель договора Турции с Ливией, заставить Грецию и Кипр обсуждать  с Анкарой их энергетические планы, а точнее поделиться дивидендами от них. Турецкие власти не ратифицировали конвенцию ООН и как бы «теоретически» ничего не нарушает, ведь морские границы существуют, только если все стороны их признают. С одной стороны границы, о которых договорились Турция с Ливией, нельзя считать действительными без согласия Греции. Но и греческие претензии на воды вокруг своих островов недействительны, если их не признает Анкара.

Еще одна спорная ситуация, по мнению Турции, возникает при разработке газовых месторождений вокруг Кипра. Разработка этого месторождения французской компанией Total и итальянской Eni вызвала протесты Турции, которая настаивает, что все энергетические ресурсы в регионе должны быть разделены между Республикой Кипр и Турецкой Республикой Северного Кипра (признана только Турцией).

В принципе газовый конфликт — лишь повод, и кризис невозможно понять отдельно от спора о границах, разных толкованиях морского права и националистических проектов, а также новых геополитических реалий.

Естественно, что отстаивая собственные интересы, Турция, наступает на мозоль практически всему региону, поэтому не удивительно, что так быстро сформировалась антитурецкая ось состоящая из двух треугольников — Израиль-Греция-Кипр и Египет-Греция-Кипр — при поддержке Франции. Усилила этот неформальный альянс и нормализация дипломатических отношений между Израилем и ОАЭ.

Однако все участники этого альянса преследуют собственные цели, и даже если сейчас они поддерживают Грецию, в долгосрочной перспективе приход новых игроков может быть ей не выгоден, но это будет только «завтра».

Идеология экономического конфликта

Естественно, данный экономический конфликт, не возможно представить без политической подоплеки, а в условиях Ближневосточного региона и без собственного взгляда на религию. Одна из причин противостояния Египта и ОАЭ с одной стороны и Турции с другой — это разные взгляды на политический ислам. Правящей партии и лично президенту Эрдогану близка идеология организации «Братья-мусульмане» (признана террористической в России), и многие ее сторонники нашли убежище в Турции.

Власти в Каире и Абу-Даби и ряде других арабских столиц считают политический ислам абсолютным злом и видят в поддержке «Братьев-мусульман» со стороны Турции угрозу стабильности своих государств. Израиль беспокоит поддержка Турцией другого исламистского движения, ХАМАС, которое контролирует сектор Газа. И не без оснований подозревает Анкару в финансировании и оказании помощи ХАМАСу.

Активность же Франции во многом обусловлена, не только ее экономическими интересами к газовым месторождениям в регионе , но и  неудачами в Ливии. За каждой из сторон гражданской войны в этой стране стоят региональные державы: Турция воюет на стороне признанного ООН правительства в Триполи, в то время как Ливийская национальная армия Халифы Хафтара пользуется прямой или скрытой поддержкой ОАЭ, Египта и Франции, а также российских наемников. Возможно поэтому президент Франции Э.Макрон демонстративно  оказывает Греции дипломатическую и военную помощь, критикует Турцию и даже пишет в «Твиттере» на греческом, за что и считается «защитником» европейских ценностей. Но эксперты считают, что Макроном руководит не только дружба.

По мнению экспертов: «Попытки привлечь широкую поддержку через превращение спора в выбор между ЕС и НАТО, востоком и западом, исламизмом и секуляризмом и использование гламурных терминов вроде «неоосманизма» и «цивилизации» — лишь попытки завуалировать конкретные национальные интересы».

 «Бизнес и ничего личного»!

Турция надеется поправить бюджет за счет добычи газа у своих берегов. Греция пытается модернизировать свои ВМС, состоящие из старых кораблей. Франция хочет продавать свое оружие, корабли и истребители Греции и Кипру. Израиль благодаря противостоянию с Турцией, находит понимание и дружбу в арабском мире. После получения военных баз в Сирии, Россия стала средиземноморской державой, а теперь и ОАЭ утверждаются в Средиземноморье, отправляя  «по просьбе» греческого правительства свои истребители на Крит .

Эксперты соглашаются, что реальные рычаги влияния на Грецию и Турцию есть только у США. Однако администрация Дональда Трампа продолжает начатый в правление Барака Обамы курс на уменьшение присутствия в регионе. Посредничество США могло бы предотвратить эскалацию конфликта. Однако на данный момент кризис между Грецией и Турцией не входит в число приоритетов в повестке администрации Трампа. Ситуация в Восточном Средиземноморье явно не принесет голосов Трампу на приближающихся выборах, поэтому и интерес у него пока нулевой.

В принципе Германия заинтересована занять место США — но вряд ли о она обладает необходимым влиянием. Хотя у Берлина есть свой более чем прагматичный  интерес к Турции, которая сегодня в принципе «охраняет» Европу от потока беженцев из горячих точек Ближнего Востока. Поэтому начиная с 2015 г. отношения ФРГ с Эрдоганом – это постоянные сделки и коррупция, цель которой – сохранение беженцев за пределами границ ЕС. Если Берлин выступит в поддержку Греции Эрдогану ничего не стоит от очередной сделки по беженцам отказаться и открыть ворота в Европу.

Турция под руководством Эрдогана уже давно ведет политику собственных интересов, а не живет интересами своих партнеров в Европе, как это было пока турки надеялись вступить в Евросоюз. Греция в силу географического положения опять оказалась на переднем крае соседства Европы и Ближнего Востока. Тем более, что в Афинах рассчитывают на сочувствие США и России, которым политика Эрдогана может не нравиться по своим причинам.

Коллизия вокруг греко-турецкого конфликта – пример сложности сидения на двух стульях, когда самая мощная экономика ЕС должна одновременно с лидерством в ЕС помнить, что собственные интересы – на первом месте. Объединить всех против России было легко, а Турция – это гораздо более серьезное испытание для европейского единства и германского лидерства.

Чем закончиться «морской» конфликт за газ и идеологию, покажет время, но пока все идет по нарастающей, хотя явно «стрелять» никто не собирается, но и договариваться пока не о чем,  уж очень сильны «личные» экономические интересы.

52.54MB | MySQL:103 | 0,621sec