О политической ситуации в Кувейте

Взошедший на престол в конце сентября эмир Кувейта шейх Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах призвал 20 октября к единству перед намеченными на декабрь выборами в Национальное собрание (однопалатный парламент) 16-го созыва. «Национальное единство — наше самое мощное оружие в борьбе с угрозами и перед лицом стоящих вызовов и кризисов, — сказал он в обращении законодателям. — Предстоящие выборы являются национальной ответственностью, чтобы избрать представителей народа и обеспечить эффективную работу парламента». В свою очередь спикер парламента Марзук Али аль-Ганим указал на то, что проблемы, которые предстоит решать следующему парламенту, «не терпят отлагательств». «Мы с нетерпением ждем нового совета, который будет служить интересам народа и нации», — сказал он и отметил при этом, что законодатели впервые за последние 20 лет полностью отработали отведенный конституцией срок. В понедельник 19 октября Совет министров Кувейта утвердил указ о проведении 5 декабря выборов в Национальное собрание 16-го созыва. При этом отмечалось, что акт вступит в силу лишь после его одобрения эмиром. Однопалатный парламент эмирата состоит из 50 депутатов, избираемых на четыре года в ходе всеобщего прямого голосования. В него входят также министры, имеющие консультативные функции, их число не должно превышать трети состава законодательного органа. Страна разделена на пять округов, от каждого избираются по 10 представителей. По данным на 2016 год, избирательным правом в эмирате обладают порядка 500 тыс. подданных, достигших 21 года, свыше 52% из них — женщины. Предыдущие выборы в Нацсобрание прошли в ноябре 2016 года и были досрочными, как и шесть предыдущих при правившем с 2006 года эмире шейхе Сабахе аль-Ахмеде аль-Джабере ас-Сабахе, который умер в конце сентября текущего года в США, где проходил лечение. Тогда он издал декрет о роспуске парламента «ввиду сложившейся ситуации в регионе и вызовов безопасности». В то время эксперты называли основной причиной конфликт между исполнительной и законодательной властью из-за принятого правительством в обход парламента непопулярного решения о повышении цен на бензин. Кабмин таким образом пытался восполнить брешь в бюджете, после того как впервые за 17 лет Кувейт столкнулся с дефицитом бюджета из-за падения цен на нефть. В Кувейте запрещены политические партии, но при этом существует незначительное количество политических организаций, которые с 1992 года имеют своих представителей в Национальном собрании. По итогам предыдущих выборов, в завершающем теперь работу парламенте 15-го созыва представители оппозиции получили почти треть мест, его членами стали даже двое членов Исламского конституционного движения (политическое крыло «Братьев-мусульман») и представители либеральной оппозиции. Всеобщие выборы, как ожидалось ранее, должны были состоятся 28 ноября, однако сроки были немного скорректированы из-за пандемии коронавируса.

Как полагает ряд источников, именно акцент на избирательных и экономических реформах в преддверии всеобщих выборов в конце этого года может парализовать международные амбиции Кувейта, включая процесс нормализации отношений с Израилем. Новый эмир Кувейта, Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах, который был назначен, когда его единокровный брат, покойный эмир Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах скончался 29 сентября, пока занят формулированием собственной и прежде всего внутренней повестки дня, направленной на выстраивание жесткой вертикали власти с учетом необходимости проведения непопулярных экономических реформ. В этой связи он 7 октября назначил своего брата, 80-летнего Мешааля аль-Джабера ас-Сабаха наследным принцем. Бывший вице-командующий Национальной гвардией, новый наследный принц слывет антиисламистом, и близким контактом Эр-Рияда и Абу-Даби. И в общем-то не случайно, что новым главой Службы государственной безопасности стал его сын. В этой связи ряд экспертов полагают, что, несмотря на то, что он будет стремиться глобально сохранить роль Кувейта в качестве регионального посредника, он может более акцентированно встать на сторону КСА и ОАЭ в рамках изоляции Катара или даже согласиться на нормализацию отношений Кувейта с Израилем. Предупрежденный об этой новой возможной динамике, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган и глава Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан оперативно отправились в Кувейт 7 октября, как раз перед кратким визитом в Доху.
Но любые региональные шаги должны быть согласованы с парламентом Кувейта, единственной законодательной властью страны, которая имеет большое влияние, особенно на внешнюю политику. Парламент, который будет обновлен, когда в стране пройдут всеобщие выборы до конца этого года, содержит оппозиционные группы, способные ограничить сферу деятельности монарха. В сентябре, когда эмир Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах  еще был наследным принцем, он встретился с депутатами Конституционного исламского движения, местного отделения  «Братьев-мусульман». Эта организация ему тогда предложила перечень мер, включая борьбу с коррупцией, повышение независимости парламента и избирательные реформы. Кувейт очень спорно изменил правила голосования в 2012 году, разрешив избирателям голосовать только за одного кандидата, а не за четырех, что, по мнению оппозиционных депутатов, затрудняет им формирование альянсов. Эти внутренние проблемы, наряду с огромными долгами Кувейта, что отражает понижение рейтинга Кувейта Moody’s впервые в истории в начале этого месяца, несомненно, удержит депутатов от того, чтобы обратить свое внимание в первую очередь на внешнеполитические вопросы. Цель эмира в этой связи найти новый базис для консенсуса с оппозицией для получения одобрения нового состава парламента на целый пакет реформ.

В этой связи обратим внимание на новый закон, который можно считать результатом некого консенсуса между новым эмиром и депутатами парламента и ведущими оппозиционными силами в стране. Новое законодательство вводит в действие реформы, направленные на сокращение числа иностранных резидентов, которые составляют 70% населения страны. Парламент Кувейта единогласно принял закон, дающий правительству один год на сокращение числа экспатриантов, что может привести к тому, что сотни тысяч иностранных граждан будут вынуждены покинуть страну. Эмигранты в Кувейте, привлеченные за последние несколько десятилетий как квалифицированная, так и неквалифицированная рабочая сила, составляют примерно 3,4 млн человек из 4,8 млн жителей страны. Закон приведет в действие ряд реформ и процедур, направленных на сокращение этого числа, поскольку пандемия коронавируса привела к низким ценам на нефть, которые потрясли экономику Кувейта. Финансовые последствия привели к тому, что правительство потребовало сократить число экспатриантов и предоставить больше рабочих мест кувейтским гражданам, которые составляют всего 30 % населения. В июне премьер-министр Кувейта заявил, что доля эмигрантов в стране не должна превышать 30%. В июле Национальное собрание Кувейта приняло закон, согласно которому индийцы не должны превышать 15% населения. Было сказано, что он вступит в силу в этом месяце, за несколько недель до парламентских выборов, которые намечены на ноябрь. В то же время египтяне, филиппинцы и жители Шри-Ланки не должны составлять более 10%, а бангладешцы, пакистанцы, непальцы и вьетнамцы — не более 5%. Закон также устанавливает ограничение на количество экспатов, которых бизнес может нанимать каждый год, с правилами, основанными на их специализации. В Кувейте проживает около 1,45 млн индийцев, что составляет примерно 30% населения страны. В результате принятия этого закона до 800 000 человек могут быть вынуждены покинуть страну, как только закон будет введен в действие. Пандемия коронавируса привела к тому, что многие эмигранты покинули страны Персидского залива в этом году, включая Саудовскую Аравию, откуда в 2020 году могут уехать до 1,2 млн иностранных рабочих, говорится в докладе базирующейся в Эр-Рияде инвестиционной компании Jadwa.

52.84MB | MySQL:101 | 0,373sec